0


Мужская территория

Что делают рыбаки, когда не клюет

Сваленная в реку сосна привлекает и туристов и рыболовов. Ну, и как здесь не сфотографироваться на память? Фото из архива автора.

У каждого рыболова свои предпочтения: по способу лова, по виду рыбы и, конечно же, по месту лова. Если не только за рыбой, но и за красотой природной, то по осени мы непременно отправляемся на красавицу Желчу.

Ранней весной, сразу после ледохода, наша компания ежегодно три-четыре раза выбирается на Желчу в ее нижнее течение за плотвой. Ох и хороша здесь серебряная рыбка – настоящая, чудская, в основном по 200-300 граммов весом, но часто попадается и гораздо крупнее. Рекордную плотвину выудил мой товарищ здесь в 2009 году, и потянула она на 830 граммов. И щучий рекорд нашего коллектива тоже принадлежит этой реке – 9 кг 100 г. За щукой мы сюда приезжаем осенью. Вот и недавно мы дважды там побывали, один раз в конце октября, а второй, совсем недавно, в начале второй декады ноября.

С высокого берега открываются потрясающие виды. Фото из архива автора.

На эту реку - больше ни ногой!

Октябрьская рыбалка выдалась ну совсем никакой. Вдвоем поймали лишь пару некрупных окуньков, а щуки, которой в этот период здесь всегда было в изобилии, не видели и не слышали. С нами еще была одна пара рыболовов, семейная, Константин с супругой Ольгой, так они и вовсе ни одной поклевки за день не увидели. Хотя как же? Ольга выудила трофей! На ее блесну попался… башмак, вернее то, что от него осталось.

«Когда я его тянула, – весело рассказывала рыбачка о своем улове, – то и дёргало, и прижимало, и в сторону уводило. Создавалось полное впечатление, что на крючок попалась рыбина приличного размера. А там… Интересно, как этот ботинок сюда, в заповедную реку, попал?» Константин был впервые на Желче и разочаровался: «Больше сюда ни ногой». Ольга, в отличие от супруга, наоборот, была очарована красотами Желчи и… нашими рассказами о прошлых удивительных рыбалках.

Желча – очей очарованье

Мы дважды вместе останавливались в живописнейших местах, выходили на берег, пили чай и наслаждались чудесными видами – золотые краски осени подчеркивали и без того неповторимую красоту. Первая остановка была у огромной сосны, давно сваленной в реку совместными злыми усилиями ветра и воды.

Кто-то из многочисленных туристов, с удовольствием посещающих это место, лет пять назад пристроил на этом некогда могучем дереве подобие перила, чтобы для сумасшедшего селфи забираться по скользкому стволу на самый его край, почти на середину реки. Но очень это небезопасно было (на себе испытал). И ладно если взрослый турист свалится в воду, а если ребенок? Правильно сделали, что пару лет назад убрали эту «замануху».

Второй раз притормозили у высокого левого берега с сосновым бором, у впадающей в Желчу речушки с говорящим названием Нитка. Даже в полноводные годы эта «ниточка» едва проявляла себя среди леса, а в этом засушливом году ее русло, заросшее высокой травой, можно и вовсе перейти, не замочив ног и не измазав обувь. Мало в этом году воды и в реках, и в озёрах. Но десять лет назад воды было еще меньше, и ничего, природа восстановилась.

Очень это место живописное. Но подъехать к нему посуху нельзя, хотя и есть туда лесная дорога, правила посещения Ремдовского заказника делать этого не позволяют. А поэтому – только с воды. Едва выбрались из лодок, и сразу сюрприз – сказочная Емелина щука приветствовала нас на песчаном берегу. Сразу подумалось, что это творение рук человеческих, но когда рассмотрели поближе и пощупали нашу щуку, то оказалось, что это сосновый корень такой удивительной формы и столь характерный для этой рыбной реки.

Поднялись на крутой берег. С высоты обрыва открывался чудеснейший вид и на излучину реки, и на широкую пойму по правому берегу, и на русло Нитки, вдоль которого осень щедро, не пожалев красок, расцветила лиственные деревья и кустарники. А на нашем, на левом, берегу - сосновый бор, прозрачный, без подлеска, с ярко зеленым ковром мха, перемежающегося со мхом белым, изумрудные пятна которого светились на многочисленных бугорках.

Пока мы восторгались красотой и пили чай с Ольгиным домашним печеньем, практичный Константин за пять минут, отойдя лишь на пятьдесят шагов, вернулся не с пустыми руками. Красавцы! Белые! Да их здесь должно быть много. Забыв про рыбалку, мы на полчаса переключились на тихую охоту. Но, как оказалось, с такой затеей мы опоздали как минимум на одну неделю – хороших чистых грибов нашли совсем немного. Да и не одни мы там оказались. Отойдя метров на сто от берега, повстречались с тремя женщинами и мужчиной – у них в руках были почти пустые корзины. Но и тем немногочисленным боровичкам и беленьким, которые мы все же нашли, были очень рады.  

В этом месте мы расстались с нашими добрыми попутчиками – они развернулись в обратную сторону, их лодка не предназначена для далеких плаваний, а мы с товарищем продолжили спускаться вниз по течению реки. Спустились до самой Колы (последняя деревушка по течению Желчи), но так и не увидели ни одной поклевки.

Фото из архива автора.

Деревня Кола – новая чудская достопримечательность

Доселе неприметная деревушка Кола в этом году преобразилась и с мая месяца этого года без преувеличения стала еще одной достопримечательностью чудского побережья. По инициативе ветеранов вооруженных сил полковников Владимира и Игоря Гладких, ныне знаменитых дачников Колы, на собранные средства здесь был изготовлен и установлен поклонный крест в память о героической переправе советских войск через Чудское и Тёплое озёра в августе - сентябре 1944 года.

В ночь на 16 августа 1944 года после артиллерийской подготовки, при поддержке 25-й отдельной бригады речных кораблей, в 5:20 на западный берег был высажен первый эшелон десанта 191-й Новгородской Краснознаменной стрелковой дивизии. Бронекатера, минные и сторожевые катера, самоходные тендеры и вспомогательные плавсредства 25-й отдельной бригады в основном базировались в устье реки Желчи с командным пунктом в деревне Кола. С 16 августа по 20 сентября 1944 года силами бригады были переправлены на западный берег Теплого и Чудского озёр 135 тысяч человек, 2183 орудия и минометов, 9100 автомобилей, 13 200 лошадей, 14 600 повозок, 14 тысяч тонн боеприпасов, 67 тысяч тонн продовольствия и других грузов (из книги «Балтийцы наступают» - мемуаров бывшего командующего Краснознаменным Балтийским флотом адмирала В. Ф. Трибуца.).

В сутки моряки делали по 20-25 рейсов через озеро. Во время десантной операции бригада несла и тяжелые потери. Только за четверо суток с 16 по 19 августа погибли или пропали без вести 55 офицеров, старшин и краснофлотцев. Из них в полном составе вместе с кораблями погибли экипажи минных катеров МК-9, МК-5, КМ-27 и КМ-26, сторожевого катера СК-123, бронекатера № 323 и пяти самоходных тендеров. Это была непревзойденная операция по масштабам переброски войск с помощью тендеров.

В память о тех героических днях, в честь моряков 25-й отдельной бригады речных кораблей, погибших при освобождении нашей родины от немецко-фашистских захватчиков, местные жители и возвели этот скромный памятник. Большой пятиметровый деревянный крест теперь возвышается над водами реки Желчи. На постаменте присутствуют и все атрибуты морской славы – штурвал корабля, два якоря с цепями, красный маяк и корабельная рында и, конечно же, флаг ВМФ СССР. Владимир Павлович и Игорь Владимирович планировали открытие памятника провести широко и торжественно, приурочив мероприятие к празднованию Дня Победы. Но коронавирус внес серьезные коррективы в планы ветеранов, и открытие прошло не совсем так, как было задумано. 

Остановитесь. Поклонитесь

Я со своими товарищами-рыбаками этой весной несколько раз бывал на Желче и видел, сколько усилий прилагали Владимир и Игорь, сколько потратили времени и средств на обустройство и возведение памятника. Игорь, сотрудник Центрального военно-морского музея имени императора Петра Великого в Санкт-Петербурге, много познавательного рассказал о том жарком лете 44-го года в деревне Коле.

Огромное спасибо от всех нас за ваш труд и увековечивание памяти погибших моряков 25-й отдельной бригады речных катеров. И теперь я и мои товарищи, проходя на своих рыбацких лодках мимо Колы, обязательно останавливаемся, задумываемся на минуту-другую и склоняем головы в память о погибших моряках и в благодарность полковникам Гладких.

Ежегодно в апреле сотни псковичей и гостей нашей области приезжают в деревню Кобылье Городище к месту памяти о Ледовом побоище 1242 года, а Кола – всего в десяти километрах от этих легендарных мест. Не забудьте и заверните в следующий раз к памятнику погибшим морякам, это по пути, лишь в двух километрах от дороги на Самолву.

Курица – таежная река

На обратном пути по-прежнему не клевало, хотя проверили все перспективные щучьи места. И решили мы еще раз поискать грибочки, для чего завернули на речку Курицу. Маршрут был выбран неслучайно. Побывав однажды на этой реке с птичьим названием, мы удивились ее извилистости и неожиданной протяженности – узкая, неглубокая, она уходила в сторону от Желчи в леса и болота не менее чем на пять судоходных, для нашей лодки, километров. Но главное, запомнились острова, именно так местные жители называют возвышающиеся над болотами твердые участки земли, поросшие лесом. Таких островков было несколько по берегам Курицы, и еще тогда мы для себя отметили: вот настоящие таежные грибные места. Вот бы попасть сюда в грибной сезон, ведь об этих местах мало кто знает и добраться сюда можно только на лодке. Облюбовали один из живописных островков, поросших и соснами и березами.

Переведя мотор в положение для мелководного плавания, мы долго кружили вдоль берега, не находя подходящего места для причаливания – везде очень мелко и подходы к острову сплошь заросли водной растительностью. И наконец, заметили едва приметный проход меж зарослей травы и камыша, кто-то именно здесь когда-то выбирался на берег. Вот тут и высадимся. Слегка разогнавшись, я направил острый и слегка задранный кверху нос лодки через этот проход к берегу. Но до твердой земли все же не добрались, лодка остановилась примерно в метре от берега, застряв на мелководье. Ну и ладно, выберемся, мы же в сапогах. Выбрались не без труда, едва не начерпав воды, воды там пять сантиметров, а вот ила очень много оказалось.

Фото из архива автора.

Одурь болотная

Едва ступив на берег, мы ощутили, как на нас пахнуло каким-то дурманным, пьянящим и в то же время знакомым запахом. Так это же багульник. Но столько много я его никогда не видел. Он простирался от самого берега и влево, и вправо, и вверх острова сплошными жесткими зарослями. Никакой другой травы (багульник относится к вечнозеленым кустарникам – прим. авт.), кроме этого «ароматизатора», метров на тридцать вверх не было. Весь остров был опоясан плотным кольцом багульника. Густая концентрация аромата этой травы моему обонянию как-то не очень понравилась.

Пробрались к соснам с березками, обошли за десять минут весь остров, но, кроме пригоршни рыжих лисичек да больших переросших подосиновиков, ничего не нашли. Поздно, грибная пора закончилась. Вернулись к лодке, с трудом, едва не оставив в густой жиже сапоги, забрались на свои места. Станислав взялся за весла, и… ни с места. Лодка стояла как приклеенная и ни в какую двигаться не хотела. И так и сяк старались и центр тяжести перемещали, ничего не помогало.

Тогда сняли весла и попытались ими сработать как шестами. Мы упирались, как могли, весла изгибались на пределе. И только я Стаса предупредил, мол, ты весло не сломай, как в моих руках легонько хрустнуло и дюралевый «шест» согнулся пополам. Через минуту и второе весло стараниями моего товарища превратилось в букву «зю».

Фото из архива автора.

Что делать? Мы продвинулись едва ли на полметра.  Раздеваться и спускаться в воду не хотелось, холодновато уже, да и какая там вода – сплошной ил с тиной промеж  кочек болотных. Я вспомнил, что на острове видел сваленную березу, вот из нее, наверное, и рычаг крепкий получится, и шест хороший. Опять с заморочками выбрался на берег, нашел нужную березку, легко отломил трехметровый кусок. Легкость отламывания мне сразу не понравилась. И точно. При первых же серьезных усилиях двадцатисантиметровое бревнышко переломилось и раз, и два. Трухлявая березка оказалась.

Да, крепко засели. И ничего не оставалось, как кому-то из нас двоих  раздеваться, погружаться в «целебные» грязи и выталкивать лодку на чистую воду. Слепой жребий и Курица выбрали меня…

Фото из архива автора.

Вода не такая уж и холодная оказалась. А вот ил мне запомнился. Как только я перелез за  борт, то сразу же по пояс оказался в топкой и неприятной жиже. Но смущало не это. Толкать лодку было очень трудно, потому как надежной опоры подо мной не было, ноги каждый раз проваливались все глубже. Оттолкнув немного лодку, сам я оставался на месте, ил крепко меня удерживал. Не выпуская лодку из рук (да она и не очень-то хотела удаляться), приходилось вынимать себя из топкого дна, подтягиваясь на руках. Переставив свое тело на новое место, я опять упирался в эту неприветливую грязь, продвигал на полметра нашу лодку. И так повторилось шесть-восемь раз, пока воды не стало чуть больше и лодка свободно заскользила в нужном направлении.

Я вплавь вытолкал ее на середину реки и стал обмывать и себя, и нашу посудину. И каково же было мое изумление, когда я увидел и понял причину нашей мертвой стоянки у берега. На стойке эхолота, которая на транце лодки в рабочем положении всегда опущена сантиметров на двадцать ниже днища лодки, был собран огромный, необхватный пук травы. Вот это и удерживало нас, не пуская в обратное направление. Если мотор я поднял в нерабочее положение, то про этот маленький штырь я позабыл напрочь. Что стало тому причиной? Забывчивость? Или пьянящий запах багульника. Ведь не даром эту траву в народе называют «одурь болотная».

Потеряв на реке Курице два весла и около двух часов времени, больше мы нигде не останавливались и уже в сумерках добрались к месту стоянки автомобиля. В нашем общем садке было два стограммовых окушка, как раз для угощения рыжего кота моего товарища.

Ноябрьская рыбалка на реке Желче оказалась результативнее по рыбе, чем октябрьская. И опять не обошлось без сюрпризов. Но об этом я расскажу в одном из следующих выпусков моей рыболовной странички.

Фото их архива автора.

****

Река Желча протекает в северной части Псковской области в Гдовском районе. Длина реки – 107 км. Река являлась судоходной от поселка Ямм и вниз по течению. Протекает через несколько живописнейших озер – Долгое, Велино и Ужинское. На берегах этих озёр прекрасные песчаные пляжи среди сосновых лесов. Впадает в Желченский залив Тёплого озера. Именно в этом заливе произошло знаменитое Ледовое побоище. Ширина Желчи небольшая, от десяти метров в верхнем течении и до нескольких десятков в нижнем. Глубины в основном 2-3 метра, но встречаются и ямы. Летом по берегам Желчи – туристический бум. В Желче водятся судак, щука, язь, лещ, линь и другие виды рыб.

Самоходный тендер. От английского tender - помощник. Вспомогательные плоскодонные суда имели  малую осадку, грузоподъемность 15 или 25 тонн, экипаж из двух-трёх человек. В период Великой Отечественной войны использовались для перевозки войск, грузов на небольшие расстояния и высадки десантов на необорудованное побережье. На них ставились моторы мощностью 75 л.с. от грузовиков.

Багульник. Кустарниковое вечнозеленое растение из семейства вересковых. Используется в качестве лекарственного сырья. Ядовит. В народной медицине настой из травы багульника принимают при заболеваниях дыхательных путей, как потогонное средство, а также при ревматизме, подагре и экземах. При поедании животными вызывает отравление; действует сначала возбуждающим, затем угнетающим образом. Применяют от моли и клопов, как средство, заменяющее нафталин (от моли), отпугивающее насекомых и уничтожающее клопов. О наркотических свойствах багульника болотного можно судить по тому факту, что раньше в кабаках эту траву клали в пиво и водку для большего опьянения и одурманивания пьющих.

Из серии «Бывает, что и не клюёт».

 

 

Николай Бесклёвный
Версия для печати


Идет загрузка...