5


  • Коротко
 

«Бывают странные сближенья…»

Соседка продает дачу… С некоторых пор благополучная москвичка, она в последнее время наезжала в Псков только летом, а и то на пару недель. В конце концов, ей надоело переживать за оставленный без присмотра участок, и в интернете появилось соответствующее объявление. Соискателей на ее фанерно-щелевой домик пока не нашлось, поэтому она попросила по-соседски помочь разобрать кое-какие бумаги, оставшиеся от родителей. Среди газетного хлама и обрывков коммунальных счетов неожиданно нашел и свою публикацию в «Новостях Пскова», посвященную тому, кто эту дачу, собственно, и строил – Петру Семеновичу Бутенко.

Люди старшего поколения наверняка его помнят, а те, кто помоложе, встречали эту  фамилию на одном из домов центральной улицы города. Стандартная надпись на мемориальной доске: здесь жил и работал заслуженный архитектор России, многознатец и т.д. Фатальность ситуации заключалась в том, что решение продать дачу удивительным образом совпало с очередной годовщиной смерти Петра Семеновича. Как тут не вспомнить строки из Пушкина: «бывают странные сближенья…»? К месту пришелся и анекдот, который в свое время рассказал автору этих строк сам Петр Семенович. Именно он стал решающим в жизни ученика знаменитого Ивана Жолтовского*, навсегда связав молодого подающего архитектора с Псковской областью.

…В 1945 году Великие Луки, как и Псков, были включены в список 15 старинных русских городов, которые должны были восстанавливать в первую очередь. Среди архитекторов объявили всесоюзный конкурс. Подведение его итогов проходило своеобразно.

- По залу, где были представлены эскизы, шел Сталин, а за ним на почтительном расстоянии комиссия во главе с председательствующим, – рассказывал Петр Семенович. - Неожиданно вождь остановился рядом с моим проектом. С минуту генералиссимус рассматривал планшеты – в зале повисло многозначительное молчание. Наконец Сталин произнес:

- Красывенький домик… - и двинулся на выход.

Конкурс немедленно закрыли и сразу же объявили победителя.

- Вечером того же дня меня нашел первый секретарь Великолукского обкома партии и предложил принять должность главного архитектора области [Великолукская область была образована в составе РСФСР в 1944 году и просуществовала до 1957 года, когда она была включена в состав Псковской области – ПАИ]. Отказываться не стал и на следующий день уже выехал в Великие Луки. – закончил Бутенко.

Если же говорить об архитектурном наследии, то уместно вспомнить, что под его руководством и проектам в Великих Луках были отстроены центральная площадь и проспект имени Ленина, набережные реки Ловать, здание Госбанка. Петр Семенович разработал и осуществил проекты зданий драмтеатра, обкома КПСС, детского санатория… Ну а после того, как Великолукскую область ликвидировали, Бутенко следующие двадцать лет отработал главным архитектором объединенного региона. К слову, сказать, именно он разрабатывал архитектурное решение памятника Клаве Назаровой в Острове, скорбящей псковитянке (деревня Красуха) (скульптор - Антонина Усаченко), Владимиру Ленину в городах Пскове и Порхове. Не говоря уже о знаменитом скульптурном дуэте – «Пушкин и няня».

Не многие знают, но именно Петр Семенович настоял разместить монумент дружине Александру Невского на горе Соколиха. По первоначальному плану конная скульптура великому полководцу должна была украшать насыпной остров в Теплом озере – примерно в том месте, где была знаменитая битва с войском псов-рыцарей. По словам самого Бутенко, пока шли насыпные работы, и баржи таскали тонны песка, он пытался доказать тогдашним партийным начальникам, что устанавливать такой огромный монумент вдали от человеческих глаз не имеет смысла.

- Кто на него кроме ворон будет смотреть? – недоумевал Петр Семенович.

К его аргументам мало кто прислушивался, но жизнь сама все расставила по своим местам.

- Когда ранней весной мы добрались до острова, то застали там картину в высшей степени печальную – вспоминал потом Бутенко. – Вагончик, который использовали вместо прорабской, был изрешечен дробью. Так развлекались местные охотники. Мы просто представили, что остается от памятника, окажись он без должной охраны и элементарного людского внимания. Ну а потом ему нашли вполне подходящее место на городе Сокохина.

Не сомневаюсь, что за этот урок мы должны быть благодарны именно Петру Семеновичу, который сумел убедить всех сомневающихся в том, что и у архитектуры должна быть своя житейская целесообразность.

Выражаясь высоким штилем, «резцу Бутенко» принадлежит и фонтан в Ботаническом саду, которые псковские десантники считают одним из своих любимых в Пскове сооружений. Между нами? оно сильно напоминает кремовый торт, что давало Петру Семеновичу лишний повод для самоиронии.

Вообще, если вспомнить этого большого и доброго человека, то в памяти неизменно всплывает его неизменная доброжелательность и творческая неуспокоенность. Уже в преклонном возрасте он продолжал работать над эскизами памятника пушкинского чуда-дерева. Его он представлял в глубине Летнего сада, и чтобы на ветвях сидела обязательная русалка.

- А то какой же Пушкин да без Лукоморья? – неизменно добавлял он.

Увы, но осуществить этот замысел ему не удалось. А жаль… Во всяком случае, в городе, начисто лишенном современной визуальной изюминки, это могло бы стать началом пушкинский архитектурной традиции.

Но… Не хочется заканчивать текст на грустной ноте, поэтому вспомню и еще один анекдот, который имел место… накануне открытия мемориальной доски памяти Петра Семеновича. По рассказам его коллег, прежде чем закутать барельеф материей, решили еще раз проверить: правильно ли все написано? Каково же было удивление ответственных товарищей, когда они прочитали фамилию: «БутЭнко». Ошибка! Надо что-то делать… Отменить торжественное собрание нельзя - уже столько народу приглашено, значит нужно все исправить. В каком-то комбинате с трудом (все-таки был поздний вечер) нашли мастера-камнереза. Он предложил аккуратно выпилить неправильную букву, и на ее место вставить, на эпоксидный клей, исторически правильную «е». Работа была ювелирная, но с нею кудесник справился великолепно. Когда на следующий день открывали мемориальную доску, никто даже не заметил исправления. Так и висит эта доска, украшая один из домов центральной улицы Пскова, напоминая о человеке, честное слово, достойном нашей памяти.

* Иван Жолтовский (1867-1959) русский и советский архитектор, художник, просветитель, крупнейший представитель ретроспективизма в архитектуре Москвы.

Юрий Моисеенко
Версия для печати


Идет загрузка...