8


  • Коротко
 

О чем не стоит говорить мужчинам

Когда сидишь в компании друзей, разговор сводится к четырем темам. Все, конечно, относительно и зависит от ситуации, но, как правило, к четырем. Сначала мало кто может отказать себе в возможности пожаловаться в кругу приближенных о надоевшей работе. Дальше следует цепная реакция, перерастающая в пандемию: выслушать придется каждого, да и сам еще, отдавая дань ситуации, бросишь в разговор пять копеек. Потом наступает очередь политики. Здесь не важны знание ситуации и владение информацией, достаточно иметь хоть какое-то мнение о Путине. Правда, сейчас в этом смысле проще, так как в «закладках» появился Крым. Любого тронь — всяко есть что сказать. Но не об этом. За политикой, как дань, которую в мужском комьюнити платят по умолчанию, идет спорт. И наконец, разговор доходит до женщин...

Разговор получается в лучшем случае надменным. Одна - глупая, вторая - меркантильная, третья - пафосная, четвертая - страшная... Не знаю, может, на ваших посиделках все и по-другому, но на моих почему-то так. И у многих других тоже — достаточно выбраться куда-нибудь в бар. Не обсудить в мужской компании женские недостатки — чистое монашество. Один мой друг как-то начал вспоминать свои неудачные ухаживания, обсасывая отказавших ему подруг. В итоге у каждой оказалась куча «не». Но вообще-то он за ними бегал, и одна из них вполне могла быть его подругой.

При этом говорить о своих недостатках у мужчин как-то не принято. То ли субординация не позволяет, то ли трусость. Скорее — второе. Сегодня все боятся потерять авторитет, или оказаться хуже другого хоть в чем-то. Самолюбие современного мужика оголено, как эксгибиционист на митинге. Однажды на вечере встречи в школе один мой одноклассник заявил, что работает менеджером по отправке товара. Перевести на русский — грузчик. Другой мой товарищ представляется перед женским полом как банкир. За этими лекалами успеха скрывается обычный клерк, который выдает кредиты в банке. Нормальная работа, как и грузчик, к слову. Но один менеджер, а другой банкир. Потому что а) — авторитет; б) — потенциальная возможность понравиться находящейся неподалеку самке.

Сегодня каждый обожает говорить о себе, буквально растворяясь в собственной личности. Почти не встретишь мужика, который не любит позировать. И если кто-то вырывается вперед, надо обязательно его обогнать. Приврать где-то, или, пускай, даже сказать правду. Редко кто сдержится, чтобы промолчать, что у него случай был круче, и вообще - зарплата больше, а член длиннее.

Про скромность и самоиронию я даже не говорю. Это такие атавизмы, которые остались только у наших отцов. Если над тобой в компании пошутили, то подкол воспринимается минимум - как личная обида. Начинается «гонка вооружений», что бы выставить обидчика в еще более нелепом виде перед остальными. Потому что в обратном случае: вроде как слабак, вроде как проглотил... И не дай Бог тебе быть воспитанным! Это не модно и по нынешним меркам даже опасно.

Или вот вернуться к обсуждению женских недостатков. Мы то что, парни, с картин все сошли, а? Почему-то каждый считает себя особенным. Послушать разговоры, так все заслуживают в подруги молодую Дженифер Лав Хьюит. Ведь у этой ноги не дотягивают, у той - грудь, у пятой — фигура. При этом чужие «лики» принято обязательно смаковать. Толстая или Сорокин позавидуют эпитету, который я однажды услышал насчет худобы своей знакомой. При этом из цензора, который пошутил, словно гной сочились ощущение собственной величины и какой-то самодостаточности: пошутил над телкой, ха-ха...

А бывает другая ситуация. Засиделись допоздна, и все такие, вроде, герои: о женском поле в лучшем случае снисходительно. Но звонит телефон, и альфасамец извиняясь, где-то даже заискивая, собирается домой — подруга или жена зовёт. Там он и ведро вынесет, и машинку запустит, и ужин приготовит, если потребуют. Но зачем тогда это пустозвонство?

Говорить много и напрасно вообще отличительная черта современного мужчины до 30 лет. Люди постарше в этой какофонии и словоблудии замечены реже. Опять же, главная причина — набрать побольше балов у окружающих. Сделать вид, как писал Пелевин, что твой тип потребления выше, чем у остальных. Поэтому повсеместно принято мериться не делами, а понтами, что легче, конечно.

Образ настоящего мужчины деформировался до уродского типа, стремящегося побольше урвать, чтобы соответствовать журнальному представлению об успехе, быть первополосным. Важно, чтобы снаружи было много, чтобы остальные видели, а что внутри — второстепенно. Обязательный атрибут «героя наших дней» - способность доказать свою правоту либо через моральное унижение другого, либо через вполне себе физическое «вломить». Нравственная импотенция — высшая добродетель. Проявление сочувствия — слабость.

Заметили, что в мужской компании сегодня не принято соглашаться? Услышать в ответ от оппонента: «Ну, не знаю...» - это, как заполучить последнее место в шлюпке «Титаника», или выиграть в гослотерею. Больше такое может и не повториться. Проиграть в споре другому мужику сегодня нельзя никоим образом. Поэтому пьяные споры опасны вдвойне, о политике — в кубе. Здесь никогда не услышишь, что ты прав.

Но больше остального в этой ярмарке тщеславия напрягает, что никто не хочет над собой работать. По дефолту все классные, правильные, думают, что шутят лучше остальных, больше других нравятся окружающим. Редко кто самостоятельно может вытащить нос из задницы. Мужики, может начнем слушать не только себя? Попробуем обсуждать кроме женских недостатков, еще и их достоинства. Глядишь, отыщем больше одного. Попытаемся позволить быть кому-то лучше нас, потому что это нормально. Или мы тут одновременно все такие талантливые появились на свет? Давайте постараемся, наконец, не кичиться успехами, кому надо - те заметят.

Не факт, что у нас все это получится, но попробовать стоит.

Владимир КАПУСТИНСКИЙ.

Владимир Капустинский
Версия для печати


Идет загрузка...