60


  • Коротко
 

Точно наш

Ко второй годовщине возвращения Крыма в состав России появилось множество публикаций о последствиях этого события, его законности/незаконности. По сути, за это время ничего не изменилось – по-прежнему существуют две диаметрально противоположные точки зрения. Аргументация в обоих случаях основывается либо на эмоциях и политических пристрастиях, либо на непонимании принципов международного права. Взглянем на вопрос без лишних эмоций, исключительно через призму иерархии норм международного права и имеющуюся международно-правовую практику.

Очевидно, что «крымская история» - предмет международно-правовых отношений. Поэтому давайте рассмотрим ситуацию с Крымом так, как это принято в арбитражных международно-правовых инстанциях, прежде всего, в международных судах в Гааге. Аналогичный подход применяется в рамках института международно-правовой ответственности и института правопреемства. Для этого нам необходимо разложить всю историю на этапы, имеющие четкие хронологические и правовые рамки.

Крымская АССР на карте 1932 года

С точки действующих норм международного права статус Крыма впервые был обозначен в 1921 году: Крым вошел в состав РСФСР на правах автономии. До 1954 года Крым оставался неоспоримой частью России (в составе СССР, разумеется). До тех пор, пока не был передан в состав Украинской ССР по причине экономической схожести и территориальной близости. Грубо говоря, для удобства управления в рамках единого советского государства. Была такая привычка у советских руководителей: то укрупнять, то разукрупнять в угоду советским же представлениям об эффективной экономике.

В любом случае, ни территориальная близость, ни экономическая общность не являются основаниями в международном праве. Но не в этом суть. Главное заключается в абсолютной нелегитимности решения 1954 года. Во-первых, решение Президиума Верховного Совета СССР было принято в нарушение Конституции РСФСР, что автоматически превращает подобный нормативный акт в юридически ничтожный и не подлежащий исполнению. Во-вторых, решение на Президиуме принималось с нарушением юридических процедур – достаточно сказать, что для внесения вопроса о передаче Крыма в состав УССР просто не было необходимого кворума. Но так как «вопрос уже был согласован», решили не обращать внимания на юридические тонкости. Кто тогда мог помыслить о возможном конфликте России и Украины?

К этому следует также добавить, что с 1948 года Севастополь имел статус «города республиканского подчинения РСФСР» и юридически никак не мог быть передан Украине вместе с остальным Крымом. Все это, основываясь на действующих нормах международного права и ратифицированных обеими заинтересованными сторонами международных документах, является однозначным доказательством нелегитимности Крыма как части независимой Украины. Вполне принимаю аргументы в пользу того, что с 1990-х годов Крым был в Украине, но подчеркиваю – мы оперируем исключительно действующими нормами международного права и сложившейся правоприменительной практикой.

У советских руководителей была привычка то укрупнять, то разукрупнять в угоду советским же представлениям об эффективной экономике

Статус Крыма в 1991-2013 годах оценить с точки зрения закона крайне трудно. Согласно практике Международного суда ООН, проблема признается международно-правовой при наличии оспаривающей стороны. В эти годы такой стороны не нашлось. Поэтому поводов для какой-либо реакции международных правовых институтов не было. Что никак не добавляло легитимности статусу Крыма как части независимой Украины.

Следующий этап – выход Крыма из состава Украины и провозглашение независимости 17 марта 2014 года в результате референдума. Здесь мы на секунду отвлечемся от правовой тематики и отметим, что результаты волеизъявления в целом совпадают с многочисленными социологическими опросами и не оспариваются ни ОБСЕ, ни другими международными организациями.

Вот здесь нас ждет камень преткновения в дальнейшем развитии сюжета. Поскольку вхождение Крыма в состав Российской Федерации, по сути, совпадает с провозглашением независимости от Украины, есть смысл рассматривать эти этапы в едином комплексе. Формируются две противоположные правовые позиции. Сторонники выхода Крыма из Украины опираются на Право народов на самоопределение. Оппоненты апеллируют к Принципу территориальной целостности и Будапештскому меморандуму 1994 года.

Результаты крымского волеизъявления не оспариваются ни ОБСЕ, ни другими международными организациями

Давайте рассмотрим эти принципы с точки зрения международного права. Право народов на самоопределение – базовый принцип международного права, провозглашенный в Уставе Организации Объединенных Наций. Неоспоримый принцип, означающий право народа самостоятельно решать вопрос о форме своего государственного существования. Референдум есть законная форма реализации данного права. Принцип территориальной целостности в иерархии норм международного права находится несколько ниже. Он отнюдь не означает полной неподвижности границ конкретного государства. Речь идет исключительно о неприкосновенности государства от посягательств, путем применения военной силы. Данный принцип никоим образом не ограничивает Право народов на самоопределение путем легитимных процедур.

Международный суд ООН сформировал в данном случае прецедент, признав легитимным провозглашение в одностороннем порядке независимости Республики Косово в 2008 году. У суда, как известно, возникли вопросы к юридической процедуре, связанные с тем, что решение о независимости принималось простым большинством в парламенте Косово, а не на референдуме. Однако в мотивировочной части было указано на незыблемость права народов на самоопределение, что и легло в основу решения суда.

Апелляция противников выхода Крыма из состава Украины к Будапештскому меморандуму 1994 года выглядит неубедительной. Во-первых, в Меморандуме речь идет о принципе территориальной целостности. Чуть выше мы с этим уже разобрались. Никакой меморандум не в силах отменить Право народов на самоопределение, равно как и другие базовые принципы международного права. Во-вторых, собственно международно-правовой статус Будапештского меморандума как юридически обязывающего документа вызывает у юристов заслуженный скепсис. Напомню, что данный документ не был ратифицирован самими же участниками – ни Россией, ни Украиной. Надо полагать, у каждой страны были на то причины.

ООН для признания легитимности независимости Косово потребовалось 6 лет

Таким образом, с позиции действующих норм международного права и сложившейся правоприменительной практики, выход Крыма из состава Украины с последующим вхождением в состав России легитимен и юридически обоснован.

Вероятно, можно спорить о практической стороне вопроса, оперировать политическими аргументами. Однако весь цивилизованный мир, начиная со второй половины 20 века, предпочитает решать данные вопросы, не выходя за рамки международно-правового поля. В этом поле Крым является частью России на вполне законных основаниях. Споры, конечно, никуда не исчезнут. ООН для признания легитимности независимости Косово потребовалось 6 лет. Нам остается ждать и смотреть, сколько времени потребуется для широкого признания Крыма как части Российской Федерации.

Константин Калиниченко
Версия для печати


Идет загрузка...