0


 

Книга «Жасмин изумляет» Артёма Тасалова – обзор колумниста ПАИ

Сегодня расскажу о книге поэта Артёма Тасалова «Жасмин изумляет». Если учесть тот факт, что раньше я писал о книгах, возраст которых превышал 10 лет, то сейчас буду рассказывать практически о новинке. Ведь сборнику всего-то три года!А уж в масштабах вечности и отдельно псковского литературного процесса это совсем незначительная цифра. 

Вышла книга в московском издательстве «Пальмир» небольшим тиражом. В оформлении принимал участие псковский художник Илья Сёмин. Это третья книга Артёма Тасалова. Сюда вошли стихотворения, написанные поэтом с 2011 по 2017 год.До неё было ещё два поэтических сборника – «Живая Земля» (2004) и «Улица Сна» (2011). 

Об Артёме Тасалове я узнал достаточно давно. Причём не только как о поэте, но и как о человеке, который вносил (и вносит) огромный вклад в популяризацию творчества своего погибшего друга – поэта Евгения Шешолина. 

Друзья-поэты Евгений Шешолин, Артём Тасалов и Мирослав Андреев

Можно сказать, что именно Евгений Шешолин, Артём Тасалов и Мирослав Андреев стояли у истоков псковского самиздата в самом начале 80-х годов прошлого века. Впоследствии Евгений и Мирослав стали соредакторами неподцензурного альманаха «Майя».

Об этом сказано и написано уже достаточно много. Поэтому я перейду непосредственно к обзору книги Артёма Тасалова «Жасмин удивляет».

Её название взято из начальной строчки одного из стихотворений. Когда прочитал его впервые, то невольно возникли ассоциации с другим псковским поэтом – Верле (тоже Артёмом, к слову), у которого есть стихотворение «Мысль о жасмине». Но если поэтическому тексту Артёма Верле присущ минимализм, то стихотворению Тасалова свойственна задумчивость, разрастающаяся подобно кусту жасмина. А теперь чуть подробнее.

Жасмин изумляет, и больно всегда от него:

Он в сердце корнями пророс глубоко и серьёзно.

Когда он цветёт, я брожу вкруг него умилительно слёзно,

Почти умоляя в забвении сгинуть его.

Цветение яблонь и слив в нашем диком дворе

Давно уже стало мне больно, мучительно, тесно.

Мне слова уже не сказать – гомонить детворе,

Врезаясь в кусты, чьё название им неизвестно.

Открытая тайна и дети ещё, старики…

И всё это вместе меня без следа растворяет.

Так вещая вечность мне дверь в синеву отворяет,

Блаженные воды её глубоки, глубоки…

В первой строчке сразу бросается в глаза слово «больно». Листая страницы, можно встретить ещё одну похожую строчку: «Черёмуха покоя не даёт». Мы понимаем, что речь, конечно же, идёт не о боли физической, но душевной. Жасмин становится чем-то большим, чем просто растение: он пророс в сердце и стал его частью. При цветении заполняет собой всё пространство. Создаёт атмосферу чего-то ушедшего или уходящего и одновременно с тем вечного. Уловить это могут не все:

Мне слова уже не сказать – гомонить детворе,

Врезаясь в кусты, чьё название им неизвестно.

То, что детворе неизвестно название кустов, неслучайно. Им ещё предстоит это узнать. Иными словами, у них ещё всё впереди. Эти строчки своего рода ключик к стихотворению и к пониманию одной из основных мыслей сборника, которую достаточно точно в послесловии выразил поэт-священник Фёдор Васильев: «болезненное созерцание». Может быть, оно выражено не в полной мере, но присутствует и, главное, имеет место выход из этого состояния. Оттого и цветение жасмина и увядание человеческой жизни одновременно прекрасны.

Иногда на страницах книги прослеживаются по-настоящему мистические мотивы:

Чорная вуаль по лицу течёт

Загребает снег застреленный зверь

Смерть стоит и смотрит в горячий рот

Это старый друг постучался в дверь.

Здесь нужно понимать, что слово «чорная» написано с «о» неспроста. Это не ошибка. Помимо основного значения слова, поэт вкладывает в своеобразное написание ещё и психологический подтекст, усиливая таким способом образ. То же делал, например, и Александр Блок, используя написание «жолтый» вместо «жёлтый».

Подобный приём появляется и на следующих страницах:

К бытию прикасаясь плечом,

Хорошо мне не знать ни о чём,

И цедить растворитель тоски,

Словно школьник у чорной доски.

(Спойлер: «жолтый» у Артёма Тасалова тоже присутствует.)

Стихотворения Артёма Тасалова, представленные в книге, – тихий диалог с мирозданием. Это и размеренная грусть, и задумчивый взгляд назад. Надрыв. Осмысление и примирение.

Лично для меня в этой книжке настоящей находкой стали стихотворения-четверостишия. Аккуратные законченные произведения. Например, вот:

расскажи мне сказку в которой погибнут все

взрослые и дети животные и трава

потому что всех их покинул свет

и ушли в молчание все слова

Если честно, хоть я и был ранее знаком с творчеством Артёма Тасалова, но знакомство это было поверхностным. По-настоящему знакомиться начинаю только сейчас. И отчасти случайно. Когда думал о том, про какую книгу рассказать на этой неделе, то долго не мог на чём-то остановиться. Тогда мне буквально вручили эту книжку. И я ничуть не пожалел. Было это всего пару дней назад. Поэтому и вы, уважаемые читатели, можете прямо сейчас вместе со мной открывать для себя поэта Артёма Тасалова. Его стихотворения без труда можно найти в интернете, а его поэтические сборники без труда отыщутся в Центральной городской библиотеке на ул. Конной, 6. 

Закончу своё небольшое повествование вот таким стихотворением из книги:

ГВЕРСТОНЬ  

(Диптих)

Деревню засыпало снегом

и некуда больше спешить,

и незачем быть человеком,

и некому кем-нибудь быть.

*

Снежно-светлый белый Бог,

Нежно-белый снежный Бог,

Белоснежный нежный Бог,

Свят еси во веки веков.

06.04.13

Гверстонь

Артём Тасалов – поэт, член Союза писателей России. Родился 9 сентября 1957 года в Москве. Окончил естественно-географический факультет Псковского государственного педагогического института им. С. М. Кирова. После окончания института в 1982 году на несколько лет возвращается в Москву, пишет эссе и стихи. В 1987 году возвращается в Псков. В августе 1988 года устраивается смотрителем в Свято-Троицкий кафедральный собор города Пскова. В 1999–2003 годах по благословению архимандрита Зинона работает ведущим, а затем главным специалистом администрации Псковской области по связям с религиозными организациями. 

В разные годы Артёму Тасалову привелось работать и методистом Псковского областного института повышения квалификации работников образования, и курьером, и уборщиком в археологическом отделе Псковского музея-заповедника. С 2007 по 2009 год жил в Москве, познакомился с близкими ему поэтами: Фёдором Васильевым, Алексеем Рафиевым, Наталией Черных, Андреем Тавровым, Амарсаной Улзытуевым и другими. В 2009 году возвращается в Псков. В 2014–15 годах становится соредактором альманаха «Псковский литературно-художественный журнал», который издаёт художник Илья Сёмин. В настоящий момент живёт в Пскове. Женат. Есть двое сыновей.

Александр Елисеев
Версия для печати


Идет загрузка...