111


  • Коротко
 

Разворот

«На небе Бог, а на земле Россия!» (сербская пословица)

Алексис постоянно смотрел на часы. Его внимание было рассеяно, разговор явно не клеился. Я вознамерилась уйти.

- Хеллен, не обижайтесь, все ОК. Я должен Вам сказать одну очень важную вещь. Это серьезно и крайне важно. Ровно через 15 минут начнется бомбардировка Югославии!

- И что мне теперь с этой информацией делать?

- Вы ничего уже не успеете. Это произойдет, не смотря ни на что!

...Данный диалог состоялся 15 лет назад, 24 марта, на базе Кривск, что под Псковом, в 21:45 по Москве. Там проходил уже второй семинар Московской Школы политических исследований под руководством Е. Немировской. 1999 год. Демократический всплеск, либеральные волны, которые потоком несли в растерзанную Россию всех и вся. Страна становилась полигоном не только для ведения локальных войн, но и внедрения всех западных «ценностей» на благодатный материал - новоявленных младополитиков, региональных бизнесменов, журналистов, государственных и муниципальных служащих, а также на всех тех, кому хотелось «свежего глотка западной демократии».

Обрабатывались, вышеперечисленные россияне филигранно, с нескрываемым превосходством и надменными ухмылочками. Утром - встречи, круглые столы, пресса, интервью, умные словеса и высказывания на темы экономических теорий и их воплощения, а вечером - банкеты с осетриной и хорошим мясом, приличное вино и опять слова, слова, слова.... Темы семинаров были, на первый взгляд, прогрессивные и инновационные. «Почему у Российской реформы нет особого пути», «Политическая культура и политические процессы на постсоветских территориях»…   Задачи данных семинаров формулировались витиевато и неопределенно – «содействие развитию демократических институтов и гражданского общества».

Руководитель информационного офиса НАТО в Москве, Алексис Шахтахтински, дипломат, француз азербайджанского происхождения, скорее всего, профессиональный разведчик, деликатный и обаятельный, сдержанный, с постоянной улыбкой и прекрасно владеющий русским, потерял интерес ко мне, потому что он уже  произвел впечатление на провинциальную даму. Ему не интересно, что она думает и как поведет себя дальше. Он - представляет свою великую страну, он здесь - властитель дум, с ним крайне учтиво разговаривает весь псковский бомонд и сама Елена Немировская. Его работодатели могут делать на этой планете все, что хотят! Не это ли Истина Права и торжество демократии?!

Ему даже не очень было интересно узнать что-либо об атомном подводном Северном флоте, представитель которого, только что, после боевой службы, в качестве гостя, оказался в этом благородном собрании! А зачем? Этот парень ничего не скажет, он - фанатик, сразу ясно. Пусть этим занимаются коллеги. Они и на Там, на русском Севере, работают успешно. Единственное, что Алексис спросил у Григория Турчина, - насколько развито на Флоте движение РНЕ? «Не слышал», - ответил подводник. Что и было вполне ожидаемо. Но сам дипломат и представитель НАТО рассказал о том, что два его деда - родные братья -  в Гражданскую войну, где-то на Юге России, были по разные стороны: один был священником, другой - чуть ли не комиссаром. С презрением, как показалось, моему супругу, отозвался о несвоевременности подобных мероприятий: «У вас в стране разруха, а здесь, прямо на границе, - Версаль!»

Спустя сутки Алексис выступил по федеральному российскому каналу и через некоторое время был объявлен на территории России персоной нон грата.

...А мне тогда, в баре конференц-зала, было грустно. Неловко. Я понимала, что в этом, теперь уже новом  мироустройстве моя страна не берётся в расчёт, нас никто не боится, не уважает. Мы встряли в жесточайшую и крайне опасную войну в Чечне, мы разобщены, русско-славянский мир раздирается на части.

С одной стороны - нам не вытянуть новую войну, от которой мы в 15 минутах. С другой стороны - ничего мы и делать не будем. Промолчим. Подставим еще одну щеку. Вон они, там, в конференц-зале, как распинались, как высмеивали наше прошлое, навязывая нам же будущее, которое уже давно нарисовано на их военных картах и прописано во фьючерсных планах Американского Конгресса!

...Только Примаков, тогда глава правительства, принял мужское решение. На полпути в США, направляясь с официальным визитом, приказал развернуть над Атлантикой самолет обратно, узнав об агрессии против Югославии со стороны НАТО. Тогда - это был Поступок! Другого бы сняли с работы, полили бы хорошенько грязью, обвинили бы в недальновидности и не дипломатичности. Это было потом. В полной мере. А тогда младодемократы вопили: «Как же мировое сообщество? А как же хрупкий мир с Западом? А что скажет либеральное сообщество и просвещенная общественность?»

А ведь тогда парламент Югославии, уже пребывая в состоянии войны, обратился к Госдуме РФ и президенту Ельцину, с просьбой присоединить Югославию к Союзу России и Белоруссии! Эта идея возникла еще в 1998 году. Однако ни Ельцин, ни российские сенаторы не поддержали югославскую Скупщину, белорусских и российских парламентариев. Как знакомо и, по - сегодняшнему, звучала причина отказа: «Такое решение могло породить целый ряд сложностей международного характера!»

...Возможно я попала под обаяние Евгения Максимовича. Невозможно было не попасть! Таких политиков единицы. И те сорок семь минут общения с ним - обо всём - памятны для меня. Мне выделили 7 минут, а проговорили  47! Это было спустя полгода после начала Югославской трагедии. Я спросила Примакова о том решении. Он четко ответил, что поступил тогда так, как считал нужным, и никогда об этом не пожалеет!

...Сейчас на мою ленту в соцсетях часто «падает» информация о том, что было тогда в Югославии, в те 78 дней ежедневных бомбардировок. С 24 марта по 9 июня. Как люди выживали, как сходили с ума от горя и безысходности, от жестокости и садизма бывших соседей. Балканские блогеры делятся своим опытом по выживанию. Как выбираться из города, если там бесчинствуют мародеры и нет власти; как прятаться в близлежащих лесах и чем запасаться в первую очередь; где брать лекарства и воду; как менять батарейки на бутылку виски; а бутылка виски идет в обмен на антибиотики сразу же и лучше, чем сникерс... Но, практически, в каждом таком блоге воспоминании красной нитью проходит тупиковое для всех: «Если у вас семья, в которой есть дети и старики - ваши шансы выжить равны нулю»!!!  

2014-й год. Ситуация нагнетается, мировое либеральное сообщество обескуражено и пребывает в ступоре, демократы поздних, да и ранних волн, недоумевают - когда и где они просчитались? Почему Путин с ними не посоветовался? Почему такой демарш и невероятная поддержка внутри этой Новой России? Почему Крым теперь в составе России? Авторитет, пересмотр позиций в оценке дальнейших взаимоотношений, смена надменной риторики, политкорректные высказывания....

Я во многом не согласна с происходящим на ниве социально- экономической жизни России. Много еще впереди разных решений и споров, невнятных реформ и чванливого саботажа чинуш на местах. Но сегодня, сейчас, я горжусь своей страной, своими соотечественниками; мне нравиться быть патриотом, говорить об этом с друзьями, детьми; мне не стыдно за современную историю Российской Федерации!

Я горжусь своей семьей, детьми и стариками. Мой Президент, Моя Армия и Флот их защитят!

Желаю здоровья Евгению Максимовичу Примакову и с интересом слежу за карьерным ростом Алексиса Шахтахтински.

Елена Турчина
Версия для печати


Идет загрузка...