12


  • Коротко
 

Компромиссы с городом, или Падающего – толкни?

"Люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или из золота. Ну, легкомысленны… ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их…"

 

Воланд (М.А. Булгаков, "Мастер и Маргарита")

 

Безусловно, это избито и пошло – поминать знаменитую и донельзя обмусоленную булгаковскую строчку, говоря о жилищных конфликтах и скандалах. Но более точного эпиграфа к рассказу о том, как вечером 11 сентября глава Пскова Иван Цецерский неожиданно отправился на две встречи с гражданами, недавно приходившими к нему на прием со своими жилищно-коммунальными проблемами – нет и быть не может. Потому что это история и про легкомысленность вкупе милосердием, и про испорченность – причем, не только людей, но и властей. А еще про то, как граждане и власти занимаются взаимной саморазрушительной "порчей", отчего конкурентом выбранному эпиграфу вполне могло бы стать гоголевское "Соотечественники! Страшно!"…

 

Начинался тот "объезд" символично. Сначала глава Пскова отправился в частный сектор возле храма Александра Невского – к старому дому барачного типа № 26 по улице Малясова, где в одной из крохотных квартир с сыростью из-за плохой вентиляции и печным отоплением живет семья: 79-летняя инвалид, пережившая войну, ее 56-летняя дочь, тоже инвалид по зрению, еще одна дочь, на которой и держится все хозяйство, да ничем не помогающий им 23-летний внук-сын-племянник, который, по словам женщин, пьет, гуляет да изредка заглядывает на  огонек. Уже 41 год семья стоит в очереди на жилье.

 

Машина главы припарковалась аккурат рядом со свалкой у дороги – типичная картинка для многих кварталов индивидуальной застройки. Иван Цецерский тут же подозвал к себе специалистов из управления городского хозяйства да муниципальной управляющей кампании "Жилище" и устроил экспресс-совещание "Что делать?" В результате решили: нынешнюю свалку убрать за городской счет, а на будущее - установить там контейнер, вывоз мусора из которого также будут оплачивать из городской казны.

 

 

И это было знаково: словно несколько последних лет городские начальники и не предупреждали жители частных домов, что те обязаны сами заключать договора с мусорной компанией и оплачивать вывоз отходов – иначе штрафы.

 

С одной стороны, власти можно понять: ну как требовать с несчастных обитателей хибар, при их мизерных доходах, платить еще и за вывоз мусора (тем паче на эту несанкционированную свалку, как уверяют местные, пополняют в основном проезжающие на машинах военнослужащие дивизии)? С другой стороны, поймут ли такую благотворительность живущие не в лучших условиях, и далеко не более богатые обитатели других подобных кварталов, от которых платить-то все равно требуют? И поймут ли это жители многоквартирных домов, которые и за свой мусор платят, и - своими налогами – вдобавок за "частников"?

 

Одним словом, шаткий курс на социальный популизм был взят – и дальше в тот день ветер дул лишь в этом направлении.

 

Например, когда глава города обсуждал с той самой семьей, к которой приехал, как можно решить их проблему (шансы пожилой матери-бабушка дождаться, когда очередь в 59 семей расселят, мягко говоря, призрачны – за 4 года эта семья как была 60-й в списке, так и осталась), выяснилось, что есть "загвоздочка", из-за которой никакие законные способы помочь женщинам тех не устраивают: они не хотят жить с "проблемным" племянником под одной крышей…

 

 

Матери и дочери, имеющим инвалидность, предложили воспользоваться правом на получение федеральной субсидии в размере 565 тысяч рублей – то есть получить на руки 1,13 млн рублей на двоих. При этом за семьей останется их нынешний дом, который тоже за сколько-то можно продать. (Иван Цецерский давал свою, прямо скажем, весьма сомнительную "риэлторскую" оценку, что квартирка в ветхом доме да 2 сотки земли стоят не меньше чем 2 млн рублей - тем не менее очевидно, что "добрать" недостающую сумму до цены "трешки" на вторичном рынке продажа нынешнего жилья наверняка позволила бы).

 

Такой вариант женщинам не приглянулся. Наталья, единственный работоспособный член семьи, "тянующая" всех остальных родственников, во-первых, сомневалась, что им положены две субсидии – раньше ей все, в том числе юристы Гордумы, твердили, что субсидию может получить лишь ее сестра, а мать, якобы, поздно получила свидетельство об инвалидности. Во-вторых, даже перспектива получить 1 млн "с гаком" и купить хоть какие-нибудь "аппартаменты" ее не прельщала: "И что мне это? Это не решение вопроса! На эти деньги максимум однокомнатную квартиру можно купить, а мне 50 лет, сами понимаете, жить с пожилым человеком в одной комнате будет тяжело. И маме не отдохнуть, и ко мне может кто-то прийти, и на работу я рано встаю – собираться надо…"

 

 

Тем не менее, глава города настаивал, что до решения проблемы в принципе нужно рассмотреть хотя бы возможность переехать им с мамой в муниципальное жилье по коммерческому найму, чтобы пожилая женщина находилась накануне своего 80-летия в более благоустроенных условиях.

 

"Нет, это тоже не подходит. А на кого я дом оставлю? Без меня же тут все прахом пойдет, куда мне потом возвращаться?!", - отрезала Наталья.

 

После тяжелого для всех его участников обсуждения женщина вообще заявила, что переезжать куда-то всей семьей, вместе с племянником, она вообще не хочет – "не вариант". Тут уж чиновники развели руками – по закону "иного не дано".

 

"Ну что ж, придется выйти на сайт Путина – ему писать", - развела руками Наталья. Очевидно, она рассчитывала получить две квартиры на формально две семьи, и от этой мечты отказываться не собиралась.

 

Глядя, как причитает мать собеседницы, вспоминавшая со слезами войну, жаловавшаяся, что уже 3 недели не мылась, градоначальник не сдержался: "Я не верю, что здесь все так безнадежно. Должны быть еще какие-то варианты. Давайте мы еще подумаем, и через неделю я к вам снова приеду. А вы пока все же подумайте над теми возможностями, о которых мы сегодня говорили".

 

Выйдя со двора, чиновники тут же предложили главе Пскова этот самый другой вариант: найти инвестора для застройки участка и за счет него расселить несколько стареньких домов (в соседних квартирах и жилищах ситуация ведь аналогичная). Глава идею поддержал: "Да, вон какой тут участок получается, и место хорошее! На Коммунальной же мы так расселяли!". Кажется, это было единственным рациональным зерном данной поездки.

 

Потом уже, когда мы переехали на второй адрес "объезда", я спросил у градоначальника: "Иван Николаевич, я понимаю, когда город собирается помочь людям в трудной жизненной ситуации с жильем, но никак не понимаю, почему за счет налогоплательщиков город должен решать еще и проблемы, связанные с тем, что такого внука-сына-племянника эти женщины воспитали".

 

"Очень хорошо, что вы это понимаете! – кажется, обрадовался Иван Цецерский. – "Я-то сказать это не могу, а вы…" Но тут к нему подошли горожане, глава вмиг преобразился: "Я считаю, что в решении таких вопросов первую скрипку должны все же играть власти".

 

 

Подоспевшие горожане были из группы жильцов дома №17 по улице Стахановской, что напротив школы №18. Они уже успели "выкатить" властям целый список претензий об "ужасающем положении": якобы "убитые" дороги, неблагоустроенная территория возле детской площадки, текущая крыша, необходимость замены коммуникаций в подвале и даже, ни много ни мало, непокрашенная газовая труба, идущая по стене дома. Журналистам, часто бывавшим на объездах чиновников по куда более неприглядным дворам, оставалось лишь недоуменно пожимать плечами – и дороги там выглядели более чем приличными, хотя, естественно, не без дефектов (но – подвеску не расшатаешь и диск не потеряешь), и детская площадка – как в остальных кварталах, а что машины паркуются у подъездов да на зеленых зонах – так в каком уголке Пскова этого нет?

 

 

Тем не менее, Иван Цецерский обещал провести специальное совещание с администрацией Пскова, чтобы обсудить "варианты решения проблем".

 

Варианты эти, к слову, искать будет сложно. Например, граждане требуют отремонтировать крышу. Заместитель сити-менеджера Валерий Волков пустился рассказывать им про эпопею непростых взаимоотношений города и федерального Фонда реформирования ЖКХ, который в этом году денег Пскову не дал из-за невыполнение требований по установке общедомовых приборов учета… Де, вот сейчас ищем варианты, нужно больше 300 млн рублей, поставим эти злополучные счетчики и тогда должны быть деньги на капремонты. Правда, оговорился г-н Волков, от граждан потребуется 15% софинансирование - а отремонтировать кровлю в пятиэтажке будет стоить порядка 5 млн рублей. То есть 750 тысяч должны будут вынуть из своего кармана жильцы.

 

Но они чиновников огорошили: "Мы телевизор смотрим! Мы все знаем! По закону вы должны сначала привести дом в нормативное состояние, а потом уж мы сами будем его содержать". Формально, они абсолютно правы: dura lex, sed lex. Да вот проблема: федеральный Фонд деньги дает только под софинансирование, а в городском бюджете средств на такие ремонты попросту нет. И, судя по прошлому да нынешнему году, не предвидится…

 

 

Суды, как известно, этот аспект не сильно заботит, из-за чего весь 2012 горожане слушали про то, что денег ни на благоустройство, ни на другие общегородские нужны практически нет – мол, имеется куча судебных предписаний на обязательные ремонты "весом" в несколько сотен миллионов. Так еще в ходе объезда заместитель начальника управления городского хозяйства Дмитрий Таратынов расстроил г-на Цецерского – на будущий год уже тоже "набежало" решений по искам еще на 260 "лямов". А значит, и в 2014-м перспективы областной центр ожидают не радужные.

 

"Так что вы нам дадите? Ответ – какой?", - пытливо и настойчиво заглядывали в глаза Цецерскому жители. Судя по их настойчивости, главе стоит ждать еще одного судебного предписания обойтись при ремонте без пресловутого софинансирования.

 

И вот тут мы видим открытие нашего коммунального ящика Пандоры. Во-первых, сделав ремонт "бесплатно" одним, власти уже не смогут заставить доплатить других. Во-вторых, те, кто заплатил ранее, имеют в таком случае очень неплохие перспективы потребовать возврата своих "кровных". В-третьих: что они будут делать с жителями куда более "проблемных" дворов и домов – те ведь справедливо заметят: вы в других дворах детские площадки ставите да в домах, которым и 30-ти лет нету, капремонты проводите – а мы нужду справить на улицу ходим и воду из колонок за километр носим!

 

Как, кстати, и в случае с семьей с улицы Малясова – на те же приемы к чиновникам нередко приходят люди, живущие в куда более угнетающих условиях, для которых эта крохотная квартирка в старом барачном доме с печным отоплением – недосягаемые мечты. Что они скажут? А еще важнее – что чиновники смогут им ответить?

 

Есть ли у властей хоть какая-то внятная стратегия соцподдержки кроме как "давать тем, кто настойчивее просит"?

 

…У немецкого философа Ницше есть скандально знаменитая максима: "Падающего – толкни" (более верный перевод – "Падающее толкни"). Как только не разъясняли ее смысл – от "Да здравствует естественный отбор, слабых и больных – на обочину жизни!" до "Это гуманистическая идея о том, что человеку, не борющемуся за улучшение своей жизни, нужно дать опуститься на дно, чтобы он начал уже "барахтаться" сам".

 

Псковские власти в условиях пустой казны да федеральных законов, предписывающих давать квартиры вне очереди не всегда самым нуждающимся гражданам, похоже, вообще о таких онтологических проблемах не задумываются. И от "безнадеги" просто добавляют к словам Ницше "Падающего толкни" свои – "и хватайся за него"…

 

Сергей Вик. ВАСИЛЬЕВ

Сергей Васильев
Версия для печати


Идет загрузка...