0


 

Почему президента Эстонии не было на мероприятиях, посвященных 75-летию освобождения «Освенцима»

В Иерусалиме прошел приуроченный к 75-й годовщине освобождения лагеря смерти Аушвиц (Освенцим) пятый международный форум памяти жертв Холокоста, который стал одним из крупнейших в истории Израиля мероприятием. В нём приняли участие более 60 делегаций из разных стран мира, включая 45 королевских особ, глав государств и правительств, спикеров парламентов. Президент Российской Федерации Владимир Путин выступил в качестве главного иностранного гостя на этом Всемирном форуме. Как написала в своем итоговом репортаже крупнейшая газета Израиля Times of Israel: «Среди десятков мировых лидеров, приехавших в Иерусалим на V Всемирный форум памяти жертв Холокоста, присутствие президента России Владимира Путина было доминирующим».

В польском городе Освенцим также прошли официальные мероприятия, посвященные 75-й годовщине освобождения немецкого концлагеря «Аушвиц-Биркенау». В памятных мероприятиях приняли участие около 200 бывших узников, польский президент Анджей Дуда, президент Израиля, а также делегации более 50 стран. Россию на мероприятиях представлял посол РФ в Варшаве Сергей Андреев. Отметим, что Российская Федерация была официальным образом приглашена на это мероприятие, и решение о том, что представлять на нём нашу страну будет Посол РФ в Польше, было принято в Москве

Если внимательно изучить списки лидеров приглашенных на эти мероприятия стран, можно заметить одну интересную деталь: на эти два крупнейших международных мероприятия не были приглашены представители одной маленькой, но «гордой» страны, - Эстонии. Причем, представители Латвии и Литвы приглашены были. И видимо не случайно, как раз накануне этих крупнейших международных событий, Президент Эстонии Керсти Кальюлайд отправилась в длительный круиз в …. Антарктиду, кульминацией которого станет празднование 200-летия открытия материка кругосветной военно-морской экспедицией Российской империи. Да, проект этой экспедиции инициировал и поддержал адмирал Иван Федорович Крузенштерн — выходец из остзейских немцев, уроженец эстонского Раппеля. Руководителем экспедиции был другой остзейский немец, выходец из помещичьей семьи на эстонском острове Сааремаа Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен. Конечно, тут возникает закономерный вопрос: неужели память о реальных достижениях этих «эстонских» адмиралов для Президента Эстонии дороже и значительней, чем память о тысяче эстонских евреев, замученных и убитых во время Холокоста? Ответ напрашивается однозначный. Но, давайте не будем искать простых ответов. И тут возникает второй закономерный вопрос: А было ли приглашение? Может быть в истории Эстонии есть факты, в соответствии с которыми и Израильская, и Польская стороны просто сочли неуместным присутствие Эстонии на этих мероприятиях? Попробуем в них разобраться.

Еще до нападения фашистской Германии на Советский Союз и отхода Красной Армии с территории Эстонии, в среде антисоветски настроенной эстонской публики, под руководством агентов абвера, стали формироваться отряды «Омакайтсе». С целью помочь наступающему Вермахту, они занимались диверсиями в тылу Красной Армии, пытались поднимать восстания, проводили террор против советских и партийных работников. После того, как территория Эстонии была занята немецкими войсками, на основе этих отрядов в очень короткое время были сформированы и органы местного самоуправления, и, в первую очередь, полицейские органы. Основной силовой структурой в Эстонии того времени, стала так называемая Политическая полиция, переформированная чуть позже в Эстонскую полицию безопасности и СД. Возглавил эту структуру бывший советский офицер, одновременно и активный член «Омакайтсе», Айн-Эрвин Мере. Аресты евреев начались практически сразу после ухода Красной Армии. Но, в отличии от Латвии, Литвы и Западной Украины, где маргинальная часть антисемитски настроенного населения под влиянием нацистской пропаганды устраивала погромы, в Эстонии дело Холокоста было поставлено на «государственном» уровне. Большая часть евреев была арестована полицейскими органами. Практически против каждого из них было возбуждено уголовное дело с обвинением в «еврействе», и, после короткого рассмотрения, эти люди были расстреляны. Женщины и дети отправлялись в концентрационные лагеря. По словам известного израильского историка Холокоста Арона Шнеера, для Эстонии, применительно к «окончательному решению еврейского вопроса», было свойственно своеобразное «убийство без ненависти». «Собственно местных евреев в оккупации там оказалось немного - около тысячи человек. По отношению к ним не было зафиксировано случаев погромов, избиений, изнасилований, садистских преступлений. Просто был получен приказ «уничтожить», и он был скрупулезно выполнен. На каждого аккуратно заведена папка, состоящая из нескольких листков, где в последнем четко зафиксировано приведение приговора в исполнение. Уже потом там создадут концлагеря, куда свезут евреев из других европейских стран, но в отношении местных евреев мы видим именно такую картину». – пояснил Арон Шнеер в интервью ИА Регнум

И именно такие, четко спланированные и хорошо организованные действия эстонских властей позволили им уже в январе 1942 года объявить Эстонию зоной «jdenfrei» - территорией «свободной от евреев». Кстати, первой на всей оккупированной немцами территории. Позже в лагеря, организованные и «обслуживаемые» Эстонской полицией безопасности, стали завозить евреев из Польши и соседних прибалтийских стран. Их ждала такая же печальная участь. Точное число погибших в Эстонии евреев учёным установить не удалось, но некоторые исследователи этого вопроса оценивают их количество более чем в десять тысяч человек.

Еще одной «яркой страницей» работы Эстонской полиции безопасности и СД стала её деятельность на территории Псковской области. В феврале 1942 года оккупационные власти решили переформатировать имевшиеся в Пскове карательные органы, и передали карательные функции в Пскове и окрестностях, вновь сформированному Псковскому внешнему отделу эстонской полиции безопасности и СД. Подчинялся этот отдел руководству Эстонской полиции безопасности и СД и органам самоуправления Эстонии. Конечно же, плотный контроль за деятельностью этой структуры осуществляли и немцы. Кроме отдела политической разведки и криминального отдела, все остальные подразделения были сформированы из бывших полицейских и пограничных чинов Эстонии. Отличительной особенностью работы этого отдела являлась полная безнаказанность. Если на территории Эстонии полицейское начальство не допускало каких-либо «эксцессов», то в Псковской области эстонским полицейским можно было творить любые злодеяния. В документах, хранящихся в Государственном архиве Псковской области, отражено большое количество фактов просто запредельных злодеяний, совершенных эстонскими полицейскими. Тут и факты изнасилования женщин, содержащихся в тюрьме полиции безопасности, избиения и пытки арестованных, предельная жестокость и садизм при проведении расстрелов заключенных, немотивированные убийства заключенных, финансовые манипуляции с оставшимся от них имуществом. Самым страшным проступком, за который действительно наказывали полицейских, было присваивание себе золотых вещей, которые они находили у расстреливаемых лиц. За это …. выгоняли из полиции.

Для обеспечения «плодотворной работы» Псковского внешнего отдела эстонской полиции безопасности и СД в деревне Моглино (11 километров от Пскова) в мае 1942 года на «базе» небольшого лагеря для военнопленных, разместившегося в помещениях бывшей погранкомендатуры, начал свою «работу» «Исправительный, трудовой и пересыльный лагерь» (перевод немецкой терминологии). Несмотря на небольшие размеры, он чётко повторял структуру более крупных лагерей уничтожения (типа Аушвиц или Майданек), но отличался от них более жестокими условиями пребывания заключенных. В своей книге «Моглинский лагерь: история одной маленькой фабрики смерти» я, на основании архивных материалов, подробно описал порядки, творившиеся в лагере. Но пару самых вопиющих фактов злодеяний эстонских полицейских не могу не привести в этом материале.

Из показаний охранника СС Моглинского лагеря Виктора Тейнбаса: «Весной 1943 года, помню, что снега уже не было, я лично видел, как начальник караула Луукас расстрелял цыганку с ребенком. Все расстрелы производились обычно непосредственно за колючей проволокой в сторону железной дороги, где была, насколько я помню, выкопана раньше глубокая траншея, расположенная перпендикулярно ограде лагеря. Траншея была выкопана так, чтобы место расстрела было видно заключенным, которых в таких случаях выгоняли из конюшни и выстраивали на площадку около конюшни. За что была расстреляна цыганка с ребенком, я не знаю. Луукас подвел ее к траншее и выстрелом в упор в затылок убил цыганку, у которой на руках был незадолго родившийся перед этим ребенок. После того, как эта женщина мертвой упала в яму, он стрелял и в ребенка. Я во время этого расстрела находился на территории лагеря и лично все это видел. (…) Это было в июне-июле 1943 года.»

«Моглинский лагерь: история одной маленькой фабрики смерти» М. 2011г..


Из показаний жительницы деревни Моглино Надежды Федоровой: «Во время работы я от кого-то слышала, что у евреек, содержавшихся в лагере, куда-то увезли детей. Женщины были привезены в лагерь с детьми, а в то время, когда они были на работе, детей куда-то увезли. В частности, увезли детей у какой-то женщины-еврейки, которая работала прачкой вместе с Григорьевой Ольгой. Эта женщина-еврейка очень плакала, когда увезли ее детей. Куда увезли еврейских детей и кто именно их увозил, я не знаю».

«Моглинский лагерь: история одной маленькой фабрики смерти» М. 2011г..


Из свидетельских показаний бывшего заключенного Моглинского лагеря Павла Анисимова: «Весной 1943 года в лагерь было привезено откуда-то большое количество цыган, около 200 человек. (…) цыган отвезли куда-то в Пески и там расстреляли из пулеметов и автоматов. При этом из группы цыган остался один мальчик 3–4-х лет, который после этого лето жил у нас в бараке. (…) Осенью 1943 года в лагерь была доставлена откуда-то другая группа цыган, тоже примерно человек 200. (…) Когда вывозили этих цыган на расстрел, то нас, заключенных, построили напротив барака. При этом откуда-то выбежал мальчик-цыган, который остался еще от первой партии. Комендант Луукас схватил этого мальчишку за ноги и ударил его головой об кабину автомашины. Ребенок был сразу же убит. (…) Осенью или зимой 1942 года появилось несколько женщин еврейской национальности с детьми. Женщин было около восьми, а детей четверо. Эти женщины рассказывали, что их мужья – командиры Советской армии, находятся в Ленинграде, что они тоже пробирались в Ленинград, но были задержаны немцами и помещены в лагерь. В лагере они находились до лета 1943 года. Летом 1943 года Луукас их всех забрал и куда-то увел. Со слов охранников лагеря я знаю, что он расстрелял этих женщин вместе с детьми возле какого-то бункера».

«Моглинский лагерь: история одной маленькой фабрики смерти» М. 2011г..

Подытоживая сказанное, можно с большой вероятностью утверждать, что понимание того, что проведение злодеяний в рамках Холокоста и уничтожения цыган и русских, да под контролем и руководством оккупационных властей Германии, происходило действовавшими на тот момент государственными структурами Эстонии, явно присутствует и у Израильской, и у Польской стороны. Все факты, приведенные мною в этом материале, давно известны научному сообществу. Скорее всего организаторы V Всемирного форума памяти жертв Холокоста в Иерусалиме и организаторы официальных мероприятий, посвященные 75-летней годовщине освобождения немецкого концлагеря «Аушвиц-Биркенау» в Польше, просто посчитали невозможным присутствие руководителя Эстонии на их мероприятиях.

Директор фонда «Достоверная история» 

Юрий Алексеев
Версия для печати


Идет загрузка...