4


  • Коротко
 

Продавцы счастья

С кем мы видимся регулярнее, чем с родственниками и друзьями? Кто каждое утро провожает нас на работу и встречает после трудового дня? Речь о хранительницах порядка в городском транспорте, о продавцах счастливых билетов - кондукторах с узнаваемой чёрной сумкой наперевес. Без них, если в Пскове всё же появятся электронные билеты, автобусы осиротеют. Сотрудницы Псковпассажиравтотранса Елена Зенина и Наталья Журавлёва рассказали Псковскому агентству информации о килограммах мелочи, свиньях с козами в автобусах и неадекватных пассажирах.

О ранних подъёмах и личной жизни

Наталья Журавлёва: Я работаю уже восемь лет, с предыдущего места работы пришлось уйти из-за сокращения, решила попробовать себя в роли кондуктора. Я, в общем, прекрасно понимала, что это за профессия: работа с людьми и не в офисе, а на ногах, особых иллюзий не питала. Мои маршруты сейчас - «двойка» и «118-й».

Елена Зенина: На предприятии я двенадцать лет. По городу путешествую на «11-м», «25-м» и «19-м». До этого работала в детском саду, но свои дети подрастали, хотелось немного улучшить материальное положение. Мне давно предлагали попробовать, но я сомневалась - смогу ли работать в автобусе. Боялась укачивания. Потом пришла и подумала, что надо было решаться раньше: в автобусе ты хозяйка, плюс много общения, знакомых, одноклассников, прежних коллег, весь город на виду. Разочарований не было. Хотя, конечно, тяжело приходится. Встаём в половину третьего, в три ночи. Первая развозка на работу с конечных остановок начинается в четыре-пять утра, да и до развозки ещё надо добраться. Смена с пяти утра продолжается до двух-трёх дня, поэтому домой появляемся только часа в четыре. Вторая смена начинается в два-четыре часа дня и длится до полуночи или почти до часа ночи. Бывают «целодневки» - с шести утра и до восьми вечера. В такие дни есть два обеда по часу, на работе в итоге проводишь по 14 часов, не считая времени на дорогу.

Елена Зенина и Наталья Журавлёва

Наталья Журавлёва: Женщинам с маленькими детьми работать непросто, поэтому они здесь или не задерживаются, или просят помочь бабушек-дедушек. В основном остаются те, у кого дети уже взрослые. Основной контингент — люди 40-50-60 лет и старше. Молодёжи немного, потому что нашу работу трудно сочетать с устройством личной жизни. Мужчин среди кондукторов нет. Видимо, они считают, что это немужская профессия, хотя у нас даже девушка-водитель была. Правда, всего одна и она быстро уволилась.

Елена Зенина: Есть маршруты попроще, где нет такого пассажиропотока как на «одиннадцатом», «семнадцатом», «двойке». Возьмёшь, к примеру, «шестёрку»: по городу она едет с народом, а после Советской Армии можно уже и отдохнуть. То же на «восьмёрке». Такие маршруты, как правило, достаются коллегам постарше.

Кондукторы проводят на ногах по 12 часов в сутки

График плавающий, нет ни праздников, ни выходных. К тому же все хотят получить побольше, поэтому стремятся переработать. Зарплату получаем от выручки, оклада у нас нет. Если в определённый день нужен выходной, договариваемся с бригадиром и просим это учесть при составлении графика.

О пассажирах и «зайцах»

Наталья Журавлёва: Негатива от пассажиров немного, но люди со странностями встречаются. О малоадекватных гражданах мы тут же друг другу рассказываем. Например, был такой дядька с палкой, он побирался всё время на площади Ленина, приставал к водителям. К нему в автобусе лучше не подходить, пусть лучше не заплатит. Он и руки распускает, и плюётся, и палкой замахивается.

Елена Зенина: Хочется, чтобы пассажиры к нам относились немного по-другому, лояльнее что ли. Ну, и не забывали о своей обязанности оплатить проезд. А то некоторые нас игнорируют, проходят мимо, сидят в телефонах, слушают музыку.

Те, кто подшофе или, например, «золотая молодёжь» могут обзываться или отпускать фразочки: «Что стоишь?», «Куда идёшь?», «Мешаешь нам!» Всё это, конечно, в других выражениях. Я не обращаю внимания или утихомириваю. Пьяных иногда приходится везти «зайцами» или передавать контролёрам. Мы же не можем хватать за рукав, в карман залезать. Хотя на предприятии такие порядки, что все «зайцы» - наша недоработка. Кондукторы считают иначе, потому что всё же обязанность пассажира - войти и оплатить проезд, а потом уже заниматься своими делами. Дети, например, иногда просто деньги забывают. Если в это время контролёр зайдёт, я его, конечно, предупрежу, и на мороз ребёнка никто не высадит.

Наталья Журавлёва: Так как мы в принципе работаем на одном маршруте, то многих пассажиров знаем в лицо, с кем-то даже здороваемся. Кстати, и стар, и млад считают циферки в поисках счастливого билета. Был случай, когда молодой человек съел свой билет, и тут как раз зашёл контролёр. В итоге штрафа парень избежал, друзья за него вступились. Некоторые собирают счастливые билеты и хранят в кошельке целые коллекции.

Некоторые псковичи едят или коллекционируют счастливые билеты

Елена Зенина: Часто пассажиры что-то забывают. Набор стандартный: ключи, папки с документами, телефоны, сменка, зонты, перчатки. Однажды женщина забыла сумку с продуктами. Всё это мы сдаём в диспетчерскую на вокзале, на Рокоссовского или на Поземского. Владельцев забытых телефонов пытаемся сами разыскивать — через номера в записной книжке.

О дорожном наборе, выручке и автобусном быте

Наталья Журавлёва: В нашей профессии надо уметь молчать, сдерживаться точнее. Есть такая категория пассажиров, которые садятся в автобус уже с желанием поругаться. Им дома поговорить не с кем, они, к примеру, телевизора насмотрелись и этот негатив надо куда-то слить. Тут уж приходиться отдуваться и за государство, и за повышение цен, и за опаздывающие или поломанные автобусы. Но мы ведь тоже не в курсе, что перед нами машины не было. В любом случае получил деньги и держись на расстоянии. К тому же нет времени выслушивать жалобы, даже с одноклассниками, с которыми 20 лет не виделся, поговорить некогда. Мы ведь работаем от выручки, от количества проданных билетов. Кондуктора ноги кормят.

Елена Зенина: Когда пассажиров много появляется что-то вроде азарта поскорее собрать оплату, да и рейсы от конечной до конечной быстрее проходят. После девяти вечера поток спадает, время тянется медленнее. Уже грустновато.

Наталья Журавлёва: Сумка к концу смены весит прилично. Специально не взвешивала, но точно несколько килограммов. Во всяком случае, шея болит. Мелочью приходилось сдавать и две, и даже пять тысяч. А начинаем мы работу, имея сто рублей: семьдесят бумажных десяток и тридцать рублей мелкими монетами. И тут протягивают тысячу... В этом случае делать нечего, приходится везти «зайца»: по мнению пассажира, «это наши проблемы».

К концу смены сумка кондуктора весит несколько килограммов

Елена Зенина: С собой в сумке возим билетно-учётный лист, размен и катушки с билетами. Ещё берём влажные салфетки, потому что после такого количества денег руки, конечно, грязные. При каждой удобной возможности стараемся помыть. Всегда при себе рулетка для измерения багажа, ручка, блокнот. Книжек, наушников, кроссвордов не возим. Это отвлекает, да и не положено. Отдохнуть с кроссвордом можно между рейсами, но это редко случается.

Наталья Журавлёва: Рейсы разные бывают и по пятьдесят минут, и по полтора часа, чтобы каждый час не бегать в туалет перед работой стараешься меньше пить. Бывает так, что из-за пробок времени на пятиминутки нет, приходится потерпеть. Зимой в салоне холодно, поэтому одеваемся потеплее и стараемся сесть поближе к печке.

Елена Зенина: Вместо картонок для места кондуктора некоторые пытались приносить подушки, коврики, шарфики, но всё это часто пропадает вместе с сошедшими на остановке пассажирами, а картонки-газетки никому не нужны, поэтому кладём их. Чтобы сделать какое-то более приличное обозначение нужно в каждом автобусе закрепить определённое место, но так не выйдет, потому что разные кондукторы для обзора салона выбирают разные места. Кстати, по правилам, за исключением часов-пик, кондуктор должен сидеть, но так как  народ не приучен к нам подходить, приходится курсировать по автобусу.

Так в Пскове выглядит рабочее место кондуктора

Наталья Журавлёва: Подходят единицы, тогда сразу понимаешь, что человек неместный. Петербуржцы, москвичи через весь салон с деньгами идут.

Елена Зенина: Псковичи более расслабленные. Могут целую остановку искать в кошельке 23 рубля, или накинут капюшон, наушники и идут мимо. Ещё могут осадить: не видите, мол, я по телефону говорю, не до вас.

О багаже и отдыхе

Наталья Журавлёва: У меня как-то дверь огромную перевозили. А когда работала на пригородном маршруте везли свинью в мешке. Она визжала и пахла незабываемо.

Елена Зенина: У одной моей коллеги козу везли на верёвке. Часто перевозят кошек, собак, морских свинок, крыс, хомячков, пару раз видела норку на поводке. На 14 февраля и не только в этот день молодые люди везут воздушные шарики, огромных плюшевых медведей, букеты. А в праздники даже приятно работать. Вот 8 Марта, к примеру, все тебя поздравляют, улыбаются, даже комплименты делают, бывает, что конфеткой угощают, но это редко, в основном на словах.

Чтобы отдохнуть после работы, час надо просто посидеть в тишине или с телевизором на фоне. Поесть, прийти в себя, так, чтобы никто не трогал. Вообще мы сами себе психологи, внутри себя успокаиваем и со вспыльчивыми пассажирами в разговоры не ввязываемся. Так проще. Лучше отойти, всё равно тебя не слышат и стоят на своём. Для новичков проводят минимальный инструктаж как себя вести в сложных ситуациях, никаких специальных психологических тренингов для кондукторов нет.

Ольга Машкарина
Версия для печати
  • Сюжет
  • Трудовая книжка
Санкционный смотритель Главные по тарелочкам Вскрытие покажет (18+) Баромэтр Жизнь без антракта: часть 2-я Жизнь без антракта: часть 1-я Шашечки или ехать? Аистиных дел мастер Город грехов Продавцы счастья


Идет загрузка...