2


  • Коротко
 

Фронт переносного значения

Инициатива Владимира Путина играет на руку оппозиции, но может сыграть с ней плохую шутку

Фронт переносного значения (Фото 1)Фронт переносного значения (Фото 1)Фото: Александр Машкарин

Мне тоже не нравится это название – Общероссийский народный фронт. Пафосно и воинственно. У меня тоже вызывают вопросы инициативы, которые растут сверху вниз: не из земли, питаясь корнями, а прямо из неба, пытаясь нащупать почву снизу. Есть ли она, эта почва?

Каждый видит в фронте то, что хочет видеть

Фронт: определения

Только ленивый уже не поиграл со словом "фронт". После приезда Путина в Псков появились и "грозовые фронты", накрывшие город одновременно с премьером, и "народные франты" и просто "фронтовики". Появились и исповедники, которые и вовсе предостерегают от продажи душ этому самому франту и фронту. Идут они, осеняя все вокруг себя свободным словом, предлагая за души цену более высокую и в другой валюте.

 

Так что там за словом "фронт"? Такое уж оно военно-разделительное?

 

Конечно, не без этого. Из толкового словаря русского языка Ушакова мы узнаем несколько определений "фронту".

Первое. Фронт - воинский строй шеренгами.

Второе. Фронт - передняя, обращенная к противнику, сторона боевого расположения войск или отдельной войсковой единицы (воен.)

Третье. Фронт – это стратегический район действий группы армий под начальством одного командующего.

Четвёртое. Фронт (в переносном смысле) - объединение каких-нибудь общественных сил для общих действий в каком-нибудь направлении.

Пятое. Фронт (опять же в переносном смысле) - область, сфера, отрасль какой-нибудь государственной или общественной деятельности.

 

Очевидно, что многообразие определений слова "фронт" пойдёт на пользу как его создателям, так и противникам. Такой простор для лавирования: от миролюбивого объединения общественных сил до военных действий.

 

По разные стороны фронта

Создание ОНФ – это предвыборный проект. Этого не отрицают даже его инициаторы. Сторонники путинского фронта подводят под идею его создания как раз миролюбивые толкования.

 

Губернатор Андрей Турчак исключением не стал, через неделю после отъезда Путина из Пскова в своем блоге он выдал пост, "открыв" формулу ОНФ. "В такой ситуации ОНФ становится простой и ясной формулой: Народный Фронт (организованная надпартийная структура), Народная Программа (руководство к действию), Народный Контроль ("волшебный ускоритель" и дамоклов меч для чиновников и подрядчиков). Без любого элемента — успеха не будет, и веры не будет. Три в одном, если хотите — русская тройка, три грани одного".

 

Турчак не стал персонифицировать политических оппонентов фронта, написав, что враги – это застарелые проблемы, вроде "дорог и дураков".

 

Такие мирные формулы ОНФ "вылезли" от единороссов по всему рунету. Их однообразие даже несколько утомительно, а формулировки предсказуемы.

 

Главный вопрос – а что, господа, без волшебной аббревиатуры ОНФ народные программы и контроль невозможны? Зачем придумывать эти общественные надстройки, когда закон (если, конечно, соблюдать его) и так предполагает участие общества, его активных членов в созидании и этом самом контроле? Зачем нужен еще один политический бренд?

 

Ответ прост и очевиден. Если бы фронт не создал Владимир Путин, то его бы создали его оппоненты. Или тех, кого таковыми принято считать. Коммунисты, эсеры, правые (Правый фронт, Левый фронт), маргиналы (Нацфронт) или "яблочники" (Демократический Фронт).

 

Зачем ждать, лучше сыграть на опережение, под устойчивое военное слово "фронт" внести мирное содержание общественных проектов – и оказаться на шаг впереди, перехватив инициативу.

 

В этом смысле затея удалась.

 

Лидер эсеров Сергей Миронов еще 13 мая заявил, что идея, конечно, дельная, но поскольку она единороссовская, то "Справедливая Россия" вступать в Народный фронт не собирается.

 

Вождь КПРФ Геннадий Зюганов оказался вообще предсказуем до безобразия. На партийном семинаре 6 июня он заявил соратникам о том, что компартия создаст "Народное ополчение". Это образование появится якобы по инициативе из регионов и будет ополчением "труда, мира, справедливости и братства". О такой инициативе снизу псковские коммунисты слыхом не слыхивали, иначе бы давно сделали соответствующие заявления.

 

Если по поводу путинского "фронта" можно рассуждать исходя из разных определений, то зюгановская инициатива такого простора не дает. Ополчение – оно и есть ополчение. Без оружия в руках представить его трудно. Коммунисты фактически "повелись" на посыл к военным действиям против кого-то, который они, надо сказать, сами же и культивировали.

 

Как уже отмечалось, единороссы оперируют только мирной формулой фронта. И теперь, пока коммунисты будут собирать свое ополчение, единороссы спокойно продолжат собирать под себя интересные идеи и проекты с жизнеспособными и не очень общественными организациями, записывая в свои активы не войну, а поддержку гражданских инициатив.

 

Вдох-выдох

Входить или не входить в ОНФ – этот вопрос мучает многих людей и общественные организации.

 

Минусы называют одни и те же. Это Путин, к которому у общественников разное, часто отрицательное отношение. Это все-таки непонятность механизмов работы ОНФ. Это ассоциация с политикой, выборами и партией "Единая Россия".

 

Плюсы называют реже. Не потому, что их нет. Просто сейчас не модно ассоциировать свою работу с властью. "Не модно" – самое подходящее здесь объяснение, мода по своей природе не рациональна, она опирается на эмоции.

 

Не модно вспоминать, что в Псковской области взаимодействие общественных организаций и представителей региональной Общественной палаты (при всей ее невнятности) с властями позволило внедрить в жизнь то, чего добивались общественники десятилетиями: выделение из бюджета грантов на реализацию гражданских инициатив. Не модно вспоминать, что "Убитые дороги" добились учета требований горожан при составлении перечня ремонтируемых улиц Пскова… Таких примеров хватает. В конкретном регионе власть взаимодействует с некоммерческими организациями, формальными и неформальными, и делает это вполне успешно и обоюдовыгодно. И это не должно вызывать удивления, пожимания плечами и обвинений в сговоре. Такая взаимная работа – норма. Должна быть нормой.

 

Своя формула

В идеале, путинский фронт – попытка выстроить такую модель взаимодействия между властью и обществом не в одном регионе, а по всей стране.   Почему не попытаться сделать социальный, технологический рывок во взаимоотношениях власти и общества, обходясь без силовых методов? Без бритья бород, палок, насильственного загона и мобилизации. Если на выходе будут реализованные гражданские инициативы, произойдет обновление политической элиты за счет тех общественных активистов, рябят с нашего двора, которых мы знаем – почем нет?

 

Точно также все здравые люди прекрасно отдают себе отчет, что на фронте свет клином не сошелся: работали и приносили пользу и без него, и дальше приносить будем. Право выбора никто не отменял: хочешь - участвуй в ОНФ, хочешь – нет.

 

Тех, кто говорит "нет" - достаточно. Но успех фронта может стать успехом не Путина и единороссов, а в первую очередь - общественных организаций. Это произойдет, если общественники смогут, если захотят "пробить" его предвыборный формат, изменить под себя его формулу, избавив фронт от ассоциаций с противостоянием, военными действиями. Не нужно питать иллюзий, что именно все так, радужно и в цветочках, и будет. Но шанс есть. Маленький, но очень важный.

Александр Машкарин
Версия для печати


Идет загрузка...