1


  • Коротко
 

Коты учёные

Многие знакомы с котами Эрмитажа, но не каждый знает, что усатые стражи есть и в музее-заповеднике «Михайловское» в Пушкиногорском районе. Они охраняют покой усадеб, в которых творил Александр Пушкин, а иногда и выступают в роли «котов учёных». Корреспондент Псковского агентства информации познакомилась с четвероногими обитателями Тригорского и Михайловского, которые следят за порядком в заповеднике и выручают экскурсоводов.

Дуб уединенный

На Руси коты охраняли жилище и семейную жизнь, они были сходны с домовыми. Люди верили, что домашний дух внешне похож на кота, и только лицом - на хозяина. В каждой усадьбе был домовой, в том числе четвероногий, не исключение и Михайловское. Коты здесь сменяли друг друга, и дворянское имение, известное с XVIII века, никогда не оставалось без животных.

Методист музея-заповедника А. С. Пушкина «Михайловское» Елена Хмелёва рассказала, что конкретно михайловским котам поэт не посвятил ни одного стихотворения, но усатые питомцы нет-нет, да встречались в его произведениях. Кошки были упомянуты Пушкиным 12 раз, коты — 17, а один раз — в страшном сне Татьяны — даже полукот, он же полужуравль… Но самый известный, конечно, – Кот ученый. Его прообразом стало животное из присказки няни Арины Родионовны

Если говорить о конкретных представителях кошачьего семейства, то одним из самых знаменитых считается кот Васька, который жил в семье легендарного хранителя музея-заповедника «Михайловское» Семена Гейченко. Это был огромный, пушистый сибирский кот, любивший нежиться в тени дуба. Он часто выходил к экскурсантам и любил их внимание. Елена Хмелёва заметила, что кот по кличке Васька упоминается в пушкинском «Домике в Коломне». Совпадение? Не думаю! 

Любят музейщики вспоминать и белёсо-рыжего кота Пармезана, принадлежавшего дочери хранителя, Татьяне Гейченко. Он жил в Михайловском и был грозой всей окрестной живности вплоть до крупных собак. В этого кота необычного окраса (как одноименный сыр) была влюблена Матильда, очаровательная пушистая кошка. «Она была грациозная, с женственно-голубоватой шерстью с рыжими вкраплениями», - вспоминает Елена Хмёлева. Матильду же любил приблудный черный кот, который нигде не давал ей прохода, но кошке нужен был только Пармезан. Удивительно, но после его смерти у Матильды родился котёнок нежно-персикового окраса.

Методист рассказала, что каждый день Матильды начинался с того, что она шла на поляну, куда привозили музейных работников. Больше всех кошка любила хранителя Елену Севастьянову и сопровождала её во время обхода владений. В музейные объекты Матильду не пускали, и она терпеливо ждала на крыльце. А вот в кухню кошке удавалось пробираться, там она любила греться на печке холодными вечерами.

«Матильда своим присутствием оживляла усадьбу, вносила душевное, спокойное, домашнее», - улыбается Елена Хмелёва.

Эта кошка часто выручала экскурсоводов, изображая кота ученого: её, как и всех михайловских котов тянуло к дубу, который на экскурсиях часто превращается в «Дуб у Локоморья». Матильда была для туристов живым воплощением сказочных историй, к тому же позволяла себя гладить и была довольно дружелюбной. К слову, растущий в усадьбе 200-летний дуб, вокруг которого любят собираться местные коты, не стоит считать прототипом дерева из стихотворения Пушкина.

Однажды обаяние Матильды спасло саму Елену Хмелёву, когда экскурсия явно не удалась: в маленькой группе из двух взрослых и двух детей первоклассница совершенно не верила в сказки, а мальчик четырёх лет впитывал каждое слово. Девочка пыталась убедить брата, что никакого Кота учёного не было, и все это выдумки. Экскурсовод решила познакомить её с Матильдой, представив её сказочным котом, и повела к старому дубу, где обычно сидела кошка. Но Матильды там не оказалось, и Елена Хмелова уже приготовилась к фиаско. «И вдруг на дорожке показалась Матильда! – продолжает рассказ методист. - Дети сразу бросились к ней, и она не убежала, позволила ласкать себя. Девочка взяла её на руки, просила котика рассказать сказку, говорила: «Ты самая прекрасная на свете, Матильда».

Матильда прожила в Михайловском около 18 лет и успела прославиться на всю страну. Туристы из Москвы приезжали, чтобы посмотреть на сказочную кошку, а некоторые даже просили «забронировать» котят. Так что теперь «внуки того самого Кота ученого» живут в столице.

Кто в доме хозяин?

После того, как Матильда исчезла, усадьба осиротела. «Однажды хранитель стояла на ступеньках дома Пушкина и думала, где же взять такого кота, чтобы он также служил и радовал посетителей, - говорит Елена Хмелёва. - И вдруг увидела, как по еловой аллее катится рыжий комочек - истощенный, изможденный кот».

Елена Севастьянова подобрала найдёныша, его вылечили и назвали Пушком. Кот быстро вошёл в роль хозяина усадьбы, и территория, которую он охраняет и считает своей намного больше, чем у Матильды.

Пушок уже порядка 5 лет всегда старается быть в скоплении народа, и очень обижается, когда его не приглашают на мероприятия. Елена Хмелёва припомнила один такой случай: в льнохранилище проходило открытие выставки, народу собралось видимо-невидимо, а вот Пушка не позвали. Он смотрел на открытие выставки через стеклянную дверь, а когда его всё же решили пустить, развернулся и гордо ушел.

Спустя пару лет в Михайловском появился еще один рыжий кот – Рыжик. С Пушком у них дружбы не получилось: коты не ладят между собой, так как каждый считает себя хозяином усадьбы. Поэтому сотрудники музея стараются делать так, чтобы их пути и обязанности не перекались. Пушок заменяет Матильду, встречая музейщиков и гостей, а Рыжик - хороший охотник, он ловит мышей, иногда прямо на глазах туристов. 

«Так и живут из года в год люди и коты. И все они выполняют одну функцию: охраняют и оберегают заповедник, каждый, как может, старается внести тепло и уют в место, где жил и творил Пушкин», - завершила свой рассказ Елена Хмелёва.

Тригорский Барин

Ведётся кошачья жизнь и в музее-усадьбе «Тригорское». Там обитает настоящий барский кот, у которого нет закрепившейся клички. Одни зовут его Кузей, другие – Чернышом, третьи – Бароном. Примечательно, что на все имена он откликается.

Историю этого чёрного кота рассказала хранитель Тригорского Римма Бурченкова. Минувшим летом Барон спустился с городища Воронич, где его одно время подкармливали, а потом, судя по всему, обидели. Кот пришёл в музей-усадьбу, разогнал почти всех местных котов (а их было порядка 9) и стал полноправным кошачьим барином. Самодостаточный кот часто греется в холле усадьбы, где встречает гостей. Это деликатная, тонкая натура, и сотрудники музея уверены, что он понимает человеческую речь. 

«Он очень любит посетителей, у него четкая идейно-политическая платформа: беспощадно расправляться с грызунами, служить хозяевам и ублажать гостей, - характеризует подопечного ведущий научный сотрудник Константин Бурченков. - Летом Барон сидит на крылечке, умеет очаровать и понравиться. Зимой стучит лапой в стекло и просится погреться. Он четко выполняет свою работу».

А вот двух поселившихся в Тригорском сородичей Черныш «строит» и не пускает в музей. Им приходится ютиться на крыльце с другой стороны дома, либо в кошачьем домике, который смастерил по аналогии с барским домом один из охранников.

Усадьба, как и самый обычный дом, немыслима без котов, уверены сотрудники музея. Коты здесь появляются сами по себе, и, по их словам, «состоят в штате», как и коты Эрмитажа. Они не только украшают Тригорское, но и выполняют важную функцию: ловят мышей, которые до появления усатых охотников время от времени заводились в музее.

Одной из лучших охотниц была любимица Риммы Бурченковой - черная кошка, которая приносила котят в дупле. Набравшись сил, дикие котята спускались по дереву и учились у мамы искусству охоты. Кстати, хранитель предполагает, что Барон – потомок той самой кошки.

* * *

Есть в Тригорском и окрестностях и много другой живности - зайцы, лисы, лоси, косули, волки, кабаны, еноты, ручные лисы, аисты, филины. А в пушкинское время в усадьбе жили собаки и лошади, так как сын хозяйки и близкий друг Пушкина Алексей Вульф увлекался охотой.

Ну а закончилось наше знакомство с животной жизнью Пушкинского заповедника прослушиванием уникального соловья - механической игрушки, которая попала в Тригорское в 1962 году. Ей уже более 200 лет, и до сих пор она сохранилась в первозданном виде. Стоит повернуть ключик, как раздаются соловьиные трели. 

Пути котов, к счастью, с механическим соловьем не пересекаются. А то не ровен час...

Ульяна Ловыгина
Версия для печати


Идет загрузка...