29


  • Коротко
 

Красная карточка для анкермена

Недавний скандал с ведущим радиостанции «Эхо Москвы» прекрасно описывает фраза из юношеского стихотворения классика: «Самовластительный злодей / Тебя, твой трон я ненавижу/ С большою радостию вижу / Твою погибель, смерть детей…». Видимо, этими поэтическими строчками руководствовался Александр Плющев, ведущий программы «Один» на радиостанции «Эхо Москвы», когда через Twitter предложил народу сообща подумать над вопросом: «считаете ли вы гибель сына Иванова… доказательством существования бога/высшей справедливости?»

Напомню, несколько дней назад 37-летний сын главы администрации президента Сергея Иванова погиб во время отдыха в Арабских Эмиратах. Согласно неофициальным данным, он захлебнулся, спасая дочь во время купания в море. Такова версия, но факт остается фактом: погиб человек, горе в семье. Но, видимо, так очерствело сердце, что вместо слов соболезнования сотрудник радиостанции посчитал возможным прополоскать эту тему с точки зрения «высшей справедливости». Такой вот оригинальный ход.

В качестве отправной точки им был выбран 2005 год, когда Иванов-младший сбил насмерть на своем авто 68-летнюю пенсионерку. Тогда сын тогдашнего министра обороны ушел от ответственности, но сегодня этот случай вспомнился и дал повод для такой вот, весьма странной панихиды над свежевырытой могилой.  «Творческий поиск» анкермена был оценен руководством «Газпром-медиа», куда, к слову, и входит «ЭМ», и за «нарушение всех допустимых морально-этических норм» его решили уволить. Охране была даже отдана команда не пускать Плющева на трудовую вахту.

По этому поводу немедленно возмутился главный редактор «Эха…» Алексей Венедиктов, который (не без юридических оснований) посчитал, что глава холдинга М. Лесин превысил свои полномочия. Что-что, но казнить или миловать – это личная прерогатива руководства станции.  

Как и ожидалось, прогрессивная либеральная общественность сразу же встала на защиту попранной свободы слова. Хотя, если разобраться, в данном случае «казус Плющева» четко распадается на две составляющие. Первая: административная. В ней теперь должны разбираться инспекция по труду, адвокаты гонимого гражданина. При этом ответчиком на суде может стать тот, кто подписывал этот злосчастный приказ. Вторая проблема лежит в сферах творческих. А именно – имел ли право ведущий программы «Один» на такие широкие обобщения? Не перегнул ли он палку, или подобные удары ниже пояса следует считать «фирменным стилем» новой российской журналистики?

Может быть, со мной не согласятся, но автор этих строк все-таки убежден: сотрудник «Эхо Москвы» преступил не только журналистскую, но и чисто человеческую этику. Поэтому, выражаясь языком футболистов, ему и была предъявлена красная карточка. Не меньшая ответственность ложится на главного редактора «Эха…» г-н Венедиктова, который отвечает за действия своих подчиненных. 

Справедливости ради следует отметить, что г-н Плющев не стал первооткрывателем на этой ниве. Подобный сюжетный ход, в частности, встречается на страницах романа известного аргентинского писателя Хулио Кортасара - «Мост короля Людовика Святого».  В нем главный герой - некий священнослужитель - тоже попытался найти тайные прегрешения людей, которые оказались на мосту через ущелье в тот момент, когда он рухнул за ветхостью. Таким образом богобоязненный падре пытался доказать пастве, что… «Бог - не Тимошка, видит немножко». Но то, что допускается в большой литературе, вряд ли может использоваться в творческом арсенале журналиста. Речь все-таки идет о живых людях, как бы они нравились (или не нравились) общественности. Конечно, Уголовный кодекс не возбраняет гадить соседям на коврик, как это делал, допустим, Аристарх Людвигович – герой известного скетч-шоу на ТНТ, но пытаться повторить нечто подобное на публику - это, как минимум, не профессионализм. Если не сказать больше…

В этой связи не могу не вспомнить ситуацию, как однажды автору этих строк позвонили из столичного издания, которое специализируется на темах скандальных, и попросили взять интервью у родных, чей сын трагически погиб на территории области. Посулили крупный гонорар. «Главное – как можно больше пикантных подробностей» - поучала по телефону некая девица, которая отвечала за формирование «гвоздей» в номер. История была жуткая (не хочу ее даже пересказывать), но было на самом деле нелепо представить, чтобы позвонить в семью, которую постигло такое горе, да еще выспрашивать т.н. «пикантности». Отказался от такой сомнительной чести, хотя случай сам по себе показательный. Если подходить к нему с точки зрения ведущего «ЭМ», то можно, походя, поболтать в ночном эфире о бренности бытия, да лишний раз, походя, пнуть «проклятый режим» - не секрет, что «ЭМ» скептически настроено по отношению к политике, проводимой Кремлем.

Доводя до абсурда логику отдельно взятого анкермена, то 11 сентября  2001 года, когда группа террористов направила захваченные «Боинги» на башни-близнецы в центре Нью-Йорка, уничтожив несколько тысяч ни в чем не повинных людей, российскому президенту тоже не следовало выступать со словами соболезнования. Он вполне мог ограничиться нравоучением, типа, предупреждали вас, пиндосы поганые - не послушались, вот и пало на вас проклятие Аллаха. Как известно, Бог у нас один, только провайдеры разные. К чести России этого не произошло. И наша страна стала первой, которая выразила президенту не самой дружественной нам державы нормальное (!) человеческое сострадание. Также поступил и губернатор области, когда после нападения на депутата-яблочника  выразил ему сочувствие в связи с инцидентом, который не лучшим образом рисует провинциальные политические нравы. Не будем лукавить, персону, о которой идет речь, на манер гоголевских дам нельзя назвать «приятной во всех отношениях», но тогда поднимите руку те, кто хотел бы оказаться на его месте? «Молчанием ему ответом было»…

Понятно, что все приведенные случаи различаются по масштабам, но не в сути.  Зубоскалить над горем чужого человека, пытаясь придать пустопорожней болтовне глубокомысленный вид  - не есть журналистка. Это просто не журналистка, а именно бла-бла-бла, которая имеет своей целью дискредитировать профессию. В этой связи остается лишь сожалеть, что ушли те времена, когда материалы могли готовиться едва ли не месяцами. При этом каждый из них проходил не только идеологическое сито, но и не менее строгую фактическую проверку. Поэтому, прежде чем выходить в эфир или пытаться исследовать «свинцовые мерзости жизни» следовало бы как-то определиться с божественной искрой, чтобы не путать ее с банальной фанаберией, которая обычно развивается у персон, оказавшихся в журналистке по воле случая. «Таких не берут в космонавты…»

Впрочем, если следовать логике славного парня Сани Плющева, то Бог на самом деле сумеет разглядеть кривду и обязательно воздаст каждой (!) сестре по серьге. Вне зависимости от взглядов и убеждений. И за недавнюю гибель двух мальчишек на футбольной площадке в Донецке и тем, кто поджигал Дом профсоюзов в Одессе... Чтобы мало никому не показалось.

Юрий Моисеенко
Версия для печати


Идет загрузка...