3


  • Коротко
 

Долги Шрёдингера

Пока судебные приставы и банки выясняют, как защитить «неприкосновенные» деньги, должники переходят на хлеб и воду

Когда каждый день работаешь с чужим горем – потихоньку учишься отстраняться, не погружаться в чужие проблемы, не примерять их на себя. Это помогает не сгореть в адском огне из эмоций, а продолжать эффективно работать – а значит, помогает помогать. Но иногда случаются истории, которые настолько абсурдны, что воспринимать их без эмоций невозможно.

За последнее время я получила сразу несколько обращений от женщин, которые находятся в трудной жизненной ситуации. Все они связаны с тем, что по требованию службы судебных приставов заблокированы банковские карты, куда поступает абсолютно весь небольшой доход и без того небогатой семьи, иногда полностью состоящий из пенсий, пособий и иных выплат от государства. Того, что называется «меры социальной поддержки». Подчеркну, что сами женщины свои долги признают, платить их не отказываются, из страны не бегут и от приставов не скрываются.

Например, Ольга. Она в скором времени ожидает рождения ребенка. Отец ребенка, как это часто бывает, испарился, едва узнав о грядущем пополнении. Ольга не работает, единственный источник ее дохода – скромная пенсия по инвалидности, которая регулярно приходит на карточку крупного российского банка.

На прошлой неделе Ольга обнаружила, что воспользоваться своей пенсией она не может – банк заблокировал ее карточку, сославшись на требование судебных приставов. Оказалось, что у Ольги скопилась задолженность по коммунальным услугам – всего порядка 11 тысяч рублей, и судебный пристав-исполнитель обратился в банк с требованием удержать денежные средства со счета женщины. Банк карточку заблокировал и снять блокировку согласен, только если приставы дадут  постановление об отмене ареста. Приставы, в свою очередь, постановления такого не дают, ссылаясь на то, что пособия списывать они не могут, а значит, денег они не получили, и долг не погашен. А то, что банк не дает вам воспользоваться вашими деньгами, то  все вопросы, угадайте к кому? Правильно, к банку. Сама же Ольга и рада бы погасить долг, но не может – единственный ее доход до нее не доходит.

Эта история не единична. Пикантность ситуации заключается в том, что согласно статье 101 Закона Российской Федерации «Об исполнительном производстве», ни детские пособия, ни пенсии по инвалидности не могут быть взысканы в счет долга – это так называемые «иммунитетные» деньги. Они неприкосновенны. Причем, как выясняется, в самом что ни на есть буквальном смысле. Добраться до них в итоге не может никто.

По факту происходит примерно следующее: пристав направляет в банк требование удержать с должника определенную сумму. Если такая сумма на счетах имеется – банк переводит ее приставам, если нет – накладывает на счет инкассо, и все поступающие деньги автоматически будут уходить на погашение долга, пока не закроется вся необходимая сумма. В этот момент и происходит сбой, потому что никто не проверяет, что именно за деньги лежат на карточке и можно ли их взыскивать. Чтобы не лажануться, банк не сразу отправляет деньги приставам, а просто «замораживает» их. И вот лежат эти несколько тысяч рублей детских пособий на карточке, но воспользоваться ими нельзя – счет заблокирован. Но и приставы этих денег не получали, а значит, долг не погашен,  и с должником надо продолжать работу. Идеально было бы в этот момент, конечно, погасить долг с каких-нибудь других денег, но где же их взять таким, как Ольга?

Главный судебный пристав региона Сергей Колесников о ситуации знает. По его мнению, приставы действуют в рамках закона: долг есть, значит надо принимать меры к его взысканию. Работа с банком – мера эффективная, тут и спорить нечего. А вот разбираться, что за деньги лежат у клиента на карте, можно ли их списывать или нельзя – задача банка, говорит Колесников. И если банк нарушит в этой части закон, то может схлопотать немаленький штраф.

Банки, в свою очередь, ссылаются на то, что не имеют возможности разбираться с каждым счетом персонально – и тоже по-своему правы. Согласно закону, именно на должнике лежит обязанность уведомить банк о том, что к нему на счет поступают иммунитетные деньги, которые нельзя списывать в счет долгов.

Раньше в таких случаях служба судебных приставов региона выдавала должникам постановление об отмене ареста, и по этому постановлению банк незамедлительно счет разблокировал. Но в последнее время эта практика сошла на нет - новый главный пристав Псковской области считает, что в такой схеме кроется риск превышения служебных полномочий пристава-исполнителя, который снимает арест со счетов должника, не удержав с него при этом ни копейки. И тоже ведь не поспоришь.

Избежать такой ситуации можно. Если написать заявление в орган, перечисляющий то или иное пособие, с просьбой переводить деньги, например, голубиной почтой или выдавать условной наличкой в условной кассе. Или подать в суд и дождаться разрешения ситуации. Или продать почку. Но даже для этого потребуется время. Между тем, у моей героини Ольги не осталось никаких денег на жизнь, и это не фигура речи, а суровая реальность. У нее остался только долг, который с каждым месяцем будет расти, и осталась карточка с заблокированной пенсией, которую нельзя снять. Сама Ольга ложится в больницу на сохранение, и, как ни чудовищно это звучит, но в этом ей повезло, потому что хотя бы ближайшие две недели ей будет, что есть. Что будет дальше с ней и с другими людьми, оказавшимися в этой западне – вопрос открытый.

Возможно, за этой ситуацией было бы интересно наблюдать со стороны, делать ставки на одну из здоровенных и неповоротливых махин, ждать правоприменительной и судебной практики. Но тем, кто попал в жернова этой мельницы – не позавидуешь.

Вишенкой же на торте является вот что. Ситуация с чудовищным нарушением прав социально незащищенных граждан спровоцирована тем, что все участники шоу сосредоточены на том, чтобы эти права получше защитить.

Автор - член Общественной палаты Псковской области

Алина Чернова
Версия для печати


Идет загрузка...