0


 

Гдовичи недоумевают: Семь тонн рыбы выловили и утилизировали

Фото pixabay.com.

Октябрь – не самый суровый месяц у природы, но шумит чудской берег. Не ветер и не прибойные волны тому причиной. Рыболовы и просто жители чудского побережья Гдовского района недоумевают и возмущаются: «Как такое может быть? Это не рыболовы! Нужна ли нам такая наука?»

Оказывается, в первой декаде октября этого года сотрудники псковского филиала Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ПсковНИРО) проводили контрольные ловы рыбы в Чудском озере. Казалось бы, вполне обычная работа нашей науки, которая занимается этим ежегодно и тем самым определяет, сколько и какой рыбы имеется в  главном псковском озере, каково здоровье водных биологических ресурсов, сколько можно промыслу выловить тех или других видов рыб без угрозы для продолжения их воспроизводства. Правильной и необходимой работой занимаются сотрудники института. Но в один из октябрьских дней в научный трал попало огромное количества рыбы, в трюм рыболовецкого корабля «Виктория», который ежегодно арендует институт для своих целей, было спущено около семи (по некоторым данным – четыре с половиной) тонн леща. И казалось бы, всем надо радоваться богатому улову, но… Почти весь лещ был утилизирован, а именно переработан в костную муку на предприятии в Псковском районе. И вот это и не понимают жители Гдовского района. «Почему рыбу было не продать?» – спрашивают друг у друга гдовичи. Или ещё правильнее передать её в социальные учреждения. Но нет. Лучше выбросить! Разве это по-хозяйски? Разве это по-человечески? Зачем тогда столько ловить?

Десятки вопросов я услышал на последних своих двух рыбалках в Гдовском районе. Кого ни спроси по этой теме, все плюются и ругаются. И недоумевают. Казалось бы, радоваться надо такому улову, а тут хоть плачь.

Разъяснить ситуацию я попытался и в отделении псковской рыбоохраны, и непосредственно в институте. Но не очень-то желают рыбные чиновники разговаривать на эту тему. Начальник отдела псковской рыбоохраны Александр Посадский, как оказалось, об этом факте узнал от меня. Тут же при мне он запросил в своей канцелярии данные об уловах института за прошедшую неделю, но их почему- то не оказалось. Не семи тонн леща не оказалось, а не оказалось вообще никаких данных от института, хотя по правилам рыболовства все, кто занимается промысловым ловом, в том числе и институт, в обязательном порядке должны еженедельно отчитываться о результатах. А в псковском филиале института при разговоре по телефону директор Сергей Михалап факт и не отрицал, и не подтверждал: «Семь тонн? Что-то вы много насчитали, – удивился директор института. – Больше я ничего не могу сказать. Ответы на ваши вопросы я обязан сначала согласовать со своим руководством». И в конце короткого разговора он пообещал, согласовав, обязательно разъяснить ситуацию.

Будем надеяться, что Сергей Михалап честно и своевременно ответит на наши вопросы, а не так, как на мой запрос от 10 июня сего года о ситуации с массовой гибелью рыбы на озере Женском. Ответ, а по сути формальную отписку, ничего не объясняющую, я получил из нашего института… через четыре месяца. 

Николай Бесклёвный
Версия для печати


Идет загрузка...