36


  • Коротко
 

Черная дыра

Я не всегда понимаю язык и настроение моего 16-летнего сына, но вчера, кажется, мы впервые за долгое время были с ним на одной волне. Первая мысль после прочтения новости о трагедии в Стругах Красных: а где сейчас мой подросток? В курсе этой истории уже, поди? К гадалке не ходи: в курсе, и получше всех СМИ вместе взятых. Что думает? Что знает такого, о чем не знаю я? Как оценивает «подвиг» своих ровесников?

Звоню – гуляет поблизости, и, судя по голосу: нет, не в курсе. Прошу помочь разгрузить машину, подъезжаю, забираю сына вместе с приятелем, по пути домой посвящаю обоих в суть недавних событий в Псковской области. Обоим не по себе. Посмотрели видео – вырезки из Periscope. Сын узнал погибшую девушку – видел не раз на районе, про нее говорили, что от бабушки все время сбегала.

Стоим, молчим. Думаем. Каждый про свое. Но когда все же говорим – неуверенно, подбирая слова – оценки сходятся. В подражатели вчерашним героям сын не стремится – уже легче, и на том спасибо.

Не знаю, как бы я сам оценивал такую историю в 16 лет – дури-то хватало. Может, и героизировал бы эту парочку. А тут мой сын, по крайней мере, понимает, что цена, уплаченная за 10 минут славы, мягко говоря, великовата. Думаю вслух: «Кого больше теперь будет, - тех, кто будет считать эту парочку за героев, или за идиотов?». Получаю ответ, что они – и герои, и идиоты одновременно. И это похоже на истину.

Истину в том – параллельном, подростковом мире, разумеется. А вы думали для вас вот это: «Жизнь в своё удовольствие — это наилучшая жизнь»?

Нет, дорогие взрослые, для вас – другие шоу: «Голос» или, там, в лучшем случае – «Вечерний Ургант». Отстаньте, ложитесь спать, и не мешайте творить новейшую историю.

Сделать в перископе трансу пальбы по копам, отработать все комменты, и уйти красиво – затащено!

Но это же еще не венец «эволюции». Что дальше? Кто следующий отличится? Сын предрекает – максимум полгода, и будет новая история с шариковой ручкой, новые Струги. Только как переплюнуть уже отработанные эвенты?

Организовать трансляцию захвата РОВД – это надо постараться. Нужна команда побольше, и минимум две камеры. Что еще? Ритуальное самосожжение? Неплохо, но пламя не каждый сможет красиво заснять. Хотя – до красоты ли. Главное – усердно отвечать на комменты онлайн.

Взрослые комментаторы уже пишут, что причиной трагедии стал конфликт с родителями. Вот в чем причина, ну надо же – спасибо, просветили. Как просто все! Чего ж раньше, ни в начале этого, ни в конце прошлого века таких историй не приключалось – чтобы в прямом эфире, и «будем скучать»?

Конфликт с родителями, уважаемые комментаторы – это то, что будет терзать и мучить этих родителей всю оставшуюся жизнь. Но это не причина трагедии. Предпосылка – может быть. Причины в другом.

Сын считает, что одна из причин – в диком интернете, в социальных сетях, которые провоцируют на то и на сё. Но это, знаете, такие подростковые сопельки: ах, нас спровоцировали. Покурить, выпить, дунуть, нюхнуть – спровоцировали. Свои мозги есть, но если нехорошие сверстники провоцируют – мозги куда-то растворяются. Лошадь не моя.

Я считаю, что интернет тут не сыграл значительной роли. Ну да – ситуация патовая: аудитория давит. «Spring!» («Прыгай!») - у группы Rammstein есть песня с таким названием. Про человека, который забрался вечером на высокий мост полюбоваться закатом. А толпа внизу решила, что он готовится к суициду. Ну и подстрекали его таки прыгнуть. Он бы и не стал, но один из толпы подкрался, и толкнул в спину – чтобы «избавить от этого позора».

Реальность такова – жесть по-псковски: дети веселятся в перископчике, потом дети нарушают УК РФ, и в ответ РОВД вызывает подкрепление и гасит нарушивших УК РФ детей совместными усилиями СОБР и всей передовой мощи УМВД РФ по региону.

Наверное, в передовой мощи УМВД нашлось место и для специалистов, которые вели переговоры. Психолог, полагаю, присутствовал. Делал свою работу. К полиции не должно быть никаких претензий (если верить официальным сводкам) – молодцы, отработали все на 100 баллов, действовали точно по инструкции.

Погодите, а что там в инструкции? Любопытно было бы взглянуть, если это не сверхсекретный документ. Есть ли там что-нибудь о Periscope, Instagram, VK и What’sApp? Как современная, насквозь реформированная полиция ведет диалог с правонарушителями, на которых давит кровожадная аудитория анонимусов? И ведется ли вообще такой диалог?

Боюсь, что ответ на последний вопрос – «нет». А на предпоследний – «по старинке, при помощи мегафона». От вызовов стремительно меняющегося мира российская полиция отстает лет на 10. Интернет? Да, слышали. Даже целый отдел «К» имеется, давно уже. Чуть ли не с конца 90-х. Только отдел «К» - это не отдел SMM (Social media marketing). Мы же не путаем сантехника, меняющего трубы в доме, с дизайнером интерьеров. Или путаем? Ломать стены – не такая тонкая работа, как создавать настроение.

Говорят, настроение запутавшихся ребят пыталась корректировать классный руководитель. Я ничего не знаю ни о ней, ни об этом диалоге в соцсетях, чтобы давать какие-либо оценки. Надеюсь, что она действовала сосредоточенно, задействовав все свое самообладание. Надеюсь, что она была достаточно хладнокровна, чтобы реализовать свой план. Надеюсь, что этот план у нее вообще был.

Но почему, черт возьми, классный руководитель была единственным взрослым, оказавшимся (пусть и виртуально) рядом с этими бедолагами? В прошлогодней истории с надругательствами сверстников над псковской школьницей не было онлайна – все мерзости были выложены в интернет уже после того, как произошли. А тут – пожалуйста: все каналы для коммуникаций открыты, подростки уже и сами офигели от того, что творят в этой своей параллельной подростковой реальности. Сидят и ждут помощи.

Ситуация в Стругах, безусловно, создалась сложная – между молотом и наковальней. С одной стороны прессует аудитория в интернете, с другой – дядьки в шлемах и с мигалками. Но если бы в чатик к подросткам постучался бы специально обученный взрослый, и уважительно, взвешенно и толково поговорил о том, как теперь выкручиваться – выкрутились бы с радостью. Сочли бы за соломинку.

Специально обученных взрослых не нашлось. «Полицейские приняли меры по блокированию участка местности и обеспечению безопасности граждан на прилегающей территории, а также меры по обезоруживанию  несовершеннолетних и вызволению их из дома» - это сегодняшнее заключение прокуратуры Псковской области. Это итог проверки законности действий подразделений СОБР отдела Росгвардии по региону «по пресечению преступных посягательств подростков».

Оперативность прокурорских работников не может не восхищать. И суток не прошло с момента гибели детей, а уже готово заключение. «Меры по вызволению их из дома». Меры по вызволению.

Уверен, что помимо более толковых переговорщиков в регионах, МВД РФ не помешали бы в штате и гуру вацапов, снапчатов и прочих малопонятных взрослому миру штук. Подобно тому, как на кибервойска Минобороны сейчас работают патлатые кулхацкеры, так и полиция могла бы привлекать всяких прыщавых чувачков для предотвращения трагедий, подобных вчерашней.

Им даже на место можно не выезжать, зато важно сидеть в одной комнате с квалифицированным и расторопным психологом, который будет подкидывать спасительные речевые модули.

«Катя: В общем, сейчас звонили из полиции, точнее мама Дениса. Просят, чтобы мы… Ну, еще у нас минут 30-40 есть на размышление. Просят, чтобы мы вышли, но выходить так не хочется, потому что будет полный трэш. Что же делать. Сдаваться?»

30-40 минут. Куда так торопился СОБР? Наверное, хотели успеть до темноты. Или домой на ужин? В пресс-службе Северо-Западного округа войск Росгвардии отдельно отмечают, что сотрудники СОБР не открывали огонь в ходе штурма. К сожалению, интернет они, похоже, также не открывали. Действовали по старинке, по принципу «лучшее средство от головной боли – топор».

На следующий день, отмыв от ответственности силовиков, все искали виноватых в других направлениях. Начали, по традиции, со школы: исследовали успеваемость погибших детей, из отношения с одноклассниками, прогулы, занятость в кружках и секциях – все характеристики и досье.

Но почему именно школа должна подставить плечо? Разве это не прерогатива органов социальной защиты? Школьные инспекторы, психологи, социальные педагоги – кто все эти люди? Ни на одном родительском собрании я не видел ни инспектора, ни психолога – это совершенно загадочные для меня персонажи. А вот социальный педагог – напротив – была настолько активной дамой, что выступала со своими нафталиновыми нравоучениями на каждом собрании. И гнала такую ересь, что иной раз хотелось послать ее куда подальше. Чего стоил только эзотерический спич о том, что из-за беспорядочных половых связей рождаются дети с синдромом Дауна.

«Всем большое спасибо за поддержку, за время, проведенное с нами. Будем скучать безумно...»

Будем скучать. Всем спасибо. До новых встреч? Не переключайтесь?

Смерти нет. Есть лайки, подписчики и тысячи просмотров. Что такое быть, жить – по сравнению с этим? Да и кому нужна такая жизнь – обыкновенная и предсказуемая? Школа, будни, каникулы, родители, вписоны, бухло, домашка, долгожданные пятница, суббота, воскресенье, и снова школа. Потом, может быть, пед или путяга.

А тут – «шаг», как на Псковщине говорят, «в бессмертие», да еще и доступный каждому. Шестая рота? Да разве могли эти неудачники в 1999 году позволить себе такую роскошь:

«Чего говорить-то? )) В общем, люди... )) последние минуты жизни!»

Онлайн, на весь мир.

Всем чмоке в этом чате.

Знаете Ивангая (EeOneGuy)? Ему 20 лет, и он самый популярный российский видеоблогер. Зарабатывает под 300 тысяч долларов в год. У него тысячи подписчиков, и сотни подражателей. А все почему? Потому что у его дурашливых роликов свыше миллиарда просмотров. Три года назад не было ни одного.

Но это сложный путь к славе и признанию: надо снимать, монтировать, тратить время – в общем, пахать. А вот псковский вариант не такой трудоемкий. И становится страшно: не найдутся ли у такого пути тоже подражатели с минимальным количеством серого вещества в голове? Слишком заманчивые для подростков сигналы, слишком легко.

Что способна противопоставить этому 55-летний социальный педагог, цитирующий стишки Эдуарда Асадова?

Между миром подростков и миром взрослых есть огромная пропасть – невообразимая в своей колоссальности зияющая черная дыра. И чем дальше, тем она колоссальнее и невообразимее. Расширяется, падла, в геометрической прогрессии.

Фильтровать игры? Мониторить социальные сети? Запретить Periscope? Да хоть интернет запретите совсем – это не поможет. Окститесь. Вы ничего не знаете о подростках. И я не знаю. И они не слишком сами в себе шарят. Никто не знает. Примите это и смиритесь.

Выход тут я вижу только один – государство и общественные институты могли бы объединиться, и динамичнее исследовать эту разделяющую нас пустоту, выделять требующие немедленных решений проблемы, и вырабатывать простые, доступные для любых родительских масс решения. А еще регулярно ликвидировать вопиющую сетевую безграмотность среди взрослого населения России.

Но пока всего этого подспорья нет – остается один, проверенный тысячелетиями рецепт. Вот он: любить их, этих дерзящих, матерящихся подростков – чем они становятся выше ростом, тем сильнее.

Они порой такие неприятные, неопрятные, агрессивные, огрызающиеся. Курят и бухают. Пропадают со связи, и не ночуют дома. Повышают голос (да как они смеют), ничего не делают и ничем не интересуются. Все ломают, портят и ничего не ценят. Лгут и не выполняют обещания.

Но они, эти изверги, все равно еще дети. Даже больше дети, чем год или два назад, пока это все не началось. Но и настолько же больше они – взрослые. 14-15 лет – уже сформировавшаяся личность. Не собственность родителей. И эта личность вправе требовать к себе серьезного отношения.

Подростки – они хорошие. Ну да – бунтуют, но это такое специальное время, когда необходимо нарушать границы и ошибаться, чтобы двигаться дальше. Этот протест, все «антисоциальное», что делает подросток – весь этот бунт ради того, чтобы его заметили как самостоятельную личность. 

Агрессия – это особый язык, и за этими плохими действиями, поступками, трудным поведением взрослым надо внимательно наблюдать. Чтобы не упустить, уловить все самое важное. И не оставлять ребенка наедине со своими страхами. Может прозвучит неправдоподобно, но в этой агрессии, пожалуй, есть и созидательное что-то. Это ведь такой способ коммуникации, когда подросток пытается что-то сказать, достучаться, когда по-другому он выразить себя не может.

* * *

А для тех, кто не осилил «многабукв», и сразу пролистал до конца – вот вам краткое содержание всего вышесказанного: интернет – уже не наш, полиция и школа – еще не там, наши дети – все еще с нами. И их показано любить, даже если они подростки. Жалеть. Обнимать. Уважать. Не лезть. Отстать и пойти спать.

Даниил Новиков
Версия для печати
  • Сюжет
  • Трагедия в Стругах Красных
Обладатель Гран-При кинофестиваля в Карловых Варах пишет сценарий фильма о покончивших с собой в Стругах Красных подростках Следователи: Смерть подростков в Стругах Красных наступила до начала операции по проникновению в дом Псковские подростки стали чаще сбегать из дома, заявил прокурор региона Начальник УМВД по Псковской области: Психологическая служба полиции была не готова к ситуации с подростками в Стругах Красных Самоубийство подростков в Стругах Красных начальник полиции Псковской области напрямую связал с «группами смерти» в соцсетях Сергей Белов: Покончившие с собой в Стругах Красных подростки не были «Ромео и Джульеттой» Расследование дела по трагедии в Стругах Красных займет полгода-год, заявили следователи Уполномоченный по правам ребёнка при президенте пока не получила ответов ведомств о законности операции в Стругах Красных Парламентарии Северо-Запада поддержали псковский законопроект об ограничении освещения в СМИ половых преступлений СКР отчитался о проводимых следственных действиях по трагедии в Стругах Красных


Идет загрузка...