0


 

«Измарагд со дна Великой. Сто избранных стихотворений» Евгения Шешолина – обзор колумниста ПАИ

Фото ПАИ,

Много лет назад в новостях прочитал о том, что такого-то числа состоится вечер памяти поэта Евгения Шешолина. Этого хватило, чтобы запомнить имя поэта, но не хватило, чтобы познакомиться с его творчеством. Знакомство состоялось позднее и практически случайно. Листая одну из литературных групп, среди имён разных поэтов наткнулся на знакомую фамилию – Шешолин. Там же была представлена краткая биографическая справка и стихи, небольшая подборка.

Как сейчас помню ту реакцию, которая последовала после прочтения одного из стихотворений в этой группе. Постараюсь её поэтапно воспроизвести:

…О, Шешолин! Это же вроде наш (просмотрев глазами тексты, выбрал для чтения короткое стихотворение, состоящее из двустиший).

Где же эти перелески

и куда ведет дорога

(Ну вот, снова о природе, как и у всех наших поэтов…)

Кто же эту деревушку

равнодушно доказал

(Деревушки, берёзки – одна тема…)

Видишь чья-то тень шагнула

да с родимого порога

(«Родимого»… В каком веке они вообще живут?)

Солнце бьет загробным светом

по еще живым глазам

(Ого! Ничего себе!)

Совершенно неожиданная концовка перечеркнула всё, о чём я успел подумать раньше. На смену, казалось бы, типовой описательности приходит нечто мистическое, о чём изначально невозможно было даже подумать. Получилось совсем иное прочтение поэтического текста. А отсутствие знаков препинания? Эта «традиция» не очень близка псковским авторам. Шешолин начал для меня раскрываться с совершенно неожиданных сторон. Именно после этого стихотворения заинтересовался его творчеством, равно как и самим поэтом.

А теперь и сам постараюсь рассказать вам про Евгения Шешолина и немного коснуться его стихотворений, представленных в книге «Измарагд со дна Великой. 100 избранных стихотворений».

Псковский поэт Евгений Шешолин родился 9 декабря 1955 года в Краславе, вырос в Резекне, умер 28 апреля 1990 года в Даугавпилсе. Тут вы, наверное, спросите: почему же поэт псковский? Всё просто. Большую часть своей недолгой жизни Евгений прожил в Пскове. Именно здесь он окончил естественно-географический факультет педагогического института, а затем работал в сельских школах. Здесь же начинает писать стихи. Публиковался в основном в самиздате.

В Латвии его считают латвийским поэтом. Я с этим, конечно же, спорить не буду. Но мне приятнее считать его псковским. Ладно. Поехали дальше.

Книга Евгения Шешолина «Измарагд со дна Великой. 100 избранных стихотворений» вышла в 1999 году в Пскове стараниями друзей, спустя девять лет после его смерти. В книге присутствуют иллюстрации псковского художника Ильи Семина. Вступительную статью написал друг Евгения, поэт Мирослав Андреев. Книжка получилась целостной и приятной.

Название для обычного читателя покажется странным и не совсем понятным. Что значит «Измарагд со дна Великой»? Если обратиться к значению слова «измарагд», то словарь подскажет, что это «древнерусский литературный сборник устойчивого состава, предназначался для домашнего и келейного чтения». Возможно, топоним в названии появился тоже неспроста. Это вполне конкретная привязка к местности. Если всё соединить вместе, то получается, что перед нами литературный сборник поэтических текстов, в основе которых осмысление многовековой истории места. Но это моё видение. Оно может быть не совсем правильным или неправильным вовсе. Если что не так – не бейте. Мирослав Андреев трактует название несколько иначе.

В стихотворениях Евгения Шешолина есть за что зацепиться. Как правило, какие-то интересные поэтические находки. Это притягивает внимание, и появляется интерес к дальнейшему чтению. Часто бывает иначе: читаешь какое-то стихотворения условного поэта N, и после прочтения в мыслях ничего не остаётся. Глаза пробегают текст, как автомобиль проезжает пустынную трассу. В стихах Шешолина, если можно так выразиться, автомобиль проезжает по улицам красивого города.

Ещё одна особенность книги и поэтики Евгения Шешолина вообще – это любовь к твёрдым формам и экспериментам. Вот тут, допустим, будет сонет, а вот тут – верлибр. Кроме того, присутствуют и другие поэтические формы, совсем не типичные для русских поэтов: восточные газели, касыды, назирэ. Всё это своеобразие зачастую становится для читателя самым настоящим открытием. Но обо всём по порядку.

ВЫБУТЫ

Это строгое небо не сразу

доверяет своё волшебство,

и чужому счастливому глазу

никогда не увидеть его.

Первая строфа стихотворения про Выбуты (где, по преданию, родилась святая равноапостольная княгиня Ольга) написана анапестом, имеет перекрёстную рифмовку. Читаем дальше:

Проступают живые оттенки

сквозь мятежный безбрежный покров;

это небо спускается к лесу

и свистит меж сосновых стволов.

Стихотворный размер сохраняется, но рифмуются теперь только вторая и четвёртая строчки. Далее:

И – болотом – апрельский кустарник, –

весь в небесных, весь в полутонах:

юность вербы, бузинный багрянец

и под маревом почек – ольха.

Стихотворный размер сохраняется, а вот рифма пропадает. И мы понимаем, что она не так уж и нужна тут. Поэтичность сохраняется без неё:

когда поминальную рощу

можжевельников редких прошли,

мы старинную церковь застали

во владеньи пролетных ворон.

И еще закипит непременно

это дерево с корнем нагим;

о, какая холодная глина,

как тревожные нити свились!

Не закрыта бездонная память

у седых валунов-колдунов,

и какие-то главные реки

повернули безудержно вспять.

Это стихотворение из цикла (если можно так выразиться), посвящённого окрестностям Пскова. Поэт выбирает их неспроста. Все они окутаны легендами и имеют богатую историю. Большей частью это места, имеющие отношение к православию.

По книге можно проследить, чем увлекался поэт в тот или иной промежуток своего творчества, кто оказывал на него влияние. Зачастую тексты метафоричны.

ВПРАВО ПО КАРТЕ

уроку географии СССР посвящается

Тянется, тянется карта...

Слезит ли морозный ветер

сквозных лагерей бесслезных

замызганной жизнью тех,

что нечеловеческим матом

в вечную память вмерзли

за гранью запретных тем?

Где выживет ражий и рыжий

с каплями между век.

На теле огромном вижу

татуировку рек.

Друг Евгения Шешолина, поэт Артём Тасалов, поясняет, что «тело» – это страна, на котором татуировка. Это отличительная черта заключённого. Здесь видится знание автором лагерной тематики. Лагеря, как известно, часто располагались вблизи крупных рек.

Возвращаясь к теме влияния, нужно вспомнить и про газели из «Северного дивана», также присутствующие в книжке.

ДВОЯЩАЯСЯ ГАЗЕЛЬ

В ночи дрожащие огни костры свечами зажигали,

и ветры черные леса вдали на ощупь различали.

И по одной звезде с небес, не попадая наотвес,

но узнавая лики, блики черные цветы срывали.

И взгляды, жаркие, как снег, и колят из-под черных век,

и в этих вспышках тени нас иголки счастья собирали.

Скорее разожми ладонь, жука летящего не тронь!

Твои загаданные сны во тьме деревья узнавали.

Мигали синие глаза, мерцала черная слеза,

и ветер звезды закрывал, и звезды снова открывали.

И звезды в пепел упадут, и огонек в лесу задут,

и наши руки угольки в холодный воздух поднимали.

Поэт изучает восточную поэзию и её авторов, берёт за основу своих стихотворений их традиционные формы. А заодно привносит их и в европейскую поэзию. Об этом, как и многом другом, нужно говорить больше, но не в этот раз. На сегодня мой небольшой рассказ заканчивается. Но продолжение обязательно будет. Я расскажу про другую книгу Евгения Шешолина – тоже «Измарагд со дна Великой», но уже более полное собрание стихотворений поэта.

*****

Если захотите самостоятельно познакомиться с творчеством Евгения Шешолина, то обязательно можете взять в Центральной городской библиотеке на ул. Конной, 6 книжку «Измарагд со дна Великой. 100 избранных стихотворений». Она будет достаточной, чтобы сложилось первое впечатление.

Евгений Шешолин. Фото ПАИ.

Справка ПАИ

Евгений Шешолин – поэт, переводчик, редактор самиздатовского альманаха «Майя», один из авторов антологии новейшей русской поэзии «У Голубой Лагуны» (Ньютонвилл, США), составленной и изданной Константином Кузьминским и Григорием Ковалёвым. Родился 9 декабря 1955 года в латвийском городе Краславе. Окончил естественно-географический факультет Псковского государственного педагогического института. При жизни печатался в основном в самиздате. Жизнь Евгения Шешолина трагически оборвалась 28 апреля 1990 года в Даугавпилсе при загадочных обстоятельствах. Посмертные публикации в журналах «Литературная учёба», «Советская литература», «Русская провинция». Стихи Евгения Шешолина вошли в «Антологию русского верлибра». В 1999 году псковский издательский дом «Стерх» выпустил сборник из ста избранных стихотворений поэта «Измарагд со дна Великой». В 2005 году Резекне вышел сборник стихотворений Евгения Шешолина – «Солнце невечное». В том же году Даугавпилским университетом был издан сборник статей и воспоминаний о поэте «Евгений Шешолин: судьба и творчество». Большой том «Измарагд со дна Великой: (стихи, проза, письма) из разных тетрадей» был выпущен в 2014 году в Резекне.

Александр Елисеев
Версия для печати


Идет загрузка...