11


  • Коротко
Блог путешественника

Путешествие шестнадцатое. Великолукский район: дубы от Петра I, герои Бородино и жестокая помещица

В предыдущих частях своего блога я писала о городе Великие Луки, а теперь я предлагаю вам прогуляться по окрестностям Южной столицы области – по Великолукскому району.  Конечно, за один день объехать весь район не возможно, так что расскажу о том, что смогла увидеть, а, скорее, даже услышать во время своего короткого путешествия.

Побывать я успела на родине  математика Софьи Ковалевской, в музее писателя Ивана Васильева в дереве Борки и в Горицкой волости.

Пожалуй, с Горицкой волости я и начну. Ехала я туда посмотреть несколько захоронений времён Великой Отечественной войны, а в итоге узнала историю деревень, входящих в состав волости, которая уходит лет так на 400 назад. А всё почему? А потому что люди у нас замечательные, умные,  интересующиеся, увлечённые! Скажете, банальщину тут какую-то пишу, но я действительно в каждом районе встречаю потрясающих людей, которые изучают историю своей земли и с удовольствием делятся всем тем, что смогли узнать. Вот и в Горицкой волости я познакомилась с двумя такими женщинами – её главой Галиной Егоровной Меркуловой и учителем местной школы Зинаидой Петровной Черней.

С Галиной Егоровной мы встретились в деревне Русаново, которая является «столицей» волости, и отправились к открытому несколько лет назад памятному знаку на месте четырёх сожженных немцами 25 октября 1942 года деревень -  Андрюково, Амосово Агафоново, Залесье. Здесь заживо были сожжены 360 человек.

На фото: знак в память о сожжённых  деревнях. Фото Александра Сидоренко

Всего же в волости имеются пять памятников погибшим на войне: памятный знак в самой деревне Русаново, братская могила, в которой покоятся около 40 бойцов, в деревне Иваново, братское захоронение 800 солдат в деревне Крутовраг и самое крупное – в деревне Мякотино, где похоронены полторы тысячи погибших в боях.

Как рассказывает Галина Егоровна, в Мякотино каждый год бывают родственники погибших из самых разных мест - из Армении, Грузии, Германии, Якутии, Украины, Прибалтики. Раньше приезжали сюда дети солдат, а теперь – внуки и правнуки.

На фото: знак в память о сожжённых  деревнях. Фото Александра Сидоренко

Глава волости планировала показать мне только захоронения, потому как «больше у нас нечего смотреть, ведь после войны ничего не осталось», но когда мы разговорились, то оказалось, что может глазами увидеть и нечего, зато рассказать можно многое. Тут же Галина Егоровна позвонила школьной учительнице Зинаиде Петровне, которая много лет изучала историю волости, её деревень, работала в архивах, собирала старинные карты и даже открыла краеведческий музей в школе, который, правда, недавно прекратил своё существование по независящим от неё причинам.

Встретились мы с нею в деревне Кислово на берегу озера Кислое и проговорили около двух часов. Кстати, первым делом краевед рассказала о том, что находится вокруг: озеро Кислое ещё в XVII веке называлось Озерье. Новое же имя оно получило от названия деревни Кислово. В свою очередь наименование населённого пункта «уходит своими корнями» к слову «раскисать»: весной талая вода текла в озеро, в результате чего проходящая по берегу дорога «раскисала».

Фото Александра Сидоренко

Так вот, по словам Зинаиды Петровны, когда-то в волости было не 13 деревень, как сейчас, а 125. Она предполагает, что история многих из них, в том числе и ныне сохранившихся -  Гвоздово, Иваново, Кислово, Корняки, Крутовраг, Кучино, Мякотино, Образцово, Овсище, Русаново, Сопки, Тулубьево, Федотково – насчитывает 400-500 лет. Причём учительница утверждает, что о времени образования населённого пункта можно судить по его названию, поскольку в каждом веке были свои особенности в наименованиях. Например, самые древние деревни имели окончание «ово» в своих названиях (Кислово, Русаново), несколько позже появились населённые пункты с «хвостом» «ино» (Кучино, Мякотино), а самые молодые те, чьи имена заканчиваются на «ки» (Корняки).

Когда-то в Горицкой волости было множество барских усадеб, которые оказались разрушенными в годы Великой Отечественной войны.  

Например, в деревне Захино когда-то жил помещик Пущин. Я полагаю, что это тот самый Фёдор Евсеевич Пущин, чаяниями которого была построена церковь на территории нынешнего Локнянского района, где венчался со своей супругой Михаил Илларионович Кутузов. А имение Пущина в Великолукском районе знаменито тем, что в нём бывал Петр I. Хозяин попросил царя в память о его визите посадить дубы, так вот, как утверждают  мои экскурсоводы, несколько деревьев, посаженых Петром, сохранились и теперь.

Другие дворяне - Тулубьевы  - в 1812 году дали название существующей сейчас деревни Тулубьево, которой они владели. Этот род знаменит тем, что один из его представителей был причастен к становлению Черноморского флота.

На фото: надгробие на могиле А. Н. Креницына в Новосокольническом районе. Фото Александра Сидоренко

А вот в Мишнево жил поэт, современник Александра Сергеевича Пушкина Александр Николаевич Креницын. Он был знаком с другим известным поэтом Евгением Баратынским и являлся потомком богатого псковского помещика Саввы Ивановича Креницына.

Ещё несколько имений принадлежали героям Бородинского сражения. Один из них, некто Лавров, жил в Яковце, сейчас от поместья сохранились только липы. Этот род упоминается в донесении великолукского градоначальника в Псков, который сообщает, что Лавровы бедствуют, несмотря на то, что в их семье есть участник сражения при Бородино, и просит помочь им.

Фрагмент панорамы Бородинского сражения.

Земли рядом с ныне существующей деревней Крутовраг, сёла Окатово и Скреплянка, принадлежали другому участнику этой битвы – Петру Николаевичу Непенину. Он был ранен в Бородинском сражении. Зинаида Петровна говорит, что род Непениных прослеживается на территории Горицкой волости на протяжении 400 лет и пропадает после революции. Дело в том, что, во-первых, Непениных раскулачили, а во вторых – в роду к тому моменту были только девочки. От барских домов тоже ничего не сохранилось ни в одном из двух сёл, но Зинаида Петровна успела застать в живых местную жительницу - тётю Проню, которая рассказывала, как в детстве бегала в Окатово посмотреть на «барышню в красивом платье и её коляску», приезжавшую сюда на балы из имения Игрище.

В Игрище же, которое, как утверждает краевед, было очень красивым поместьем с большим садом и липовой аллеей, кое-что все же сохранилось. Там можно увидеть кусочек парка и старинные липы. «Мы ходили туда со школьниками, фотографировались, место красивое, внизу пруд большой. Нашли там осколки от глиняных тарелочек, фарфор», - вспоминает Зинаида Петровна.

Что же касается владельцев имения, то сначала оно принадлежало помещику Бароккову, он же, к слову, владел и большим островом в озере Кислое, что подтверждают межевые книги. Потом Игрище купили Нелидинские – родственники Софьи Ковалевской. Её бабушка была урождённая Нелидинская, но эта ветка рода жила на территории нынешнего Новосокольнического района. Учительница не исключает, что когда-то в Игрище приезжала и сама великая женщина-математик, ведь её родное Полибино находится совсем не далеко и дороги раньше связывали эти поместья.

Теперь давайте вернёмся на берег озера Кислое. Тут тоже когда-то была барская усадьба. В XIIX веке здесь жила помещица  Екатерина Петровна Абрютина – очень жестокая женщина, о чём говорят материалы суда. Своих крестьян она избивала до смерти, надевала на них «рогатки» - это такой ошейник с шипами, который не позволяет носящему его человеку лечь. Наследников у неё не было – помещица замужем не была и детей не имела, поэтому земли несколько раз меняли своих владельцев. Уже перед самой революцией их купили мещане Гутовские. Они разрешили трём крестьянам, которые были между собой братьями, поселиться рядом. После революции эти самые работники подали в суд, заявив, что им участков не хватает, в то время, как  у Гутовских семья небольшая, а земли много. В итоге поместье отобрали и отдали в пользу бедных. Сами же Гутовские были вынуждены уехать в Петербург.

По словам Зинаиды Петровны, после войны от усадьбы остались только фундаменты и погреба, сейчас каменную кладку тоже рассмотреть можно, но теперь всё это оказалось на частной территории.

Немного о событиях военного времени в этих местах она тоже рассказала: передала всё то, что узнала от своей матери, которая была их свидетельницей.

«Видите, сосны на горочке стоят, - указала рукой куда-то вдаль Зинаида Петровна. -  Вот там, за ними, деревня была Шемякино, в районе которой немцы шли на прорыв. А в тот момент там уже стояли укрепления советских войск. Немцы из района Насвы шли. Танковая атака была, но их не пропустили и довольно быстро бой закончился.

Моя мама тут под обстрел попала 7 января 1943 года. Она дату помнит, потому что 6 января у неё был день рождения, а на следующий день они проснулись и под ногами буквально земля дрожала. Мама помнит, что в доме в то утро собралось много людей, потому что все дома вокруг были порушены и все в одном уцелевшем находись. Дом был большой, на две половины: в одной – гражданские, а в другой – наши связисты. Но связисты быстро ушли, а гражданское население осталось.

На фото: Военно-историческая реконструкция, посвященная 70-летию освобождения Великих Лук от немецко-фашистских захватчиков. Фото с сайта военно-исторического клуба "3 полк"

Когда начался обстрел, люди забрались в подвал. В дом попал снаряд и он загорелся, но благодаря тому, что выход из подвала был сразу на улицу, почти все смогли спастись, только одна женщина сгорела.

Выскочили на улицу, а там – наши стреляют, немцы стреляют.  Смотрят -  рядом немец стоит с пулемётом. Дед к нему подошёл и говорит: «Милый, можно мы туда – к нашим?» А немец показывает рукой, мол, в другую сторону идите. Люди развернулись и пошли на окраину деревни, где тоже один дом уцелел. Забились туда. Через какое-то время пришёл немец, выгнал всех на улицу и дом поджог.

Люди в другую деревню отправились, а на встречу к ним уже шли наши лыжники в маскхалатах. Мама говорит, что в тот момент уже немцы отступали: танки горели, лежали убитые и раненые, причём не только солдаты, но и мирные жители. Хоронили всех тут же, а потом уже перенесли в большие братские захоронения в Мякотино и Крутовраг».

Фронтовая полоса в этих местах была почти год, она образовалась, когда началось освобождение Великих Лук.  Причём, если город освободили в январе 1943 года, то Горицкую волость – только в январе 1944 года.

«Если бы не война, наверно, у нас что-то бы сохранилось. Церкви бы достояли, ведь они каменные были», - сожалеет учительница.

* * *

«У нас, наверное, по всей земле история интересная, во всей России удивительная история. Посмотришь, казалось бы, простейшее захолустье, а и то имеет историческую ценность», - сказала мне напоследок Зинаида Петровна.  

Собственно, с этим поспорить трудно. Чего только один Великолукский район стоит! Готовя этот текст, я поискала просторах Интернета ещё что-нибудь интересное о той части района, в которой побывать не смогла.  И вот, что я обнаружила в результате даже совсем неглубокого поиска:

 - в селе Ступино родился герой войны 1812 года генерал Сергей Васильевич Непейцин;

- в деревне Покарево появились на свет Дмитрий Яковлевич и Харитон Прокофьевич Лаптевы, которые потом стали известными мореплавателям, участвовали в Великой Северной экспедиции. Именно в их честь названо море Лаптевых;

- в деревне Сеньково в XII веке находилась одна из 24-х крупнейших в России торговых таможен. 12 июня 1812 года в ней был подписан договор между Россией и Испанией о совместных военных действиях против Наполеона;

- село Успенское  было родовым поместьем братьев — народовольцев Василия Андреевича и Николая Андреевича Карауловых. В 1888 году туда приезжала автор книги «Овод» Этель-Лилиан Войнич;

- ну, а в деревне Милолюб, как я уже рассказывала, родился выдающийся математик Иван Матвеевич Виноградов;

Так, что простор для путешествий велик!   

Продолжение следует…

Елена Лешкина
Версия для печати


Идет загрузка...