67


  • Коротко
 

Грошовые евроценности

Ужас и оцепенение…Таким мы запомним Первомай 2014-го. Отныне этот праздник «мира и труда» приобретает для нас совершенно новый, незнакомый ранее смысл и… запах.  Запах горелого человеческого мяса.

То, что произошло в Одессе, нельзя ни объяснить, ни оправдать ни какой высокой идеей. В сухом остатке мы получили 46 сгоревших тел, более сотни покалеченных и обожженных. Их вина заключается в том, что они не разделяли т.н. «евроценности», которые исповедует г-жа Нуланд и прочие любители дармового печенья.

Поражает степень нравственного идиотизма отморозков, устроивших эту бойню. Во всемирной паутине уже можно во всех подробностях наблюдать, как эти гарные парубки, словно клещи, ползают по этажам сгоревшего здания профсоюзов, выворачивают карманы погибших, с шутками и прибаутками делают «селфи» на память. Сейчас эти «профессиональные украинцы», вернувшиеся в Харьков или на « вильную западенщину», сидят, наверное, по дворам, сосут дешевое пиво и хвастаются своим одесским «подвигом», шурша гривнами, которые им заплатили за убийство. Их непритязательные девицы (видимо, из тех, те, кто прямо на улицах Одессы перед камерами разливали по бутылкам бензин) жмутся к своим «героям», искательно заглядывают им в глаза:

- Якие вы ж гарные хлопцы…

- А як же! – нехотя отвечает какой-нибудь прыщавый недоросль, запивая дешевый комплимент большим глотком пива. Его теплые руки остро пахнут бензином, а под давно не стрижеными ногтями запеклась кровь. Какой же подвиг они совершили? Слово очевидцам этих событий:

- В момент побоища на Куликовом поле было меньше 300 человек историко-патриотического движения «Одесская дружина» и просто небезразличные одесситы: пожилые женщины, бывший учитель истории, несколько ребят ветеранов Афганистана, девочки и мальчики - подростки. Самое страшное оружие у этих страшных сепаратистов - это несколько черенков от лопат… Девчонок спасло то, что они убежали за медикаментами прямо перед тем, как на поле Куликово ворвалась безумная толпа орков из правого сектора. Пока жгли несколько палаток на поле и рвали на куски в буквальном смысле мальчишек, которые пытались взывать к орущей и гогочущей толпе («Посмотрите, здесь в основном женщины!»), горстка митингующих с Куликова поля попыталась спастись в здании Дома профсоюзов, просто без разбору толпой втаптывали в асфальт, потому что… им заплатили за трупы москалей. Некоторые вопили: «Рахуй, скильки замочилы... и фоткай! Це ж гроши...»

Мы в это время были на Преображенской и прибежали к развязке трагедии: пожарным машинам вначале просто не давали проехать, тащили строительные леса, чтобы закидывать горючую смесь и в окна второго и третьего этажей. Сотник Микола стрелял из пистолета по тем, кто высовывался в окна глотнуть воздуха. У нас на глаза двое бандеровцев выкинули девочку лет 17-ти с 3-го этажа с гоготом и воплями:

- Ловы москальку...

Недалеко от нас мужчина бросился к ней на помощь, сказал, что он врач... Его ударили с размаху по голове, когда он наклонился…и палками добили девушку, скандируя:

- Смерть москалям!

Всех, кто прыгал из окон сам или вырывался из огня, валили на землю и убивали.С приездом пожарных тактика поменялась. Когда разблокировали двери, боевики вломились в здание и тех, кто еще был жив, поливали бензином и поджигали, а потом ходили и снова считали свои трофеи - бо це ж гроши!

И это все в присутствии милиции и ОМОНа Одессы! Никто, никогда не скажется вам правды – сколько женщин, девчонок, мальчишек, пожилых мужчин там сожгли заживо, разорвали на площади…при поддержке правительства и под надзором милиции. Как метались внутри живые факелы, облитые бензином правосеков!»

Удивительно, прошло почти 70 лет с тех пор, как закончилась война, но методы нацистов не поменялись. Точно также была сожжена порховская Красуха, Ланёва гора и тысячи (!) обычных псковских деревень, где жили люди, которые не догадывались о том, что они «совки». К слову, именно так сегодня отечественные ультра-либералы называют тех, кто в силу социального происхождения, образовательного уровня, исторически сложившихся  морально-этических принципов не разделяет новые «евроценности».

Сколько раз в устах ярких представителей отечественной демшизы (гг Новодворской, Немцова и пр.) приходилось слышать и читать, что наш народ – «совок», «ватник», что он не достиг требуемого ими (!) интеллектуального уровня, чтобы постичь манящие (!?) постулаты свободы. Увы и ах, подавляющее большинство россиян на самом деле не читало Фрэнсиса Фукуяму* в подлиннике, но разве смерть в огне одесского дома профсоюзов адекватная плата за несогласие жить по предлагаемым полу-официальным Киевом идеологическим евростандартам? Сегодня уже раздаются голоса, что все винновые в этой трагедии получат по заслугам. Зная нынешнюю политическую конъюнктуру украинского соседа, вериться с трудом. Но для нас, жителей страны, которая через несколько дней будет праздновать 69-ю годовщину Победы над гитлеровской Германией, одесский погром - это ни столько урок, сколько самая горькая, самая болезненная прививка от вируса фашизма, который ныне пытается мимикрировать, кутаясь в белые либеральные одежды.

И последнее…

«Без меня народ неполный», - писал в свое время Андрей Платонов. Те, кто готов огнем и железом загнать Украину в страну безоблачного майдановского счастья, убеждены: кто не желает предавать память своих предков, не имеет права называться народом, а потому его следует уничтожать. Сегодня народ Украины, после гибели сорока шести ее граждан, считать полным уже нельзя.

* Фрэнсис Фукуяма – американский философ и политолог автор знаменитого эссе «Конец истории?» (1989), в котором утверждается, что распространение в мире либеральной демократии западного образца свидетельствует о конечной точке социо-культурной эволюции человечества и формировании окончательной формы правительства. В представлении Фукуямы конец истории… означает конец века идеологических противостояний, глобальных революций и войн, а вместе с ними — конец искусства и философии.

Юрий Моисеенко
Версия для печати


Идет загрузка...