84


  • Коротко
 

Секта защитничков

Псков – средневековый город. Скажете, спорное утверждение? Конечно, спорное, как, по сути, любое безапелляционное суждение. Однако же есть у нас некое полусформировавшееся сообщество «Защитников исторического Пскова». Как и любая фейсбучная «могучая кучка», сообщество претендует на экспертное мнение и истину в последней инстанции. Особенно, если повод находится.

На истекшей неделе такой повод неожиданно нашелся. Оказалось, что в исторической части Пскова, в Конном переулке, открылось новое кафе «Дом Бабининых». И не просто так открылось, как какой-нибудь Макдак, а в полностью отреставрированных купеческих палатах XVIII-XIX вв. Вполне возможно, в этот момент многие призадумались, что же это за палаты такие, да купцы? Поганкиных помним, Меншиковых, Печенко тоже на слуху. А про Бабининых не слышали. Специалистам данный объект, конечно же, прекрасно известен. А простых горожан не так и просто сориентировать – памятник архитектуры расположен на некотором отдалении от устоявшихся туристических маршрутов. И не найдись инвестор, решившийся на реставрацию, об объекте не осталось бы ничего, кроме воспоминаний.

Тут, казалось бы, надо порадоваться, что памятник не только сохранили, но и удачно приспособили в интересах туристов и жителей города. Но «защитникам исторического Пскова» радоваться некогда. Говорят, нужно то ли сразу бежать топиться с горя, то ли достаточно слегка слезы пролить. Тут я не очень понял. А с остальным давайте, как обычно, разбираться.

Я не стану забрасывать читателей выдержками из Федерального закона № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия». Коротко лишь замечу, что закон этот действует с 2002 года, по духу и содержанию он идентичен большинству аналогичных законов государств Европы. Практика различных способов сохранения объектов исторического и культурного наследия давно сложилась.

Способы эти зависят от ряда обстоятельств: местоположения памятника, его смысловой нагрузки и тд. Но, в первую очередь, конечно же, от физического состояния. Закон вполне ясен и однозначен: при наличии возможности, восстанавливать первоначальный облик. Если такая возможность утрачена, то инвестор вправе построить новое здание в соответствии с допустимыми параметрами, не нарушающее общий облик окружающей территории.

Культ смерти

Возвращаясь к нашим так называемым «защитникам», надо сказать, что «Дом Бабининых» их совсем не привлекал до весны 2015 года. Именно тогда на площадке в Конном переулке появилась строительная техника, и тут началось! Люди, вполне вероятно, и не знавшие о существовании данного архитектурного объекта, буквально впали в истерику. Мол, на наших глазах совершается акт вандализма и как обычно с помощью бульдозера. К слову, суеверный страх «защитников» перед строительной техникой вполне заслуживает особой диагностики. Хотя не уверен, что это как-то исправит ситуацию.

Думаете, кого-либо из них интересовало реальное состояние объекта? Хотя, по-моему, там все было видно невооруженным взглядом. Когда инвестор обратил внимание на «Дом Бабининых», тот уже, фигурально выражаясь, готовился отойти в вечность. Если же вдруг кого-то заинтересовало бы мнение специалиста, то вполне могли спросить известного псковского архитектора Владимира Шуляковского. По его меткому замечанию, «Дом Бабинина напоследок был в безнадёжном состоянии. Брёвна можно было проткнуть пальцем, кладка рассыпалась в песок…». Имеющиеся фотографии подтверждают эту мысль.

Любому человеку в здравом уме понятно, что трухлявые бревна не восстановить, равно как и рассыпающуюся в муку каменную кладку. Тем не менее, «защитники» настаивали на сохранении оригинального дома. Даже не представляю, какого архитектурного Франкенштейна они предлагали слепить из песка и полностью сгнивших бревен.

Убить инвестора

Можно было бы не обращать внимание на этот эпизод и этих людей – мало ли фриков обитает на просторах социальных сетей. Но как мы знаем, это довольно давно устоявшаяся группа, имеющая четкую позицию. Во главе ее – широко известные личности, чьи интересы лежат прежде всего в области политики. Вооружившись, несомненно, благой идеей сохранения «исторического Пскова», они занимаются циничным манипулированием сознанием псковичей. Концепция предельно проста – вмешательство в «историю» возможно исключительно с целью восстановления оригинала. Никаких точных копий (что, кстати, вполне допускает ЮНЕСКО), никаких тебе аналогичных материалов. Если здание 18 века, восстанавливайте его в первоначальном виде. Как хотите. Любые аргументы про физическую невозможность этого всегда наталкиваются на с трудом контролируемую агрессию и тотальное неприятие иной точки зрения. У вас, говорят, не другое мнение, у вас – шизофрения.

При таком подходе любая реставрация/реконструкция/приспособление выглядит исключительно как акт вандализма. Ну как же – вместо оригинальных бревен XVIII века (ничего, что их «можно было проткнуть пальцем») реставраторы использовали бревна XXI века. Какой кошмар. Кстати, ни у кого на даче не завалялось штук пятьдесят бревен позапрошлого века в идеальном состоянии?  

Но понимая, что это не столь тяжкое обвинение и общественность вряд ли проникнется тяжестью катастрофы, «защитники» не преминули прибегнуть к откровенной лжи. Что якобы вместо натурального дерева дом обшит натурально сайдингом и прочими полимерами. К счастью, эта заведомая ложь не выдерживает даже первичного визуального осмотра.

Отдельно стоит тема инвестора-застройщика. Любого, кто пытается работать с псковской архитектурой в исторической части города, «защитники исторического Пскова» встречают как Ку-клукс-клан гарлемского негра. Инвестор – вандал, ничего не понимающий в истории Пскова, мечтающий застроить территорию Кремля хрущобами. И не иначе. Гнать его поганой метлой до канадской границы! При этом направо-налево раздают обещания лечь, если что, под бульдозер.  

В ожидании, пока кто-нибудь уже ляжет, предлагаю вспомнить малую часть того «кошмара», который соорудили разные инвесторы-застройщики. Трудно не вспомнить Двор Подзноева, часть зданий гостиницы Old Estate. Общественники разгромно критиковали квартал «Золотая набережная», но время доказало правоту застройщика. С пеной у рта набрасывались на строителей отеля «Покровский», но сейчас это – одна из самых интересных и перспективных локаций для горожан и туристов. Многие, думаю, помнят, что там была абсолютно заброшенная и депрессивная территория, где накапливался мусор, а полиция считала данный район одним из неблагополучных. Сейчас начаты работы на еще одном историческом объекте – шпагатной фабрике на улице Поземского. Памятник годами разрушался, пока за него не взялся добросовестный инвестор. Ну, это мы его считаем добросовестным. А «защитники», полагаю, в самое ближайшее время нам и его «разъяснят». Не дай Бог, увидят какую строительную технику крупнее шпателя…

Архитектурное пепелище

На прямой вопрос, что вы хотели бы видеть: восстановленный дом, быть может и не совсем совпадающий с оригиналом, но, как говорится, «живой» или же развалину с пустырем со всеми вытекающими, такие общественники, не задумываясь, голосуют за второй вариант. Откуда эта любовь к руинам? Это ли не шизофрения?  

Конечно же, и «Золотая набережная», и «Дом Бабиниых» – это имитация губернского Пскова. Да у нас после 1944 года 90% города – сплошная имитация. Так уж история распорядилась. Вопрос, что в имитации плохого? Почему подобные проекты действуют на определенный круг людей как красная тряпка на быка? Что было на месте «Золотой набережной»? Болото и помойка. Что было в «Доме Бабининых»? Извиняюсь, бомжатник там был и отхожее место. Надо было дождаться, пока очередная компания бомжей для сугреву не спалила бы дом ко всем чертям? Следуя этой логике «защитников», мы получим сплошное архитектурное пепелище.

Здесь, кстати, уместно задать вопрос, а «как там у них»? Ведь даже в соседней небогатой Эстонии исторические центры городов ухожены и застроены. Все довольно просто. Государство, не имея возможности самостоятельно содержать и реставрировать памятники архитектуры, отдает их в пользование частному бизнесу. Как правило, в долгосрочную аренду на 49 лет. Арендатору вменяется в обязанность восстановление и содержание памятника. Дополнительно могут быть прописаны различные обременения. Именно по такому принципу развивается, например, центр Таллинна, прекрасно известный псковичам. Такая же история в большинстве городов, где есть «история». Здесь сложно придумать что-то другое. Если нет возможности реставрировать в оригинале, будут делать имитацию. Значительная часть центра Будапешта – одного из красивейших городов мира – сплошная имитация и новодел.

А иногда и вовсе не стремятся делать копию. Разве режут взгляд в исторической части эстонского Тарту современные здания из стекла и бетона? Такие примеры есть в любом европейском городе. Просто потому, что, уважая прошлое, надо смотреть в будущее. Если, конечно, мы не хотим жить на кладбище.

Константин Калиниченко
Версия для печати


Идет загрузка...