6


  • Коротко
 

Суд установил

17 января Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге принял решение удовлетворить иск 45 граждан США против Российской Федерации. В российских СМИ эту новость подали как признание неправомерным запрета на усыновление российских детей гражданами США, предусмотренного в «Законе Димы Яковлева». Очевидно, это, по меньшей мере, заблуждение. Решение Страсбургского суда совсем не об этом. В соответствии с вердиктом суда Россия должна выплатить истцам в общей сложности 75 тыс. евро. Кроме того, российские власти также должны оплатить судебные издержки в размере 13,6 тыс. евро. Представитель Министерства юстиции России немедленно заявил, что обжалует решение ЕСПЧ. Несомненно, у него на это есть законное право, хотя шансы на положительный для России исход дела в данном случае минимальны. Но сейчас, на мой взгляд, важно совсем другое. Пока представитель Минюста в Страсбурге собирается с мыслями, а пресса продолжает вводить граждан в заблуждение, необходимо разобраться, какое решение на самом деле принял Европейский суд по правам человека.

Глубина погружения

Чтобы с этим разобраться, необходимо вникнуть в суть искового заявления, поданного, так сказать, определенным кругом лиц. Кто эти лица, какие их права были нарушены и чего требовали? Истцами в данном деле выступили в общей сложности 72 человека – 45 граждан США и 27 российских детей. Это, соответственно, потенциальные усыновители и дети, в отношении которых уже начатая процедура усыновления была остановлена и отменена. Истцы в коллективном иске требовали признать «закон Димы Яковлева» нарушающим статьи 8 и 14 Европейской конвенции по правам человека - об уважении семейной жизни и запрете любых форм дискриминации. Также содержались требования компенсации морального вреда, транспортных и судебных расходов.

Здесь важно отметить, что в Страсбургский суд было подано в общей сложности более 40 исков о признании «закона Димы Яковлева» нелегитимным, однако к рассмотрению приняли только один. ЕСПЧ изначально не счел возможным рассматривать правовую природу данного закона и его соответствие нормам международного права по существу. Фактически рассматривался не столько сам закон, сколько коллизия, сложившаяся в результате приостановки и отмены уже запущенных процедур. В таком случае вердикт суда вполне логичен и соответствует как нормам международного права, так и гражданского процесса. Нашел подтверждение факт, что в отношении истцов была применена ретроактивность (обратная сила) закона, что, конечно же, недопустимо с любой точки зрения.

Предметом рассмотрения в рамках судебного процесса стала «глубина погружения» граждан США и детей в процесс усыновления. Дело в том, что данный вид отношений подпадает под международно-правовое определение понятия «частная жизнь», под которым понимается право устанавливать и развивать отношения с другими людьми, право на личное развитие, право на самоопределение, гендерную идентификацию, сексуальную ориентацию и сексуальную жизнь. То есть в компетенцию суда входило установления факта возникновения достаточно глубоких личных отношений между усыновителями и детьми до того, как закон был принят и вступил в силу. Данный факт лишь частично нашел подтверждение в ходе суда. Суд фактически признал, что действие обратной силы закона нарушило права потенциальных усыновителей. При этом ЕСПЧ посчитал, что непосредственно права детей нарушены не были. Также  не была нарушена статья 8 Европейской конвенции по правам человека («Право на уважение частной и семейной жизни»), говорится в вердикте суда. А поскольку никакие материальные права истцов не были нарушены, то суд счел возможным компенсировать только моральный вред…

Переводя все это с юридического языка на русский, мы получаем следующее. Европейский суд по правам человека в Страсбурге не увидел никакой дискриминации или иных неправовых ограничений в «законе Димы Яковлева». Утверждения, что закон противоречит не только здравому смыслу и принципу гуманизма, но и базовым нормативным актам о правах человека и гражданина, можно смело оставить в прошлом. Решение ЕСПЧ, который трудно заподозрить в чрезмерной любви к России, ставит в этом вопросе точку.

 

Послевкусие

Сейчас нет ни права, ни возможности рассуждать о том, какова могла быть судьба этих 27 детей. «Закон Димы Яковлева» не критиковал только ленивый. Когда он был принят в конце 2012 года, то на эмоциях действительно воспринимался как вредный нормативный акт, который приносит в жертву детей-сирот в угоду сиюминутной политической конъюнктуре.

Но давайте будем объективны. Спустя три года мы можем с полным основанием утверждать, что данный закон полностью перестроил систему усыновления внутри страны. Появились федеральные льготы для усыновителей и усыновленных. Государство выплачивает единовременное пособие за усыновление размером в 100 тысяч рублей. Еще более весомыми в этом вопросе выглядят региональные программы. Достаточно сказать, что Псковская область выплачивает приемным родителям единовременно 500 тысяч рублей. Дополнительно оказывается и ежемесячная материальная поддержка как приемным родителям, так и непосредственно ребенку. В общей сложности в зависимости от возраста приемного ребенка эта сумма доходит до 16 тысяч рублей.

А самое главное – принципиально изменилось отношение в обществе к процессу усыновления. Это перестало быть своего рода подвижничеством и восприниматься как отклонение от нормы, блажь или подвиг. Сегодня усыновление – вполне обычный процесс.

Вот так получается, что трудный и крайне непопулярный закон смог сдвинуть очень непростую деликатную ситуацию с мертвой точки. Почивать на лаврах еще не время. Однако сегодня в России существует современная система усыновления, соответствующая мировым стандартам.  

Конечно, споры вокруг этого закона еще долго будут будоражить общественное сознание. Вероятно, до тех пор, пока «закон Димы Яковлева» не уйдет в прошлое, уступив место какой-либо новой системе отношений. В случае отмены санкций со стороны США, вероятно, появятся основания и для ответных мер. Условия отмены запрета на усыновление российских детей гражданами США известны. Это прежде всего полная прозрачность всего процесса усыновления с американской стороны и возможность постоянного мониторинга усыновленных детей на территории США. На сегодня такой возможности нет. Поэтому о судьбе таких детей мы если и узнаем, то, как правило, из сводок американской криминальной хроники. Очевидно, что и американские социальные службы не считают своим долгом отслеживать жизненный путь таких детей. И как следствие, одна из самых печальных историй и стала поводом принять «закон Димы Яковлева».

Константин Калиниченко
Версия для печати


Идет загрузка...