0
 

Путешествие на остров Мтеж. Часть I

Полуостров Мтеж узкой полоской земли разделяет Псковское и Тёплое озёра между собой.

За окнами осень, холодная и дождливая. Как будто и не было лета. Но мы его не забыли. Нам, псковским рыболовам-любителям, оно запомнилось не только необычайной и продолжительной жарой, но и рыбными капризами, и удивительными путешествиями по родному краю. Одно из самых ярких воспоминаний осталось от посещения острова Мтеж, разделяющего узкой полосой земли Псковское и Тёплое озёра. Вообще-то Мтеж — полуостров, но местные жители считают его островом, так как добраться туда можно только по воде. И ничего там не меняется со временем: и рыбы много, и змей, и даже медведей. Вот только людей, проживающих там постоянно, осталось не более десятка.

Смирнов Владимир Алексеевич — опытный рыболов и отличный человек. Фото автора.

Памяти рыболова-товарища

Где-то дней за десять до этой поездки мы с Дмитрием у костра на очередной рыбалке вспоминали Алексеича, нашего друга, рыболова и старшего товарища. Восемь лет назад ушёл из жизни Владимир Алексеевич Смирнов. Очень лёгкий на подъём он был. Одни из самых запомнившихся рыбалок были на полуострове Мтеж. Были целые экспедиции. Только добраться туда — уже куча приключений и огромное удовлетворение от встреч с псковской природой и простыми людьми, там проживающими. Вот и порешили мы в память и в годовщину ухода нашего Алексеича пройти по этим так глубоко отложившимся в нашей памяти местам.

Тогда, в начале десятых годов, мы три года подряд по три-четыре раза за лето посещали этот интереснейший уголок. А началось с того, что я заинтересовался рассказом одного из читателей популярной псковской газеты, часто заходившего к нам в отдел реализации, когда я там работал. Имел он на полуострове земельный участок, обрабатывал его, выращивал урожай, а в свободное время с удовольствием и регулярно рыбачил простой поплавочной удочкой: есть там два живописных внутренних водоёма, известных  как озеро Супорское. Занимался он земледелием и рыбалкой до тех пор, пока туда регулярно ходил пассажирский теплоход на подводных крыльях «Ракета» (последний рейс был совершён в 2002 году).

С его слов, поймать там двухкилограммового карася было обыденным делом. И что самое удивительное, с первого раза, можно сказать, с наскока и без особой подготовки мне удалось выудить там четырёх гигантских карасей. И пусть в них было не по два, а «всего» по полтора килограмма в каждом, но для меня это было невиданным успехом и верхом всех рыбалок моей жизни. Помню, какой восторг я тогда испытал, как подолгу выуживал каждого из них. И я до сих пор благодарен своему шестиметровому удилищу: если бы не «Принцесса» (название удилища фирмы «Микадо») и её способность мягко гасить тяжелейшие рывки огромных рыбин, то мой триумф мог бы и не состояться.

После той фантастической рыбалки за десяток посещений Мтежа больше ни я, ни мои товарищи так и не смогли поймать ни одного карася: ни двухкилограммового, ни стограммового — никакого. Щука, окунь ловились там успешно, но в даль дальнюю за такой рыбой отправляться было необязательно, её можно было поймать и гораздо ближе. Может, на этот раз, через восемь лет, вновь повезёт с карасём?

Жуткая дорога до Балсово: «стиральная доска», заросшие кюветы и почти полное отсутствие дорожных знаков. Фото автора.

40 километров грунтовой жути

В путешествие 2021 года мы отправились вчетвером: Сергей Николаевич, Станислав и я с Дмитрием. Если на Мтеже мы не были восемь лет, то в Балсове — два года. До балсовского канала добрались без проблем, но с серьёзным напряжением. Грунтовая дорога протяжённостью почти сорок километров и всегда была непростой, а сегодня стала ещё сложнее. Мало того что большая её часть — «стиральная доска», так ещё и обочины так заросли кустарником, деревьями и высоченной травой, что повороты, значительные и незначительные, превратились в закрытые для обзора водителя.

Даже самые опасные места — а там есть крутые и продолжительные извилистые участки и серьёзные повороты почти на 180 градусов — заросли до преступной невозможности. Если повстречаться на этой так называемой дороге с машиной и неадекватным водителем за её рулём, а ещё хуже — с лихачом или, не дай бог, с пьяницей, то и вовремя заметить встречную машину невозможно, и разъехаться негде. А ведь имеются нормативы (законы) содержания дорог. Ну, предположим, что на все 40 км дороги Гдовское шоссе – дер. Теребище – дер. Балсово для очистки и восстановления кюветов пока денег нет, но самые опасные участки привести в более безопасное состояние просто необходимо. Почему они в таком состоянии?

Обустраиваемся. Фото автора.

Слепни, комары, мухи

Приехали на пятачок у балсовского канала. Собирались долго, не меньше часа. Мне и Стасу надо было снарядить сразу две лодки, одну – большую, а вторую – поменьше, для буксирования в ней многочисленного имущества, необходимого для такой экскурсии. Выход из канала не только зарос, но и обмелел настолько, что в озеро мы выходили на веслах: даже мелководным режимом двигателя пользоваться было невозможно, трава на винт наматывалась моментально очень плотным мотком.

Жаркая погода, напряжённые сборы на берегу требовали охлаждения. Были предложения сделать это на берегу или в лодках, сразу, как только оттолкнёмся от берега, то есть ещё в канале. Но очень злой аргумент заставил отказаться от этих вариантов: полчища комаров и слепней с цветными мухами. Давно мы их столько не встречали. Слепни размером со стрекозу кусали так, что приходилось ужом извиваться и каждые пять-десять секунд хлопать себя по оголённым местам. Наши товарищи Сергей и Стас приехали в шортах, как городские пижоны, но очень быстро больно и часто кусающиеся насекомые заставили их натянуть на себя правильную одежду.

А поэтому место проведения водопойной паузы вынесли метров на триста в озеро, ближе останавливаться было легкомысленно. И даже такая мера не сразу избавила нас от десятков кровососов, которые смогли затаиться в лодке среди наших вещей и периодически выбирались из затаённых уголков и накидывались на наши потные открытые участки тела. Окончательно мы от них избавились только минут через пятнадцать-двадцать нашего плавания. А  в точке прибытия нас поджидала та же вражеская армия, только в ещё более многочисленном составе.

Погода — красота: на воде штиль, температура воздуха +33 градуса, температура воды +26. Буксировка прошла нормально, но полную мощность своего мотора я развить так и не смог. Как только я преодолевал некий скоростной барьер, то наш «прицеп» так начинало болтать из стороны в сторону, образовывая множество брызг и даже волн, что возникала угроза не только замочить все вещи в нашей лодчонке, но и опрокинуть её.

9 километров по воде

После охладительной паузы Дмитрий на своей лодке сразу забрался высоко в озеро, за ним и Сергей увязался. Даже в километре от берега, а где и на большем расстоянии по озеру нормально не пройти — обязательно наткнёшься на большие площади сплошных водорослей. Навигацию никто не включал. А чего её включать, когда яркое солнце, спокойное «море» и видимость миллион на миллион.

От Балсова до Мтежа девять километров по воде, но сразу выбрать чёткий  и правильный ориентир оказалось непросто — слишком размыты на таком расстоянии все очертания полуострова. На последнем километре водного пути пришлось огибать несколько больших травянистых пятен, «шляпами» мы их называем. Сквозь такую «шляпу» не проплыть: очень густые подводные заросли с листьями на поверхности воды. Рыбы в таких «шляпах», а вернее под такими «шляпами», очень много. Посчастливилось мне когда-то порыбачить здесь с поплавочной удочкой. По краю «шляпы» глубина — полтора-два метра, и ловилась там самая разнообразная рыба в неисчислимом количестве: крупная плотва, густера, окунь, но особенно запомнились килограммовые язи.

Зарос Мтеж — теперь здесь и деревья высокие, и звери серьёзные водятся. Фото автора.

Дежавю

Вот и знаменитый полуостров Мтеж. Местные жители называют его островом, потому что, кроме как по воде, туда по-другому не попасть. Зашли мы своей эскадрой в небольшой, но очень живописный залив с восточной стороны. Ничего здесь не изменилось, только кустарник на берегу стал выше и гуще, да куда-то исчез военный понтон-причал в деревне Курокша. А в том месте, где мы останавливались раньше и планировали встать лагерем и в этот раз, предстала перед нами неожиданная картина. Не может быть! Как и восемь лет назад, уткнувшись носом в берег, стояла та же самая лодка «Казанка» с тем же мотором «Вихрь». А на берегу в десяти метрах от воды на аккуратно выкошенной полянке стоял всё тот же восьмилетней давности автомобиль ЛуАЗ, того же цвета и, как и тогда, без номеров. И лодка, и автомобиль ожидали своих хозяев.

Через полчаса объявились хозяева лодки и машины. И оказались ими уже совсем другими людьми. Прежними владельцами были крепкие, здоровые мужики из деревни Осатно, коренные жители. Но нет их уже на этом свете. А новые хозяева — молодёжь. Обоим парням за тридцать, и семьи имеются, и дети. Причалили они к берегу на крутом RIB (тип лодки), только что отрыбачив в Путьковском заливе.

Медведь на крыше

Прибывших местных рыболовов мы угостили, чем богаты были. Засиделись, разговорились. Говорю, мол, полуостров не узнать, зарос, повсюду дубы, рябины, сосны к небу тянутся, вон какие вымахали. А Сергей запросто так продолжил, что теперь и медведи здесь имеются, у самого их дома. Говорит, три дня назад ночью косолапый шарахался прямо по двору, да ещё забрался на крышу ЛуАЗа и там… опорожнил свой кишечник.

«Да ладно!» — возмутился я откровенно. Сергей тут же вскочил из-за стола, кинулся к стоящему рядом автомобилю и показывает заднюю часть крыши автомобиля: «Вот, смотри, тут ещё пятно от жидкого кала осталось. А в то утро в мишкином подарке чётко было видно множество непереваренных ягод, то ли клюквы, то ли брусники. Ягод в округе пруд пруди».  На крышу я не полез, пришлось соглашаться с фактом и без навязываемой экспертизы.

Какой ночлег на рыбалке без ухи! На этот раз мы с вечера рыбу не поймали, но выручили местные жители. Фото автора.

Гостеприимные островитяне

На вечернюю рыбалку мы так и не собрались. Ну а как же без ухи? Попросили выделить рыбки из улова хозяев. Не отказали. Хозяйка у Сергея гостеприимная: и 100 граммов сразу же неожиданному и незнакомому гостю предложила, и огурец, и бутерброд. Попытался я отказаться, но куда там. И уловом супруга Сергея щедро поделилась, отсыпав килограмма три плотвичек и окушков. При выезде со двора неожиданно веткой дерева выбило окно задней двери. «А хрен с ним, — нисколько не огорчаясь, заявил Сергей. — Завтра через Интернет выпишу новое стекло».

Товарищи времени зря не теряли. Костёр уже горел, котелок с водой стоял наготове. Мы быстро и дружно почистили рыбу. И такая уха вкусная получилась!

 

Фото автора.

На озере Супорском

Встали в 4:30. Попили чаю, взяли удочки, спиннинги и пошли со Стасом по почти заросшей дороге. Собрались, выплыли, прикормили. Полчаса, а то и минут сорок рыбачили поплавочными удочками. Окушок — у Стаса, крупная плотвина — у меня, но и всё, карася — ни мелкого, никакого. Начали блеснить. Четырёхсотграммовый окунь — у Стаса, окунь поменьше — у меня, почти полуторакилограммовая щука — у Стаса, «докилошная» щучка — у меня (отпустили). Туда-сюда прогребли четыре-пять раз: озерцо небольшое, полтораста метров в длину, восемьдесят — в ширину, но глубокое.

Немногочисленные местные рыболовы ревностно это озерко оберегают. Ещё вчера ребята просили мелкую щучку обязательно отпускать. И утром на берегу один из местных жителей появился незаметно, как партизан. Он тоже попросил мелкую щучку не брать, мол, не то озерко, чтобы из него черпать всё без разбору. И поделился, что два дня назад он здесь семикилограммовую щуку выудил, сказал, что встречаются здесь зубастые и покрупнее. А вчера его сосед удочкой поймал здесь же восемь лещей общим весом 15 кг.

Убедившись, что рыболовы мы правильные, резюмировал: «Отдыхайте…» И удалился. Через пару минут я сначала услышал шум мотора, а потом и увидел, как и восемь лет назад: всё тот же «Москвич-412» тёмно-зелёного цвета вперевалочку, не спеша удалялся от озерка по едва заметной дороге.

Мы же ещё полчаса порыбачили, но улова не прибавилось. Выбрались на берег, пришли в лагерь, позавтракали.

Змеи

В прошлые посещения в пяти метрах от нашей палатки каждый раз из рябинового куста выползала большая серая гадюка. Рано утром она всегда занимала позицию с восточной стороны от куста, потом переползала на западную. Лежала колечком, грелась на солнышке в ожидании мышек или ящериц. Мы её не трогали, она к нам не проявляла интереса. Так было при всех наших прошлых посещениях. Попытались мы её найти и в этот раз, осмотрели место нашей стоянки со всех сторон, но исчезла куда-то хозяйка рябинового куста.

При первом посещении любопытство привело нас в церковь деревни Курокша (построена в 1860 году). От церкви остались лишь полуразрушенные стены. Но местные жители её всё же посещают. Мы там были после большого церковного праздника Святой Троицы. И когда зашли внутрь, то удивились: среди развалин было чисто, всё внутреннее пространство было убрано цветами, травами и веточками берёз, а на аккуратном деревянном полу, строго перед входом в алтарь, толстым кольцом лежала серая гадюка.

Вокруг этой церкви располагается очень старое кладбище. На могилах мтежевцев большие покосившиеся и надломленные временем каменные и чугунные кресты, памятники, на которых сохранились надписи ещё с начала XIX века. Более древнего кладбища я, пожалуй, не видел. Ни дать ни взять местный акрополь.

Фамилии 300 лет

Интересная встреча тогда же произошла. На озерце рыбачили отец с сыном. Поговорили, познакомились. «Шведовы мы, — с гордостью заявил старший рыболов. — Живём в Нарве, а здесь я родился сорок лет назад, отец вон в том доме до сих пор проживает. Каждое лето приезжаем навестить. А у фамилии нашей интересная история. Во время Северной войны, ещё при Петре I, через Мтеж гнали пленных шведов. Именно тогда все три деревни и свои названия получили: Мтеж (шведы подняли мятеж), Курокша (здесь шведы поймали кураж), Осатно (шведов осадили). Во время подавления мятежа много пленных погибло и было ранено. Одного из раненых скандинавских воинов взялись выходить мои  родственники. Вылечили, поставили на ноги, он и остался жить на полуострове. А одна из дочерей моего предка тех времён вышла замуж за того шведа. Вот с тех пор в роду и появилась наша фамилия — Шведовы».

На обратный путь от Курокши до Балсова ушло ровно тридцать минут. Погода нам благоволила. Попрощались с Балсовом и с Псковским озером и через два часа были дома.

Продолжение следует.

Николай Бесклёвный
Версия для печати


© 2001-2021 Сетевое издание «Псковское агентство информации».
18+

Полное использование материалов сайта
без письменного согласия редакции запрещено.
При получении согласия на полное использование материалов сайта, а также при частичном использовании отдельных материалов сайта ссылка (при публикации в сети Internet — гиперссылка) на сайт «Псковского агентства информации» обязательна.

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-76355 от 02.08.2019, выданное Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Учредитель (соучредители): Администрация Псковской области, Автономная некоммерческая организация Издательский дом "МЕДИАЦЕНТР 60"


Контакты редакции:

Адреc180000, Псковская область, г. Псков, Ленина, д.6а Телефон(8112) 72-03-40
Телефон/факс(8112) 72-29-00 Emailredactor@informpskov.ru

Главный редактор - Александр Юрьевич Машкарин, Креативный редактор — Алена Алексеевна Комарова


Прайс-лист на размещение рекламы и техтребования

Прайс-лист и техтребования на размещение рекламы в мобильной версии сайта

Реклама
на сайте
8(8112)56-36-11, +7(900)991-77-20, телефон/факс 8(8112)57-51-94
n.vasilieva@mh-pskov.ru
Рейтинг@Mail.ru
Идет загрузка...