8


  • Коротко
 

Пора по пабам?

Пару недель назад Институт психологии РАН подвел итог масштабному исследованию, в рамках которого академики пытались выявить основные страхи россиян и дать этим страхам соответствующую оценку. Так вот, оказывается, больше всего граждане России страдают от неуверенности в завтрашнем дне и боятся финансовой неопределенности. А вовсе не войны. Детализируя эти фобии, ученые отмечают, что страхи россиян вертятся вокруг падения курса рубля, исчерпания Резервного фонда, отсутствия денег на выплату зарплат и пенсий и т.д. К сожалению, авторы исследования только лишь фиксируют фобии, не давая при этом практических рекомендаций по избавлению от них. Я ни в коей мере не претендую на лавры академиков, но попробую все же дать одну рекомендацию - тем, кто ждет краха финансовой системы страны, преждевременной смерти национальной валюты, отсутствия денег на зарплаты и пенсии, следует почитать прогнозы ведущих российских «аналитиков» за 2014-2015 годы. Ведь именно это нам в непрерывном режиме на мощностях оппозиционных ресурсов обещают ведущие оракулы финансов и экономики. Сначала обещали на конец 2015 года, затем на 2016-й. Теперь уже на конец следующего года обещают. Опять говорят, что денег физически не хватит на весь год ̶и̶ ̶м̶ы̶ ̶в̶с̶е̶ ̶у̶м̶р̶е̶м̶…

Равномерное распределение разочарований

Как только правительство предъявило общественности проект бюджета на 2017 год, аналитики наперегонки кинулись прогнозировать неизбежный апокалипсис, будто стремясь перещеголять друг друга. Чем-то удивить тут, надо сказать, уже непросто. Курс доллара по 120 рублей нам обещали еще в 2016 году. И в 2015 обещали. То, что у государства не хватит денег на социальные обязательства, перестанут платить военным, которые взбунтуются и начнется полное Гаити - все это уже многократно повторено. Теперь предлагают дождаться осени 2017 года.

Гадать таким образом - беспроигрышный вариант, который повторится еще не раз. И пока доморощенные стратеги пребывают в выдуманном ими мире, давайте попробуем понять, что нам ожидать от бюджета на 2017 год.

Никто не бывает доволен бюджетом - это аксиома, известная со времен зарождения политэкономии и принципов бюджетирования. Процесс формирования статей расходов - это классическая история про лебедя, рака и щуку. Армия, спецслужбы, социальные расходы, медицина, образование, культура, спорт - все они имеют свои аргументы. Каждое лобби тянет в свою сторону. В результате выработка бюджета есть искусство равномерного распределения разочарований. Задача правительства - минимизировать негативные последствия такого распределения.

 

Миф о сбалансированном бюджете

Есть такой известный парадокс. Считается, что бюджет может быть разным, но обязательно должен быть сбалансированным. Оппозиция, критикуя параметры бюджета, всегда говорит о его дисбалансе. Даже великий Адам Смит говорил, что сбалансированный бюджет - основа успешной экономики.

Тут, как говорится, не поспоришь. Однако же беглый анализ бюджетов ведущих экономик мира за период с 2008 года дает право утверждать, что эти бюджеты можно назвать какими угодно, но только не сбалансированными. Известный американский общественный и религиозный деятель Франклин Грэм привел удачное сравнение, сказав, что «сбалансировать бюджет - все равно что попасть в рай: каждый этого хочет, но не желает делать то, что для этого нужно». Надо сказать, ближе всех решению данной проблемы подошел Рональд Рейган. Его мысль о том, что составляя сбалансированный бюджет, надо научиться говорить «нет», как нельзя лучше отражает образ мышления сотрудников Минфина.

То, что сбалансированный бюджет на самом деле миф, доказывают большинство успешных экономик мира. Все давно привыкли жить в условиях дефицита бюджета. Самая успешная экономика мира - она же и самая дефицитная. Сегодня дефицит бюджета США превышает годовой бюджет России. Это отнюдь не повод включать «задорнова», просто надо понимать, что дефицит бюджета - это норма современной экономики.

 

У вас не закрытый, а открытый п̶е̶р̶е̶л̶о̶м̶ бюджет

Какие еще претензии предъявляют к российскому бюджету-2017? В первую очередь, к тому, что все деньги уходят на войну. Тратить деньги на армию все равно, что просто кидать их в топку. Мир мы не завоюем, нападать на нас вроде никто не собирается. Критикам можно напомнить, что у России нет других союзников, кроме армии и флота. Было бы лучше, если бы союзниками стали, например, среднее и высшее образование, но, очевидно, не судьба. Да и время сейчас не самое спокойное. Тем не менее, надо отметить в целом положительный тренд - финансирование военных статей бюджета планируется сократить на 27%, относительно прошлого года. Пацифисты могут торжествовать.

Пожалуй впервые пристальное внимание уделяется так называемым закрытым статьям расходов. Для многих, вероятно, само наличие таких статей стало открытием. Как водится, чем меньше объективной информации, тем больше слухов. Не сговариваясь, решили, что это какие-то секретные фонды для армии и спецслужб. Чтобы, значит, травить неугодных полонием или вроде того. Тем же, кто не поленится посмотреть эти статьи в проекте, станет очевидным, что большая их часть предназначены на межбюджетные трансферты региональным бюджетам. Ну, то есть это своего рода заначка на черный день. Да и почти нет сомнений, что какой-нибудь форс-мажор случится, вроде неожиданно наступившей зимы где-нибудь в Якутии.

К сказанному можно добавить, что закрытые статьи - неизбежная составляющая бюджета почти всех государств. На практике это, в большинстве случаев, «мобильные деньги», которые расходуются при наличие необходимости, а не по целевым программам. Тем, кто продолжает искать черную кошку в темной комнате, рекомендую обратить внимание на текущий всемирный рейтинг открытости бюджета Open Budget Index, где Россия занимает высокое 11-е место.

Почти треть всех расходов зарезервированы на социальную политику. Вопреки множеству прогнозов государство предпочло не отказываться от ранее взятых на себя социальных обязательств. Думаю, это главный акцент бюджетной политики, который дает понимание, как мы будем жить в следующем году.

 

В качестве резюме

Я бы очень хотел написать, что бюджеты медицины и образования выросли в разы. Из года в годы мы все этого ждем и, надеюсь, дождемся. К сожалению, не в этот раз. Есть для этого объективные возможности уже сегодня или нет, трудно судить. Наверное, правы будут те, кто скажет, что в годы кризисов нужно вкладываться в образование и здоровье нации. Что можно бы забрать деньги у военных и отдать в школы и университеты. Лично я бы так сделал. Однако же есть и иные взгляды, а вопрос приоритетов бюджета всегда был и будет дискуссионным.

Сегодня же очевидно, что нас ждет непростой 2017-й финансовый год. Но вполне сопоставимый с 2016-м, который мы, видимо, доживем, несмотря на многократно обещанный финансовый апокалипсис. Значит и следующий проживем тоже. Хотелось бы жить лучше? Да кто же с этим спорит. Однако все познается в сравнении. В завершении хочу напомнить знаменитую фразу Уинстона Черчилля, произнесенную более ста лет назад: «В государственном бюджете [Великобритании] зияет огромнейшая брешь, при этом весь наш народ не просыхает в пабах…».

Константин Калиниченко
Версия для печати


Идет загрузка...