0


  • Коротко
 

Санкционный смотритель

Таможенная служба, особенно в приграничной Псковской области, находится на торгово-экономической передовой геополитического фронта. В последние четыре года сотрудники этого ведомства не просто ведут проверку грузов на полосе, где Россия одновременно и начинается, и заканчивается, но ещё и тщательно оберегают страну от запрещёнки в виде польских яблок и «белорусских» маслин. Сотрудник Псковской таможни Анатолий Шнайдер рассказал Псковскому агентству информации о том, как устроена его служба.

О главном стереотипе, детекторе лжи и зарплате

В таможню я попал в 2002 году, причём практически случайно. До этого работал водителем в разных организациях. Времена были непростые, стабильностью не отличались, поэтому решил пойти на государственную службу. Начинал на российской-латвийской границе на таможенном посту МАПП (многосторонний автомобильный пункт пропуска) «Бурачки». Работал в отделе таможенной охраны и оперативно-дежурной службы Себежской таможни, потом перешёл в отдел таможенного досмотра. Там прослужил до 2013 года. Сейчас в Себеже занимаю должность главного государственного таможенного инспектора в подразделении отдела контроля за ввозом и оборотом товаров. Одно из направлений работы - предотвращение ввоза санкционных продуктов.

Основной и традиционный стереотип относительно таможни: «Там везде коррупция и взятки». Когда только шёл на службу, хотелось перевернуть мир, поменять некоторые вещи к лучшему, потому что, будучи ещё не в погонах, столкнулся с определёнными эпизодами. В итоге понял, что сама система выдавливает взяточников, на службе они не остаются. К тому же, перед тем как попасть сюда, проходишь психологическое тестирование, во время службы – детектор лжи. Нечистые на руку вычисляются «на подлёте». В последнее время ситуация значительно улучшилась, мышление у людей поменялось, отношение к работе. Случаются, конечно, неприятные истории, но их немного.

Зарплата в таможне зависит от должности, чина и стажа. Я получаю порядка 25 тысяч. Плюс соцпакет и возможность карьерного роста.

Об обязанностях и маленьком счастье инспектора таможни

Смены на постах длятся по 12 часов: с девяти утра до девяти вечера и с девяти вечера до утра. На обед отводится полчаса. График известен на месяц вперёд. Мне проще работать днём, несмотря даже на то, что в это время поток автомобилей больше. Кому-то, может, ночью легче. Есть и другая градация. Например, поток фур на въезд увеличивается к началу рабочей недели, в четверг-пятницу очереди уже на выезд.

Во время работы в Бурачках в мои обязанности входил досмотр грузовых и легковых машин. Точнее, товара, который в них перевозится. До изучения собственно груза производится визуальный осмотр автомобиля, проверяются сведения в товаросопроводительных документах, целостность грузового отделения, пломб. По результатам проверки может быть принято решение о досмотре. Контроль выборочный, не тотальный, поэтому кто-то из дальнобойщиков, наверное, выдыхает: «Повезло, проскочил!»

Часто досмотр одного автомобиля с грузом продолжается целую смену и даже немного больше. Отсюда эти фуры перед постами. Водители могут сутки простоять в ожидании. Скорость проверки зависит от того, что за груз везут. Больше всего времени уходит на смешанные партии, в которых сотни или даже тысяча наименований. Так это, например, бывает с канцтоварами. Если наименование одно, это маленькое счастье для инспектора.

В первую очередь проверяем скоропортящиеся грузы: овощи, фрукты, молочные, мясные продукты. Такого, чтобы что-то испортилось прямо на границе, на моей памяти не было.

О сленге, контрабанде и подвешенных автомобилях

Есть, конечно, что-то вроде профессионального сленга, но, как правило, сам этого не замечаешь, потому что пользуешься им ежедневно. Из того, что припоминается: «реф» – рефрижераторный фургон, проще говоря, холодильник, «бусик» – грузовой микроавтобус, «клапан» – боковая стенка на фуре с тентом.

Хитроумные контрабандные схемы раскрывать не приходилось. Всё ограничивалось банальной контрабандой сигарет, которые в Европе стоят гораздо дороже, чем у нас. Пачки прячут в самые невероятные места, вплоть до бензобаков. Запаивают пакеты и бросают их прямо в топливо. Не боятся ничего. Готовят ниши под блоки, заваривают их или крепят на болты. Переделывают автомобили, ставят двойные стенки – это классика. 

Ещё при ввозе в документах стараются подменить дорогие товары на более дешёвые. Например, пытаются ввезти в страну обувь, одежду или технику под видом зелёного горошка. Сейчас таких случаев «в лоб» практически нет, но желание сэкономить на таможенных платежах и налогах, «поиграть» с весом и таможенной стоимостью у коммерсантов остаётся. Не знаю, на что эти люди рассчитывают. Если их раскрывают, взимается штраф, товар по решению суда могут конфисковать.

Был необычный случай во время моей работы на железнодорожном посту «Посинь» (это граница с Латвией), когда под видом стирального порошка в грузовых вагонах пытались провезти четыре автомобиля Porsche Cayenne стоимостью порядка 5 миллионов рублей каждый. Состав гнали из Латвии в Россию. Причём люди подготовились: сделали стеллажи в два яруса, двери вагона для отвода глаз заложили пакетами с порошком, посередине поставили шлакоблоки, чтобы вес вагона соответствовал заявленному в документах.

О запрещёнке и бульдозерах

Недавно специфика моей службы поменялась, и вместо таможенного поста мы с коллегами работаем на дорогах, по которым могут передвигаться автомобили с грузами: от федеральных трасс до разбитых просёлков. Наш радиус - 30 километров от границы России и Белоруссии. Для проверки используем мобильный комплекс на базе Ford Transit. Работаем в тандеме с Пограничным управлением: они останавливают автомобили, проверяют паспорта у водителей, а мы – сопроводительные документы и, собственно, груз. За день, как правило, получается сменить две-три точки и проверить от пяти до двадцати машин. Выезжаем, естественно, в любую погоду, круглосуточно.

На вооружении у Псковской таможни три таких комплекса, их используют в Пскове, в Себежском, Великолукском и других южных районах. В каждом - два рабочих места с ноутбуками, в которых база данных и программное обеспечение, с помощью которого отслеживается транзит грузов. Перед автомобилем выставляется IP-камера – она следит за дорогой и записывает проверочные мероприятия. Изображение выводится на экран компьютера. Плюс, у каждого на форме закреплён персональный видеорегистратор, который пишет общение с водителем фуры.

Если обнаруживается товар, запрещённый к ввозу, его изымают и уничтожают. Машину в сопровождении сотрудников таможни отправляют на склад, там ещё раз подтверждается, что товар санкционный и, если это фрукты-овощи, их отправляют на свалку под бульдозер. Этим занимается Россельхознадзор, а «сокодавилка» происходит за счёт федерального бюджета.

Огурцы-помидоры везут практический круглый год, к началу лета появляется клубника, к концу - санкционные яблоки, груши, абрикосы. Чаще всего приходится задерживать польские яблоки, в последнее время появились «белорусские» маслины в банках. Чего только не выдумывают: помидоры скрывают под слоем земли с грибным мицелием, яблоки – под бутылками с минеральной водой. Случается, что и в легковых автомобилях пытаются провезти полтонны яблок: «Мы для себя!» Документов на эти яблоки у них, конечно, нет. Понятно, что не компот варить собрались.

Ни я, ни коллеги из моей смены ничего вкусного с работы не тащим, несмотря на то, что люди могут шутить по этому поводу. Человек в форме, занимающийся поборами, становится в один ряд с уличным попрошайкой и позорит себя, не говоря уже об ответственности за подобные действия. Зная моё отношение к этому вопросу, никто из окружения никогда не просил достать, например, хамон или сыр «по знакомству». Это исключено.

Не хочется представлять таможенника в виде сверхчеловека, в таможенных органах работают обычные люди. Но тот, кто принял решение связать свою судьбу с таможней, должен понимать, что по его отношению к работе и компетенции люди судят не только о нём самом, но и о ведомстве, и о стране в целом.

* * *

В настоящий момент в подразделениях Псковской таможни порядка 150 вакантных мест, девять из них – в новом (создан в декабре 2017 года) отделе по контролю за ввозом и оборотом товаров. Подробности о вакансиях и требованиях к соискателям можно найти здесь

Ольга Машкарина
Версия для печати
  • Сюжет
  • Трудовая книжка
На игле Лошадь и немножко нервно Романтика большой дороги Главные по тарелочкам Вскрытие покажет (18+) Баромэтр Жизнь без антракта: часть 2-я Жизнь без антракта: часть 1-я Шашечки или ехать? Аистиных дел мастер


Идет загрузка...