13


  • Коротко
 

Царство завхоза

«Добившийся успеха помогает его добиться другим, а неудачники только требуют повышения эффективности», – написали молодые российские ученые в адрес руководства России по поводу реформы РАН. Кроме этой очень актуальной для сегодняшнего дня фразы они поднимают в своем обращении ряд конкретных вопросов, как, например, сомнительность критериев оценки труда ученых. Вопросы они не только задают, но и пытаются на них ответить.

Понятно, что чиновникам нашим до ученых далеко (иначе не было бы повода для упомянутого обращения), но всё-таки всегда хочется услышать какую-то конкретику и от них. Вот, скажем, когда в эфире псковского областного радио высокопоставленные дамы беседуют о системе образования Псковской области. Но, увы, большая часть передачи оказывается посвящена крышам, полам, окнам, процентам оснащения и ещё чему-то в том же духе. И ни слова о том, отчего школы и вузы – одно из самых проблемных мест России.

Слушая ответственных представительниц нашего образования, создалась четкая картинка победы завхозов над учеными, преподавателями и учителями. Отныне некогда пыльный и пахнувший ветошью начальника хозчасти стал основным и почти единственно важным во всей системе. Это одна из причин, почему неизменно ничем заканчиваются все дискуссии о качестве обучения, его содержании, о возможностях выпускников и прочих существенных когда-то вопросах.

В нынешних условиях так ставить вопрос просто неверно, говорить надо о количестве освоенных средств и процентах подготовленных зданий. Тогда сразу многое становится на свои места. Не надо мучиться, пытаясь понять, отчего русский язык, история и литература окончательно стали лишними, а математика свелась к банальному умению считать. Надо просто констатировать, что средства выделяются, что средняя зарплата учителей больше утвержденного Москвой показателя, что внедряются все более современные методики.

Перед этими успехами меркнет почти свершившийся переход на обучение по методичкам. Причем не только в начальной, но и в высшей школе. Какая разница, что и как изучать, если в процессе применяются одобренные и передовые с точки зрения министерства методы и средства? Не так ведь важно, что несколько раз пережеванный материал теряет смысл, порождает стойкую отрыжку и даже тошноту, перемешанные с уверенностью, что вся эта наука ничего общего с жизнью не имеет. Для нынешней модели этот дефект не имеет никакого значения, так как он прекрасно обходится при помощи тех же статистических показателей – индекса цитируемости, например.

Так ли важно теперь положение молодых преподавателей, которым, для выхода на нормальную зарплату приходится брать на себя полторы, а иногда и две ставки? Не это ведь главное. Это раньше, в далеком прошлом, было важно, чтобы учитель и преподаватель не столько обучал других, сколько образовывался сам. Теперь же, когда есть такие вещи, как компетенции, Википедия и, особенно, интерактивные доски, всё это не имеет никакого значения.

Следующим логичным шагом в этом направлении должен стать отказ от порядком уже устаревшего и несоответствующего требованиям времени класса преподавателей и учителей и замена его на своего рода продавцов-консультантов. Чтобы они, согласно корпоративной инструкции, смогли подсказать клиентам, на какую кнопку нажать, чтобы получить правильный ответ.

И в этой ситуации никого не должно удивлять то, что в полку управленцев постоянно прибывает, а ученых и преподавателей – убывает. В последние годы не раз чиновники от образования, вплоть до министра, заявляли, что эффективности процесса обучения и всему научному прогрессу мешает почти треть лишних преподавателей. Ведь они не производят ничего кроме непонятных писулек и не могут обеспечить своевременный ремонт, замену окон и заказ расходных материалов, а также улучшения статистических и отчетных показателей.

Со статикой и отчетами – история вообще особая. Если раньше рост успеваемости в школах часто обеспечивали профилактической работой завуча с учителем, мол, «а что это у вас столько двоек-троек?», теперь же это стало вполне законным действием. Только разница в том, что теперь совершает его не завуч, а министерство. И делается это не за закрытой дверью, тайком, а на ясном глазу – как это было недавно со снижением проходного балла по ЕГЭ. Результативность обучения выросла мгновенно!

Понятно, что проблема образования – очень сложна и многофакторна, понятно, что с трудностями здесь столкнулась не только Россия, но и другие развитые и не очень страны. И даже негативная роль чиновников везде практически одинакова. Но поглощение образовательной сферы царством завхоза – это отечественная специфика. И к сути образовательных проблем она имеет весьма отдаленное отношение.

Константин Шморага
Версия для печати


Идет загрузка...