28


  • Коротко
 

Каждому - своё

В минувшую субботу прошла региональная сельскохозяйственная ярмарка под лозунгом «Выбирай своё». Участники политического процесса отметились там в меру своего понимания роли местных товаропроизводителей в нашей жизни. Те, что ближе к партии власти, холили и лелеяли местных товаропроизводителей. Награждали грамотами и благодарностями, перед телеобъективами дегустировали и хвалили продукцию, в общем, как могли, способствовали ее реализации. Те, что относятся к либерально ориентированным, напротив, реализации скорее не способствовали, некоторые даже внушали общественности, якобы понятия «своё» и «качественно» - это практически антонимы, завозное все же лучше. Интересно, кстати, что такое отношение совсем не мешает либералам охмурять сейчас избирателей «программой»  по искусственному умножению в области именно мелких фермеров.

Тем временем в обществе продолжается обсуждение такой проблемы, как сложность попадания местной фермерской продукции на прилавки крупных торговых сетей и вообще расширения возможностей ее сбыта. Недавно в Пскове даже было заседание круглого стола по этой теме.

При этом все время чувствуется, что заинтересованные стороны чего-то не договаривают.

…Пару лет назад мы вместе с одним местным продвинутым сельхозником посидели и сделали калькуляцию, что по чём будет, если он своей техникой и по своей технологии введет мне в сельхозоборот три гектара, посадит на них картошку, вырастит, соберет, а мне нужно будет уже самой решить вопрос ее хранения и сбыта. По расчету себестоимость килограмма картошки получилась … ОДИН РУБЛЬ. Я, кстати, вспомнила тогда, что еще один мой знакомый фермер из нашего района предлагал мне осенью картошку на корм скоту по 2 руб за кг (хотя  это была картошка очень даже съедобная и для людей, я сама ее ела, и было вкусно). Я тогда подумала, надо же, этот фермер, хоть и спеша сбыть товар оптом, даже при такой низкой цене, наверно, оставался не в убытке, еще и на своей машине занимался доставкой.

Понятно, что хранение, сортировка и процесс сбыта на торговых точках тоже внесут свой вклад в ценообразование, но все равно, как ни крути, а те цены, которые мы обычно видим на розничных прилавках, как-то уж очень разительно отличаются от названных цифр.

Спору нет, все теоретические расчетные расходы и доходы могут быть поправлены практикой по самым разным причинам. И тем не менее… Хочется же понять, почему мы видим на розничных прилавках именно то, что видим? Предположения, конечно, есть...

…Третий мой знакомый фермер всегда не спешит сбыть картофель осенью. Он обустроил хороший склад, научился качественно хранить картошку до весны. Зачем? А затем, что весной на нее самая большая цена, которая, может, и на порядок перебьет себестоимость.

Подобная история происходит с очень многими фермерскими продуктами. Почти каждый, кто продает понемногу, старается продать как можно дороже. И не упускает ту или иную возможность повысить цену. Один-другой повысят, а другие быстренько подтягиваются. Сговором это не назовешь, скорее такая корпоративность, что ли, при которой на мешкающих, кто дольше других задерживает старую низкую цену, конкуренты смотрят косо и с претензией. Такое наблюдается на рынках и овощей, и мяса, и меда…

Так, местный мед в прошлом году мог еще продаваться по 500 рублей за литр, а в этом – уже как-то чаще по 700. Ссылаются на непогоду и на уменьшение общего количества меда. Хотя в этом производстве себестоимости вообще сложно придавать значение, да и армия пчеловодов в последние годы сильно увеличилась, а из других регионов всякими «потомственными бортниками» свободно завозится мёда больше некуда.

Или как в этом году с сеном произошло. Летом те, кто сеном торгует, не успели много заготовить из-за дождей. Цена на сено сразу же подскочила, у некоторых увеличилась аж вдвое. Сейчас, в сентябре, вроде и можно было бы прилично заготовить – встала погода – но цены так и застряли на задранной отметке. Более того, теперь и в следующие годы цена имеет шанс уже не вернуться к прежнему, прошлогоднему, значению. Раз покупатели все равно берут по нынешней цене, то - куда денутся, живность же надо кормить? Купят, может, и потом.

Так что же в основном влияет на ценообразование в секторе мелких хозяйств? Нет, все же не себестоимость, хотя она, конечно, тоже играет роль. Основным двигателем ценообразования в секторе мелкого производства, можно подозревать, является простое человеческое желание получить побольше денег. Не то, чтобы ценовой произвол. Не то, чтобы жадность. Просто – желание получить побольше. Можно ли как-то осуждать крестьянина за то, что он, производя очень мало, хочет заработать побольше? Нет, конечно, нельзя, - он ведь должен получить вознаграждение за свой труд, а настоящий труд легким не бывает. Семью свою должен кормить, повышать культуру своего быта, ну мало ли чего еще.

Теория о том, что, если хозяйств-«малышей» станет больше, то цена для потребителя снизится, к сожалению, терпит крах каждый год. Каждому «малышу», сколько бы их ни становилось на рынке, обязательно нужно заработать своё, иначе человек попросту откажется заниматься производством, поймет, что это по году невыгодно, будет искать другой вариант занятости...

Чем меньший объем продукции производит крестьянин, тем большую цену ему интересно сделать в рознице, даже если придется приложить больше усилий и времени для реализации. Мог бы быстрее продать говядину местному перекупщику за 180 руб/кг, но потратит время и будет искать сбыт, хоть в Питер смотается, - но минимум за 250. Пускай он даже этого теленка вырастил на молоке от собственной коровы, которая в основном кормлена собственноручно выращенными и заготовленными кормами, так что себестоимость мяса у него стремится к нулю…

Так вот когда наши политики собираются на круглый стол по вопросу – как заставить крупные торговые сети продавать «своё», они фактически пытаются состыковать нестыкуемые вещи.

Как известно, крупные сетевые магазины на том и стоят, что имеют возможность делать закуп очень большими объемами – по наименьшим закупочным ценам, разумеется. Где берутся такие большие объемы? Можно полагать, у очень крупных производителей или перекупщиков, а еще большие объемы могут прибывать из-за границы, из таких регионов и стран, где по климатическим условиям производство заведомо многократно дешевле в себестоимости, но при этом качество будет вызывать вопросы – чем они там пичкают свою продукцию, чтобы ее максимально сохранить? Мы же все помним про «химические ножки Буша», красивую израильскую морковку, которую не хотят есть кролики, и такую же безвкусную израильскую картошку.

Всякие придирки по поводу «неправильной» внутренней логистики и якобы загадочных странностей ценообразования в крупных торговых сетях -  не в счет. Кому какое дело? Сегодня торговля является частным бизнесом, а это значит, никакие общественные организации или государственные органы ну совсем не должны вмешиваться во внутреннюю политику торговых организаций. Даже антимонопольное управление, радеющее за честность конкуренции, здесь по всей логике скорее должно быть на стороне торговых сетей. Те более что эти сети тоже дают экономике рабочие места, а где-то и налоги платят в бюджет своей страны.

В общем, есть сомнения, что наших мелких сельхозтоваропроизводителей устроят закупочные цены, по которым крупные торговые сети хотят закупать продукты-аналоги у крупнейших местных и неместных производителей, имеющих возможность за счет огромных объемов сильно снижать свои ценовые запросы. Мелкие производители скорее сами захотят продавать продукцию по ценам, близким к тем, что видят на прилавках в сетевых магазинах. (Между прочим, нужно помнить, что в цены сетевиков заложены вместе интересы как производителей со всеми их работниками, так и коллективов торговых организаций...).

К какому выводу можно прийти? Что муссировать этот вопрос практически бесполезно. Лучше просто дать потребителю внятные разъяснения, какова разница между «своим» и «чужим», какую продукцию и почему лучше выбирать, где ее брать, чем и кому она полезнее.

К тому же, в  таких подходах торговых сетей можно видеть и плюсы для потребителей. Порог цены, которую они устанавливают, исходя из своей себестоимости, логистики  и маржи, очень часто служит ориентиром для мелких производителей, в какой-то мере ограничивает ценовые запросы последних. Вполне вероятно, в том числе и соперничество крупных и мелких продавцов в какой-то степени сдерживает общий рост цен.

Так что вопрос «Как помочь нашим мелким крестьянским хозяйствам со сбытом их качественных товаров?» – был, есть и будет открытым.  Помогать им имеет смысл прежде всего потому, что это социально значимо – это занятость людей, которые не работают за зарплаты в бюджетной сфере, в колхозах, на заводах и фабриках, это их возможность надежно прокормить свои семьи.

На поверхности такое решение, как кооперация, но на сегодняшний день таких примеров, чтобы крестьяне оказались способны скооперироваться самостоятельно, как-то уж совсем мало. Каким-либо способом принуждать их - у государства нет полномочий.

Пробовать искусственно создавать какие-то «заготконторы» нового современного образца? Есть риск, что эти конторы быстро превратятся в таких же торговцев-сетевиков, которых уже итак полно – торговец есть торговец, великими социальными миссиями его не вдохновишь, он будет искать только свою максимальную выгоду.

Может быть, создать добротный интернет-магазин, специализированную социальную сеть, где местные крестьяне смогут свободно представить свою продукцию, а покупатели смогут напрямую выходить на «своих» продавцов? Пожалуй, теоретически это сможет помочь. Большой такой региональный интернет-рынок, способный даже стать определенным противовесом сетевым торгашам. Только кто этим займется, так чтобы опять же не превратиться в очередного посредника? По сути это, наверное, должна быть какая-то социальная организация, не преследующая прибыли...

Будем надеяться, что наши власти и после выборов продолжат беспокоиться и искать решения по этому поводу.

Ирина Тихонова
Версия для печати


Идет загрузка...