10


  • Коротко
 

Призрак бродит по Европе...

Аналитики округляют глаза и разводят руками — разве можно такое было предполагать? Брексит и «бегство» Кэмерона, Трамп и депрессия Хиллари. Победы противников евроинтеграции на выборах в Чехии, Хорватии и Болгарии. Референдум по квотам на беженцев в Венгрии, завершившийся торжественным сожжением книги Ги Верхофстадта «Соединенные Штаты Европы». На носу выборы во Франции, где, с большой долей вероятности, к власти придет кто-то из евроскептиков. Евроглобалисты в шоке —  да как же так? Зря строили, строили и наконец?.. Выходит, напрасно Кончита Вюрст и Гидо Вестервелле всеми правдами и неправдами прокладывали путь к общечеловеческим ценностям?

 

Праздник непослушания

В первое воскресенье последнего месяца года происходили события, возможно, определившие дальнейшее будущее проекта «Единая Европа». В Австрии с третьего раза все-таки состоялись выборы президента, а в Италии прошел референдум о доверии к реформам государственного устройства. Австрийцы, к радости многих псковичей, выбрали главой государства Александра ван дер Беллена, чей дед без малого сто лет назад занимал пост псковского губернатора. Чисто гипотетически для России более интересной казалась победа Норберта Хофера — представителя, как пишут СМИ, праворадикальной Австрийской партии свободы. Но несмотря на пророссийскую предвыборную риторику Хофера, неизвестно, какой бы была его реальная внешняя политика. А потому после победы ван дер Беллена ряд европейских политиков уже сделали заявления в духе «дан отпор правым популистам» и «ставка Путина в этот раз не сыграла». Но все это — для любителей конспирологии и умельцев надувать из мухи слона. Их можно понять — в последнее время поводов для радости было немного.

Александр ван дер Беллен

В Италии на референдуме победу одержали евроскептики, притом убедительную. Социологи пытались убедить Маттео Ренци в наличии народной поддержки, но как и в истории с брекситом и Трампом снова промахнулись...

С чего вдруг внешне очень благополучная Европа меняет курс? Глядя на благостные инстаграмы российских туристов понятнее не становится, поэтому попробуем разобраться с каждой из непослушных стран в отдельности.

Несмотря на итоги президентских выборов, к этим «непослушным» следует, с полным на то основанием, отнести и Австрию. Мысль про «отпор правому популизму» принадлежит уходящему в отставку председателю Европарламента Мартину Шульцу. Его нетрудно понять: именно в его бытность Единая Европа начала трещать по швам. При очень плохой игре приходится делать такую вот мину. Между тем, победивший на выборах ван дер Беллен, конечно, не столь радикален в своих планах, как его недавний оппонент. Однако в отношении Единой Европы настроен вполне скептически. Пожалуй, Австрия выбирала из двух евроскептиков и в итоге остановилась на более мягком варианте. Не стоит забывать, что австрийский президент прежде всего лидер нации и фигура представительская. Проблемы же, которые актуальны для граждан страны — мигранты, налоги, платежи в евробюджет и т.д., находятся за пределами его полномочий.

Победа далась ван дер Беллену титаническими усилиями во втором туре голосования. Все «старые партии», убоявшись чрезмерного радикализма, призвали голосовать против Хофера, который вынес всех в первом туре в одну калитку. Но через год с небольшим на парламентских выборах второго тура не будет, а ситуация с беженцами к тому времени вряд ли улучшится.

Маттео Сальвини

Граждане Италии, надо полагать, озабочены теми же проблемами. Италия первая принимает потоки беженцев. Как третья экономика Евросоюза она несет тяжелое бремя платежей в бюджет Единой Европы. Чисто экономически эту нагрузку несут на своих плечах в основном промышленно развитые регионы севера Италии. Именно там и зародились две, возможно, самые евроскептические партии современной Европы — «5 звезд», лидером которой является культовый итальянский комик Беппе Грилло и «Лига Севера» во главе с молодым и харизматичным Маттео Сальвини. После ухода с публичной политической арены многолетнего итальянского лидера Сильвио Берлускони и неизбежной отставки Ренци, на политическом небосклоне Италии остались только комик Грилло и Сальвини. Если первый всего лишь настаивает на выходе из Евросоюза и отказе от евро, то Сальвини предлагает еще и расчленить Италию на северную и южную. На этой неделе президент Италии Серджио Матарелла клятвенно обещал попытаться уговорить Ренци не уходить в отставку, чтобы «там, наверху, остался хотя бы один адекватный политик». Такие дела. Зато не скучно.

Беппе Грилло

 

Анфан террибль

Альтеро Спинелли, один из теоретиков и идеологов создания Единой Европы, видел свое детище по образу и подобию большой дружной семьи. В любой семье роли расписаны: сильные поддерживают слабых, младшие уважают старших, все несут определенную ответственность и тд. Непослушный ребенок в семье считается не самой большой неприятностью.

Долгое время с этой ролью «плохиша» вполне успешно справлялась Польша. Польские руководители в рамках ЕС постоянно требовали для страны равные права с Германией и генерировали немало других столь же бредовых идей. Одного такого в принципе можно терпеть, и Польшу терпели, тянули, закрывали глаза на разные политические чудачества.

Затем появилась Греция. Страна, привыкшая активно расслабляться и не очень активно работать. Евросоюз мало того, что начал давать меньше денег на карманные расходы, так еще и требовал платить по старым счетам и кредитам.  Греки такое, конечно, стерпеть не смогли: выбрали себе премьером левого радикала Ципраса и клятвенно пообещали послать Евросоюз лесом вместе со всеми долгами. Ну, кое-как этот костер потушили.

 Марин Ле Пен

Но тут Европу захлестнула волна мигрантов. Отделять жертв геноцида от стремящихся на вэлфер дармоедов пришлось странам, расположенным на внешних границах Единой Европы — Венгрии, Хорватии, Болгарии. Процесс отделения мух от котлет не доставил удовольствия гражданам этих стран. Общечеловеческие ценности — вещь, несомненно, прекрасная. Но не совсем понятно, что с ними делать, когда «жертва террора» лезет в твой дом или пытается изнасиловать твою жену.  В общем, на выборах разного уровня, проходивших в перечисленных странах в 2016 году, либеральные проевропейские сторонники «общечеловеческих ценностей» с треском проиграли. На очереди Румыния, где через пару недель к власти, судя по всему, придут евроскептики.

Уж больно много анфан терриблей для одной семьи получается. А если к этому добавить, что среди «старших членов семьи» также нет согласия, то в перспективе получается весьма унылая «Сага о Форсайтах». Брексит уже состоялся, и Великобритания с каждым днем все дальше от Европы. Италия и Австрия планируют решать свои проблемы сами, без оглядки на Брюссель. Франция в 2017 году будет выбирать президента Республики. Выбор, очевидно, будет между Марин Ле Пен и Франсуа Фийоном, и понять, кто из них больший евроскептик очень непросто. Фаворитом весенних парламентских выборов в Нидерландах является «Партия свободы» Герта Вилдерса, который стал особенно популярен после того, как заявил, что «депортировал бы пророка Мухаммеда из Голландии, если бы он жил в наше время». 

Франсуа Фийон

Европейская семья большая, дети переживают бурный период взросления на стыке подросткового максимализма и юношеского инфантилизма. Хотят самое лучшее и сразу. Старая Европа, в свою очередь, все более скептически смотрит уже не только на непрекращающиеся толпы «несчастных беженцев», но и на молодых членов Евросоюза, абсолютно не понимая, какой вообще от них прок. Германия, будучи главой этого разношерстного семейства, пока «тянет в гору». Выглядящая безумно уставшей канцлер Меркель собралась на четвертый срок — явно не от хорошей жизни. Достойных преемников в партии не видно, а потенциальное поражение на парламентских выборах и приход к власти доктора Фрауке Петри из «Альтернативы для Германии» станет последним гвоздем в крышку общеевропейского гроба. И как будто мало других бед, еще и солнечная Украина стучится с черного хода...

 

«Куда, куда стремитесь вы, безумцы...»

Сегодня ситуация выглядит вполне однозначно: зазнавшаяся брюссельская евробюрократия заигралась с либеральными ценностями. А ведь это так красиво выглядело в теории: либеральные общечеловеческие ценности для всех. Универсальный алгоритм комфортного общежития.

Увы. В 2016 году неожиданно выяснилось, что без должной финансовой подпитки либеральная парадигма работает плохо. Молодые участники Евросоюза, все эти Хорватии и Болгарии, оказались недостаточно крепки в своих евроубеждениях и, не получив ожидаемый транш Европейского центробанка, косо смотрят в сторону Брюсселя. А когда вместо денег и грантов начали распределять квоты на беженцев, настроение совсем испортилось.

Старая Европа имеет свои основания быть недовольной. Она и не обещала того, что от нее ждут европейские неофиты. Те, кто вступает в Евросоюз, должны были четко понимать, что они автоматически превращаются в граждан второго сорта и у них появляется английский дворецкий или немецкий фельдфебель. Дворецкий в 2016 году сам сбежал. Фельдфебель пока держится, но с каждым днем это все больше напоминает подвиги Дон Кихота.

И нет, наверно, смысла задаваться риторическим вопросом, что же будет дальше. Это уже вторично. Европа, по крайней мере в этот раз, единой стать не смогла, а либеральные ценности оказались не столь значимыми, когда на карту поставили стабильность государственного развития и личную безопасность граждан. Каждый решил выживать самостоятельно, никто никому ничем не обязан — это сегодня единственная выжившая либеральная ценность... 

Константин Калиниченко
Версия для печати


Идет загрузка...