104


  • Коротко
 

Ау, Родина!?

Эта история приключилось с моим семейством в 2012. Вспомнилась по случаю. Уж больно сейчас разошлись спорщики в оценке судеб Родины! Сидят за компьютерами, возлежат на диванах и с упоением взывают к совести властей, военных, дедов-прадедов, русских, нерусских. А эта история о любви к Родине. Без архаики маршей и митингов, с домашним страхом «закрытых дверей» и роли маленького человека в помпезном шествии мадам Политики.

...Мы живем, очень даже рядом, с западной границей нашей страны, и пользуемся этим геополитическим бонусом в разных житейских делах. На тот момент подошло время сделать ТО авто. Туда, в Прибалтику, во сто крат ближе, чем в Питер: удобнее и дешевле сделать нужные манипуляции. Возвращались домой к вечеру.

Правила пересечения границы со стороны Эстонии, во избежание очередей и толчеи, предусматривают обязательную предварительную регистрацию и бронь времени на переход - переезд автотранспортом. Мы заказали по электронке эту бронь за 4.5 евро на 20.00 и благополучно добрались до Лухамаа.

Дежавю: очередь. Как в былые времена! Отстойник битком, за шлагбаумом 3 полосы, что называется, «без конца и без края»! Стоим, ждем: час, два, три. Благо семилетняя дочь,  вначале занявшись разбором покупок, на втором часу нашего стояния в очереди, стала зевать.

В окно наблюдаем: народ нервно курит, темно, впереди ночь, дети ёрзают, родители «на нервяке». Но везде красные светофоры, и граница с обеих сторон на замке. Эстонцы, со свойственной им манерой, «подпирают» стены, зевают, не улыбаются, но и не хамят, ответ один: «Этто ваши русские границу закрыыыллли и не дают зеленый свееет. Немед-лен-но по-ки-и-ньтэ террр-и-торию осмо-о-тра, са-а-дьте в машину!»

- А пописать детям можно?

- Детттям можно.

- А взрослым можно?

- Взроослым можно.

Ну и всё в таком духе. Когда, после непродолжительного 2-х часового сна на задних сиденьях, Полина начала как-то слегка ныть и ворочаться, а мы поняли, что сейчас НАЧНЕТСЯ, Гриша, как настоящий современный мужчина сказал:

- Лена, надо что-то предпринимать! У тебя есть телефон посольства России в Эстонии?

Если бы я сказала что нет, то последовал бы приказ-понуждение этот самый телефон раздобыть. Но номер телефона российского консульства всегда приходит на телефон, в виде sms, как только мы пересекаем границу. Муж удовлетворенно произнёс:

- Звони и ругайся, как ты умеешь! Достали! Безобразие!

Ответил голос бодрый и, судя по всему, принадлежащий в прошлом военному, а нынче - клерку средней руки:

- Дежурный консульства Российской Федерации в Эстонской республике!

Мне так стало радостно, но и появилось сомнение - не автоответчик ли?

- Говорите, я слушаю! - в приказном тоне повелел дядечка.

Меня с толку не собьешь, я дама нервная и жизнью битая, говорю ему, что на душе и, соответственно на сердце. Правда, без «французского» – консульство ведь, не хухры-мухры! Тон слегка повышен, речь близка к перенасыщению эпитетами, вопросов много. Но все по делу.

Почему граница со стороны России закрыта уже много часов? Почему нигде нет никакой информации, что происходит? У нас нет возможности передвигаться, получить медицинскую помощь, попить, поесть и т.д. Мы заказывали предварительно очередь, впереди ночь, практически во всех машинах маленькие дети. Хвост очереди с каждой минутой увеличивается. Мороз тоже...

- Перезвоните мне, - говорит ответственный дежурный, - через 10 минут. Я все проясню.

- Ну вот, Григорий, начинаем веселиться! - бодро отрапортовала я мужу.

Мы ездим давно и много, живем в России по всем правилам ее жизнеустройства, поэтому с радостью приготовились к развлечению, т.к. понимаем, что НИ-ЧЕ-ГО из этого не выйдет, что нашему обывательскому уму не понять «ни в жисть» всего, что происходит в недрах подобных ведомств и в головах людей, которые там отбывают жизненную повинность под названием «служба». Плюс во всем происходящем несомненно есть: мы с мужем радостно сплотились (все равно делать нечего) на 8 квадратных метрах. Внутри авто стало чем заняться двум великовозрастным родителям и местами умникам.

Но ответ, который выдал нам чиновник консульства в ночь, загнал нас в ступор.

Цитирую. Буквально. Со стула не вставать и не падать!

- Значит так! Сегодня 9 ноября 2012 года поступила информация, что на территории сопредельного государства Эстония, совместно с силами НАТО, начаты военные учения и, во избежание провокаций и возможных несанкционированных проникновений на территорию РФ,  принято решение границу закрыть!

- Навсегда? - кое-как выдавила я из себя.

- На время! - по-военному жестко и весьма убедительно отчеканил дядечка.

Захотелось встать, заплакать, найти в темноте глазами березку, по возможности, русскую... Но мозг барышни, прошедшей с мужем-подводником советское Заполярье и годы в гарнизонах, в одиночестве, с детьми на руках, бодрился и искал выхода. А муж понял, что мне сказали минимум военную тайну, и я не знаю, как ею распорядиться... Он-то подозревает, что следующие мои годы после Заполярья, которые были связанны с бизнесом по-русски, повлияли на меня не меньше предыдущих. А посему я эту тайну могу - и уже хочу - продать. Глаза лукавые и в поисках кому....

Только я в тот момент не о торговле Родиной думала, а КОМУ морду набить?! Руками мужа…

- Гриша, нас кинули! - выдала я ему, вкратце пересказав услышанное. И это вывело героя моего романа из спокойного созерцания всего вокруг: он бросился в бой сам!

- Лена, мне нужен телефон МИДа России! Я им сейчас все расскажу! И покажу!

- Нет! Ничего не показывай, - схохмила я (правда, не к месту, но мужу этот намек понравился).

Телефон МИДа в Москве, военную тайну, прогноз погоды, номер противогаза и величину зарплаты моему дотошному мужу порционно выдавал все тот же представитель консульства, с которым теперь Гриша вел беседу сам. Единственное, что собеседник на том конце провода, охранял и не мог сказать ни под какими угрозами и давлением ,так это свою фамилию.

- Поймите меня, - ласково и, практически, проникновенно сообщал каждый раз во время очередного звонка Григория наш визави. - У меня жесткие инструкции, я не имею права называть свои данные!

- Где консул России в Эстонии? - громогласно терзал его муж. - Почему он спит, почему нас, граждан России, бросили на чужой земле и закрыли границу?! Нас оставили заложниками, это - провокация, вы – лично! - представляете себе меру ответственности за происходящее и глубину цинизма по отношению к гражданам России?!

Ну и в таком духе несколько минут. Там, в трубке, что-то блеяло - сипело - отвечало невнятно, просило потерпеть несколько часов, пока закончатся учения, но муж разошелся! Когда он вышел покурить, из машин, стоящих рядом, уже собирались сподвижники - соотечественники. Так всем нам вдруг захотелось туда, за шлагбаум, за запретные красные огни, домой, так стало стыдно за кухонные разговоры на тему «пора валить», так жалко стало старенькую маму, брошенную на той стороне, некормленых с утра собаку и кур... А кот?! Кто его будет гладить и ласково, а главное, по-русски, приговаривать? Я была близка к даче страшной клятвы: «Боже, открой границу, дай попасть на Родину, спаси от наступающих сил НАТО, а я никогда больше никуда не поеду, не нужны мне канары-сейшелы, амстердамы-доминиканы!»

Клятву не дала, подлая мещанская сущность тормознула: я начала прикидывать как отреагирует вся моя латышская родня, 5 братьев, если я им сообщу «радостную» весть, что мы остаемся. Нет, конечно, мы приспособимся, будем жить, но опять же (читай выше ностальгический панегирик)... Да и депутатский мандат моего супруга придётся спрятать подальше.

- А теперь я начинаю звонить в МИД! - злобно сообщил практически депортированный депутат.

«Деньги на мобильном есть, пусть развлекается», - подумала я и предалась далее своим размышлениям.

На проводе была девушка, спокойная и рассудительная. Все выслушала: депутат представился, внятно и серьезно обрисовал обстановку, изложил свое видение, последствия, пересказал полученную информацию от уже почти родного служаки из Таллина, где располагалось консульство.

«Перезвоните через 15 минут», - сказала сотрудница из столицы нашей любимой и уже такой недосягаемой Родины.

Григорий Михайлович вышлИ опять на перекур. Полина уже не спала, но и не трепала наши нервы, чему я была крайне удивлена. Она пыталась понять, что стряслось, понимая, что папа озадачен чем-то важным, а мама пытается накормит синичку - попрошайку, которая ночью, хотя вся территория пограничной зоны освещена, как днем, летает от машины к машине, садится на боковые зеркала и заглядывает внутрь авто. Даже птица приучена попрошайничать, умеет ждать, не спать и ничего не бояться. А мы - человеки, истерим, беспокоим госорганы, не доверяем силам НАТО.

…Прошлой зимой со старшей дочерью пришлось очень часто ездить в Ригу.

Практически каждую неделю. Очереди были по несколько километров. Так называемые «бензинщики» закупали в России топливо по цене, которая немного была ниже цены в Евросоюзе, и на полученные барыши спасались от кризиса, больно ударившего по Прибалтике. Мы томились в очередях по 8-12 часов, кто-то уже наладил бизнес по перепродаже мест в очереди, стала наведываться тамошняя полиция, разыгрывались целые баталии по типу «вас тут не стояло»!

Затем какая-то умная голова придумала электронную очередь, взимание платы за бронь и «бензинщикам» стало невыгодно ездить на наши заправки.

Так вот - развлекались в очередях как могли. Я всегда брала с собой все электронные гаджеты, журналы, игральные карты, пледы-подушки, а дочь вкусности для кормления пограничных лис. Да-да, лис, самых что ни на есть из леса, диких и хитрых, как в сказках. Они беспрепятственно ходили через кордон. На стороне Шумилкино одну такую рыжую красавицу именовали Мусей. Муся садилась перед фурой, сигналы «брысь», «пошла вон», «уберите лису» не действовали.

«Дай ей что-нибудь съестное - отойдёт в сторону», - советовали бывалые.

Муся отходила - фура проезжала, и Муся опять занимала позицию.

Женщины с погранпоста рассказывали, что эстонцы ее также прикармливают, что она в том году привела с собой дочку-лисенка, а та по неопытности попала под авто и малышке отдавили часть хвоста. Теперь ее так и можно распознать. Дочка этой самой Муси уже большая, у нее есть в лесу лис, но он на границу не ходит - боится. В засаде. Не доверяет.

Пока я предавалась воспоминаниям, Григорий набрал номер МИДа, желая услышать хоть что-то новое о течении учений и перспективах для нас - бедолаг, застрявших на границе в двух шагах от страны, которая наглухо закрыла дверь для своих подданных.

То, что ответила дежурная из Москвы нас убило, доконало и, слава Богу, рассмешило:

- Никто ничего не знает про учения, указаний на закрытие границы не давалось, никто ничего не понимает.

- А что нам предпринять?! Знает ли Лавров о сложившейся ситуации?! Обстановка на границе напряженная, - в голосе мужа пошли нотки издевки.

- ИЩИТЕ ПУТИ ОБХОДА, - выдала девица!!!

- Нам начинать маневрировать и пробовать переходить кордон? А что с детьми делать? Перебрасывать через ограждения?, - еще более учтиво и важно напирал на непонимающую ночную дежурную Григорий.

- А вы посоветуйтесь с консулом в Таллине! - предложила она и бросила трубку.

Пауза, недоумение, смешно, анализируем. Круг замкнулся.

Звонок «другу» в консульство.

- Кто вам сказал об учениях, где машины с мигалками и возмущенный консул, в переживаниях за замерзающих и брошенных соотечественниках? Почему нет горячего питания, воды, лекарств, Рошаля, Лаврова, Кобзона?! - вопрошал Григорий Михайлович.

Я попыталась подсказать супругу, шутя, в тему:

- Ты скажи ему, что мы сейчас позвоним нашему другу в 76-ю десантную дивизию, которая в Пскове, попросим, чтобы начинали выдвигаться в сторону границы, соотечественников вызволять...

Муж-депутат, отставной военный, мой юмор не понял, сказал что-то обидное, продолжая мучать человека без фамилии на той стороне коммуникации.

Замаячило реальным военным конфликтом, в машине стало жарко, как-то неуютно, организм требовал теплой постели и Родины.

В это невозможно поверить, но прошло не более 5 минут, когда я случайно посмотрела в сторону нашего шлагбаума... Зеленый свет!!! Вперёд! Эстонцы повернули головы, девушка в камуфляже подошла к месту стоянки и досмотра, и началось движение!

Муж важно скомандовал всем соотечественникам: «По машинам! Проверка заняла 10 минут и мы на «нейтралке». Первое, что сделал Гриша - спросил у пограничника причину действа под названием – «Граница на замке».

- Да там какой-то литовец, на старом хламе, въехал, тачка и заглохла - оттянуть некому, а два запасных «рукава-прохода» никто не стал открывать... Задержались малость...

Вот тебе и учения, вот и ностальгия, вот и консульство с МИДом,  вместе взятые, вот оно наше разгильдяйство в замесе с пофигизмом и чванством!

Кто кому что сказал, где Муся «порылась» вместо собаки, что себе думал дежурный по консульству, по МИДу, старший по Шумилкино, я не знаю и не хочу знать, ибо это моему уму не постичь НИКОГДА. Главное, что ничего не изменилось в наших мозгах за предыдущие 30 лет, мы никогда не вылезем из своего же дерьма ни при каких усилиях власти. Жители России - беженцы в собственной стране, изгои не системы, а человеческого фактора, воспитания и повсеместного, неистребимого жлобства.

Мы ехали и радовались, что, как и всегда, мы с мужем на одной волне, что женщина-таможенник во всеуслышание обрадовалась: она знает моего Григория, потому что он как-то выступал как депутат у них на женсовете по случаю праздника пограничника, что Полина - терпеливая девочка, что мы не очень-то и устали, что завтра муж с утра помчится на охоту.

Мы забыли про Родину. А что про нее помнить?! Она есть, она всегда и незыблема! Ау, ностальгия!..

Елена Турчина
Версия для печати


Идет загрузка...