30


  • Коротко
 

Земля и редиска

Накануне местных выборов, которые пройдут по всей области в сентябре, оппозиционные силы используют любую возможность, любой повод для перехвата протестной активности. В Псковской области вот уже несколько месяцев заинтересованными персонами подогревается садоводческий протест. Псков уже пережил несколько митингов садоводов. С одной стороны, организовывали их профсоюзы, с другой  - прислониться к ним поспешили оппозиционные партии, зарабатывая так не хватающие им политические дивиденды.

Пока одни проводили акции, другие в это время пытались решать проблемные вопросы за столом переговоров – и преуспели в этом куда больше, чем те, кто с плакатами вышли на митинг.

Напомним, губернатор Андрей Турчак призвал муниципалитеты снизить ставку налога на земельные участки в садовых некоммерческих товариществах (СНТ) с 0,3 до 0,2 и как можно скорее выработать план мероприятий по межеванию земли в СНТ, чтобы дачники не платили за общую землю. 

Затем власти Пскова объявил о налоговых каникулах для садоводств на два года. Как раз для того, чтобы СНТ могли навести порядок в учете принадлежащих им земель и провести межевание. Так как большинство садоводств относятся к Пскову и Псковскому району – городские власти сделали важный шаг.

Это не снимает вопрос, почему же руководство некоторых дачных товариществ не занималось межеванием до сих пор, а решило дождаться, пока, по известной поговорке, жареный петух не клюнет. А ведь именно потому, что дачники вынуждены нести нагрузку и за общую, не межеваную  землю, на митингах и раздавались голоса о том, что платить бедному садоводу придется чуть ли не 20 тысяч в год.

Давайте разберемся, какова ситуация на самом деле. Будем исходить из того, сколько садовод заплатит непосредственно за свой участок, а не за какую-то чужую «общую» землю. Возьмем среднестатистический участок в 15 соток, например, в СНТ, относящемуся к Пскову.

Безусловно, ранее налоговая нагрузка была ничтожно мала.  Для примера, в «Большом Фомкино» в 2016 году налог на земельный участок составлял 33 рубля 98 копеек. А в «Черняковицах» и «Черняковицах-2» - 103 рубля 50 копеек. В садоводстве «Восток» налог за 15 соток составлял 98 рублей 73 копейки, а в «Дружбе» - 65 рублей 3 копейки.

Учитывая, что эти налоги поступали в местный бюджет, то есть бюджет Пскова, то можно представить, как тонок был этот финансовый ручеек в общий городской котел. По стенкам которого мы постоянно скребем в поисках дополнительных средств, например, на благоустройство.

А что у соседей, например, в Эстонии? Там, как и у нас, есть прямая зависимость от стоимости земли, которая определяется индивидуальным актом оценки. Коэффициенты разнятся от волости к волости. Возьмем среднее по Эстонии значение, например, Усть-Нарву. При коэффициенте 2,5, который действует для этой территории, и применяемой ставке налога, получим налог на одну сотку в один евро. Или 15 евро на 15 соток. Переведем по курсу 60 рублей за евро, получим 900 рублей. Сопоставимо с нашими реалиями? Сопоставимо.

Можно сравнивать и с российскими регионами, только здесь будет много «но». Есть области, где кадастровую переоценку земли, как и у нас, долго не проводили (есть и обратные ситуации), от муниципалитета к муниципалитету ситуация со ставкой налога также разнится. Конечно, те садоводы, что ратуют за копеечный налог, и найдут подходящие примеры в какой-нибудь Н-ской губернии. В которой, к слову, как раз сейчас может идти кадастровая оценка стоимости земли и, как следствие, рост налога не за горами.

Но вернемся на нашу, псковскую землю. Давайте посмотрим, что пришлось бы платить садоводам после изменения кадастровой стоимости земли и при сохранении ставки налога в 0,3%. Возьмем снова уже приведенные в пример дачные товарищества. Итак, «Большое Фомкино» - 701,82 рубля, «Черняковицы» - 1400,13  рубля, «Восток» - 701,82 рубля, «Дружба» - 1323,95 рубля.

Однако после неоднократных общих встреч дачников, сотрудников областного комитета по имущественным отношениям и других заинтересованных сторон, коэффициент, как мы уже отметили, был снижен с 0,3 до 0,2. И вот какие суммы в итоге получились. За 15 соток дачник в «Большом Фомкино» заплатит 467,88 рубля, в «Черняковицах» - 933,42, в «Востоке» - 467,88 и  в «Дружбе» - 882,63 рубля. А есть СНТ, где налог составит и всего 300 рублей.

Так все-таки есть разница между митинговыми криками по 20 тысяч рублей и трехстами, пятистами или девятистами рублями? Очевидно, что есть.

Ну а плата за «общую» землю – это еще и еще раз привет тем руководителями садоводств, что все эти годы по разным причинам спали. Будем надеяться, что за два года налоговых каникул порядок  в своих вотчинах они навести смогут.

Но между тем, есть садоводы, по которым новый налог все-таки ударит крепко. Представьте себе, что у вас не один участок в 15 соток, а десяток, а то и два. И посчитайте  теперь, сколько придется заплатить вам, такому латифундисту.

Поэтому нет ничего странного в том, что именно такие земельные магнаты активнее всего подбивали садоводов к участию в акциях протеста. Вроде бы садоводы, придя на митинг, общий интерес отстаивали, а на самом деле – таких вот держателей земли.

Например, на одного такого латифундиста (точнее, латифундистку) и родственников было оформлено три десятка (!) участков в садоводствах «Кувшинка», «Ветеран», «Великорецкое», «Кутузово», «Крюково», «Погорелка», «Сущево» и других.  И все, конечно, для того, чтобы заниматься садом-огородом. Речь идет об Анне Войченко, одной из самых активных участниц дачного протеста. Ей действительно есть что терять.

Земельный вопрос никогда не был простым, зато всегда являлся предметом для – и тут не обойтись без тавтологии – спекуляций разного рода спекулянтов, редисок-«нехороших людей». Холодная весна-2017 это вновь доказала.

Александр Машкарин
Версия для печати


Идет загрузка...