4


  • Коротко
Блог путешественника

Путешествие тринадцатое: килошатинка с поджопничками, золото-железный обмен и пивное корыто

Конечно же, начинать знакомство с любым районом логичнее всего с местного музея, потому что именно там вам могут рассказать, с чего всё начиналось, а ещё показать что-то, что даёт представление как минимум о быте первых обитателей этой земли. Собственно, за этим мы отправились в куньинский музей, где нас встретила его директор Надежда Александровна Егорова. Экскурсия тут стоит всего 40 рублей, а походить по залам без экскурсовода можно вообще за 10. И ещё немного полезной информации: телефон музея 8-811-49-2-18-38. Там же можно заказать и экскурсию по окрестностям Куньи, которая тоже будет стоить 40 рублей с человека, только вот при себе необходимо иметь собственный автомобиль, который вместил бы ещё и экскурсовода.

 На фото: здание музея в Кунье. Фото из "Живого журнала" пользователя Igor Vanin

Так вот об истории. В этом смысле Кунья очень похожа на Струги Красные: стояли несколько не слишком больших деревень, но мимо них проложили железную дорогу, и началась совсем другая жизнь… Вот эта самая другая жизнь в Кунье началась в 1901 году, именно тогда появилась железнодорожная станция с таким названием, а уже потом вокруг неё начал разрастаться посёлок, куда «влились» соседние деревни. В самой же Кунье сначала было всего 40 домов. Первым тут появился вокзал, потом - домик начальника станции, затем построили жильё для кассира, а ещё чуть позже заселились путейные работники.

На фото: герб Куньинского района

Кстати, нетрудно догадаться, что своим названием станция обязана кунице, говорят, что их в этих местах было очень много, сейчас, конечно, меньше, но всё же куницы ещё встречаются не только на гербе района, но и в лесу. Одну интересную мысль по поводу названия посёлка озвучила нам директор местного библиотечно-музейного объединения Елена Викторовна Лебедева: наименование «станция Кунья» с точки зрения русского языка звучит вполне себе грамотно, а вот сочетание «посёлок Кунья» несколько странное, логичнее было бы  «посёлок Куньинский»  или «посёлок Куний». Получается, что название «Кунья» от станции просто передали посёлку.

К слову, в результате многочисленных территориальных переделов, посёлок Кунья, став районным центром в 1927 году, успел побывать частью четырёх разных регионов. Стачала он относился к Ленинградской области, потом – к Западной области, потом – к Калининской, потом – к Великолукской. И только в 1965 году Куньинский район «переехал» в Псковскую область.

На фото: те самые печи, в которых плавили болотную руду

Естественно, люди заселяли эти места ещё задолго до появления железной дороги, о чём свидетельствуют памятники археологии, которых на территории района около 70. Это курганные группы, селища, городища. Причём археологические исследования продолжаются до сих пор. Например, на городище у деревни Анашкино раскопки начались ещё в 1969 году и всё ещё ведутся. Сейчас ими занимаются специалисты Эрмитажа. Раскопки уже привели археологов к слою второго-первого века до нашей эры.И, оказалось, что древние обитатели Куньинского района занимались выплавкой железа в промышленных масштабах. Только вот делали они его из «подручных материалов» - из болотной руды – это такая разновидность бурого железняка, которая откладывается в болотах. Так вот древние добывали эту болотную руду, сушили её, потом измельчали и уже из этого порошка плавили железо. Делали они это в специальных печах. Конструкция была примерно такая: по кругу втыкали прутья, потом их связывали так, чтобы по центру вверху оставалось отверстие для дыма, затем всю конструкцию с двух сторон обмазывали глиной. Внутри такого горна разводили огонь и клали в него болотную руду. А дальше всё просто: железо плавилось – его собирали, а оставшийся шлак выбрасывали. В музее печи, конечно, только на картинках, а вот шлак и кусочек этого некачественного железа вполне себе реальные, обнаруженные в ходе раскопок.

На фото: вот так выглядело городище, в котором жили древние обитатели Куньинского района

Археологи предполагают, что древние жители железом активно торговали, пользуясь тем, что мимо – по Жижицкому озеру -  проходила часть пути из «Варяг в греки». О торговле позволяет говорить, в том числе, и найденный в ходе раскопок столик ювелира, за которым, как показали исследования, работали с золотом, а его в местных болотах уж точно не было.

Уже в нашей эре на территории нынешнего Куньинского района было сразу несколько крупных по тем меркам городов. Вот в летописи в 1131 году упоминается город Клин, он так назывался, потому что был крайним – стоял «на углу» между Новгородским и Смоленским княжествами. Сейчас на этом месте находится всего лишь небольшая деревенька, но с большой историей, которую я вам расскажу в следующей части. Был ещё город Жижец или Жизец, его упоминание датировано 1150 годом. В документах говорится, что он был огромный и простирался вплоть до Полибино, а этот просёлок сейчас вообще находится на территории Великолукского района. Только оба этих города в итоге были разрушены и не восстановлены.

А ещё оказывается, что в Куньинском районе тоже было Ледовое побоище. Произошло оно в 1248 году на Жижицком озере. Там всё тот же Александр Невский по старой схеме, отработанной на Чудском озере, разбил литовское войско. Кстати, Александр Невский не только на битву сюда заходил, он вообще владел этими землями – они перешли ему в наследство от матери Феодосии, которая была дочерью торопецкого князя, а территория нынешнего Куньинского района являлась частью Торопецкого княжества.

Была в Куньинском районе когда-то и своя Польша – именно так называли ту часть, где расположена деревня Полонейка. Дело в том, что когда-то, когда недалеко от этих мест проходила граница с Польшей, там располагалась тюрьма, куда сажали пойманных на границе перебежчиков. Собственно, и название «Полонейка» происходит от слова «полон», то есть плен. Так вот, благодаря пленным в этой части Куньинского района произошло смешение культур и языков. Как рассказала Елена Викторовна, ещё совсем недавно там у местных жителей был совершенно особенный диалект. Например, гостю могли предложить килошатинки с поджопничками. Звучит, конечно, странно, но ничего плохого это словосочетание не означает. Килошатинка с поджопничками – всего лишь яичница с салом.

На фото: один из музейных экспонатов. Как рассказывает директор музея, один из куньинских ветеранов, ныне покойный, чуть ли не каждый день приходил в музей, чтобы поиграть на этой гармони

Если стенд, который рассказывает об истории района, в куньинском музее совсем небольшой, то экспозиция, представляющая, скажем так, крестьянский быт, занимает, наверно, четверть всего выставочного пространства. Тут очень много всяких вещиц, которые встречаются практически в каждом музее, но есть и то, чего лично я ещё нигде не видела.

Например, далеко не каждый музей может похвастаться наличием русской печки, пусть даже и не функционирующей. Вот тут печь имеется. Как говорит директор музея Надежда Александровна, печь считалась чуть ли ни самым главным местом в избе, а в некоторых поселениях к ней относились так же, как к божнице (красному углу), и даже бранные слова не произносили «в её присутствии». А ещё считалось, что под печкой живёт домовой, который помогает вести хозяйственные дела.

На фото: музей в Кунье

Раз уж есть печь в музее, то, конечно, имеются тут и всякие предметы, которые позволяли хозяйкам готовить в ней. Например, кисельница – это такая конструкция с очень длинной ручкой, при помощи которой можно было помешать кисель прямо в печи. Или горшница, которая совсем не горшок, то есть, на первый взгляд, эти два предмета, в общем-то, одинаковые, но на самом деле они отличаются – у горшка более пологие стенки и, говорят, что в горшнице еда вкуснее получается. Есть в музее лопата, при помощи которой не только горшки в печь закладывали, но и детей. Когда бань ещё не было, то взрослые мылись в бочках и корытах, а дети – в печах. Печку протапливали, ждали пока она остынет до определённой температуры, выгребали золу, стелили солому и отправляли ребёнка мыться.

На фото: лапти

Ещё в музее есть лапти самых разных модификаций. Вроде бы эта разновидность обуви не такая редкость, но именно тут нам рассказали о том, как и какие лапти носили наши предки. Понятно, что обуви другой не было: в лаптях люди ходили и зимой, и летом, меняли их очень часто – одна пара снашивалась буквально за пять-семь дней. Летний и зимний варианты отличались плетением – зимние были более плотные и высокие. При этом летом лапти носили с одной портянкой, а зимой наматывали ещё одну – шерстяную. Конечно, делилась такая обувь на повседневную и парадную. Девушки вплетали в лапти ленточки и бусины, а молодые люди добавляли чёрные кожаные оборы – это такие ленты, которые обматывались вокруг ноги поверх белых портянок. Надежда Александровна говорит, что парни с такими чёрными оборами считались самыми модными в деревне.

На фото: директор музея демонстрирует нам пивное корыто (оно стоит вертикально в правом углу)

А вот наиболее необычной вещью в экспозиции мне показалось пивное корыто – деревянная ванна с отверстием, при помощи которой делали сусло. Рецепт был примерно такой: овёс, пшеницу, рожь, ячмень прямо в мешках замачивали в воде, когда зерна прорастали, их разделяли и сушили. Надежда Александровна рассказала, что её мама такое пророщенное зерно сушила на печи. Потом его мололи, закладывали в чугунок, наливали немного воды и отправляли в печь. «Получался такой напиток очень сладкий, густой, с хлебным ароматом. Мы, дети, таскали его и пили», - поделилась с нами воспоминаниями директор музея. Потом эту жидкость разводили водой. Тогда в то самое корыто стелили солому и через неё проливали сусло.  В отфильтрованный напиток добавляли хмель и разливали его по флягам, в которых пиво настаивалось несколько дней. «В первый день оно было такое сладенькое, а на второй уже начинало бродить и отдавать брагой», - рассказала Надежда Александровна. И, как я поняла, пиво в деревнях ставили в больших количествах – 3-4 бидона за раз, а потом распивали его на гуляниях вместе с самогонкой.

Что ещё отличает музей в Кунье от других, так это количество стендов об известных личностях, которые тем или иным образом связаны с районом, даже кажется, что куньинцы гордятся своими земляками гораздо больше, чем жители любого другого района области.

На фото: Людмила Чурсина. Фото с сайта shoubiz.com.ua

Так, например, в деревне Груздово родилась актриса Людмила Чурсина, а в деревне Пухново появился на свет доктор физико-математических наук Фёдор Максимович Герасимов. Он работал в области физики стекла и был награждён Ленинской премией за разработку методов изготовления прецизионных дифракционных решёток, то есть он придумал агрегат, при помощи которого и была сделана дифракционная решётка.

Ещё один учёный из Куньинского района – это Алексей Александрович Апин. Родился он не здесь, но с пяти лет жил в деревне Жижица, куда переехал вместе с матерью после смерти отца. Он занимался химией стекла и изучал соединение разных покрытий со стеклом.

На фото: экспонаты военного зала музея

Ещё одна известная личность -  Михаил Иванович Семевский. Он родился в деревне Фёдоровщина в семье небогатых помещиков. Отец, чтобы прокормить семью, был на военной службе. Михаил Иванович тоже окончил военное училище, но ушёл в отставку и занялся творчеством: он был биографом Пушкина, писал книги о русской старине, а в Великих Луках открыл реальное училище для мальчиков и женскую гимназию.

Конечно, часть музейной экспозиции посвящена Модесту Мусоргскому и Патриарху Тихону, но это уже совсем другие истории…

На фото:

Продолжение следует.

Елена Лешкина
Версия для печати


Идет загрузка...