64


  • Коротко
 

Жаркий. Российский. Твой!

Конечно, я не дипломированный балабол, а сугубо доморощенный, кухонный, и  высчитать вот так, сходу, почему нынешнее место России «у параши» и почему Россия, примкнув к странам-шестёркам, обязана заткнуться (учитывая объёмы ВВП, число авианосцев и т. д.), за минуту не способен. Мы все читаем понемногу чего-нибудь да как-нибудь. «Пугалки» в интернете сегодня на любой вкус, прямо золотой сон русофоба: изоляция, санкции, эмбарго, финансовый коллапс, чуть ли не голодомор.

И всё  равно пожелания записных либералов «не рыпаться», «знать России своё стойло» выглядят, мягко говоря, не слишком убедительно. Обычай уничижать своё национальное достоинство представляется мне гнусной и отвратительной привычкой, сродни желанию некоторых индивидов публично прибить мошонку к мостовой.

В геополитике, равно  как и в футболе, у нас в стране, конечно,  поднаторел каждый второй обыватель, начитавшийся интернета, особливо после пятой-шестой рюмки. Над этой народной политологией можно смеяться, издеваться, иронизировать, крутить у виска, но иногда так бывает, что именно народное понимание большой государственной проблемы, большой национальной беды и оказывается единственно верным. Без народного чутья, без интуитивного понимания того, что справедливо, а что нет, - не было бы ни наших общих побед, ни нашей общей истории.

Моя личная позиция по Крыму основана отнюдь не на патриотической риторике штатных пропагандонов или расхожих мещанских мантрах: «куда мы лезем с голой жопой?», «шеф, всё пропало, всё пропало!». Моя личная позиция по Украине продиктована фамилией, доставшейся по наследству, родным языком и кровеносной системой, тем, что обычно называют «генетической памятью», и мне не стыдно в этом признаться. Кому-то такая позиция кажется варварством, глупостью, анахронизмом, чем угодно, однако равнодушно следить за тем, как близких тебе по крови людей рвут на части и шельмуют, - нельзя. Это и подло, и низко, и преступно.

Принято считать, что большинство русских не помнит далёкого родства, и я здесь, к сожалению, не исключение. Но вот фамилии своих бабушек и дедушек я помню. По линии матери эти фамилии – Белых и Алдонины. По линии отца – Донецкие и Гулевские. По матери я представляю тех пассионарных русских, что  двигались в 19-м веке всё дальше на восток, осваивая просторы Сибири, от Тобольска к Байкалу. По отцу я представляю тех русских пассионариев, что двигались к югу великой степи, на Северный Кавказ, обживая берега Кубани и Дона. И я не забыл, что в зените советской истории, спустя пару лет после полёта Гагарина, мои мать и отец встретились посреди Евразии, чтобы жить вместе, работать, любить и породить меня, типичного представителя поколения, увы, утратившего всякую пассионарность.

Неужели сегодня мы уже настолько вырожденцы, что способны исключительно к одному: молча и угрюмо наблюдать за тем, как вершится очередная несправедливость? Очередное предательство тех, кто, вопреки испытаниям и утратам последних десятилетий, всё-таки сохранил свою русскую  идентичность, свою русскость?

Разумеется, сейчас я повторяю банальности, но банальности подчас и есть единственная реальность. Зло банально, и что это принципиально меняет в природе Зла? То, что происходит сегодня на Украине, - одно из многих трагических следствий развала СССР. Великие империи в три дня не разваливаются. Автохтонная Русь либо застыла в анабиозе и бессилии, либо, поражённая гангреной, корчится в конвульсиях; и вот, реагируя на зримые симптомы, Мировой Жандарм (он же зловещий доктор Менгеле) склонился над смертельно больным с ножовкой – произвести ампутацию, оттяпать ещё одну конечность. Вот так страшно и губительно аукнулось двадцать с лишним лет спустя. Мы либо теряем Крым и бросаем соотечественников, либо боремся за Крым, не взирая на все страшилки. Такая вот историческая дилемма.  

Первая Мировая и Вторая Мировая войны – две горячие фазы одной Большой Войны за экономический передел мира и сферы геополитического влияния. Войны, которая однажды начавшись (о чём зримо известил выстрел Гаврилы Принципа), так никогда и не прекращалась. СССР лишь отсрочил окончательный крах русского Имперского Проекта, однако не смог его предотвратить. Более того, во многом именно СССР и заложил те мины замедленного действия, которые сейчас взрываются окрест киевского майдана, выбивая кому-то глаза, а кому-то напрочь вынося мозг.

Как же много нарисовалось в России всяческих пораженцев, лелеющих свой уютненький домашний либерализм и вопящих о том, что Россия ни в коем случае не должна ввязываться в политический конфликт на Украине, что это «их, внутреннее дело», что «украинцы – не русские», что «Крым – неотъемлемая часть Украины» и прочий бред, тогда как Мировой Жандарм не стесняется цинично заявлять во всеуслышание, что «не допустит отторжения Крыма».

То есть, что же это опять получается? Американским сенаторам и конгрессменам, вьющим на другой стороне глобуса гнездо стабильности, есть до Украины дело, а у русских, связанных с Украиной родовой пуповиной, дела быть не должно? Ну, ладно американцы. С ними-то всё ясно. Им на роду написано. А вот откуда взялись, из какой щели вылезли, как крысы на сыр, все эти доморощенные пораженцы, либералы и русофобы в одном флаконе? Да всё оттуда же: из духовной ямы 90-х, из идеологического лицемерия нулевых. В их пораженческой картине мира мать-Россия обязана заткнуться и, зализывая свои имперские комплексы, забраться в гулкую промёрзлую конуру одной шестой части суши. Чтобы никогда и никуда не высовываться. А брошенные на произвол мировой геополитики русские люди должны, видимо, навсегда раствориться в хаосе новой украинской смуты. Вот вам и новый  мировой порядок в действии. Убей в себе русского, и будешь тихо счастлив. А если не согласен, готовься к очередной священной бойне.

Понятно, что противоречия, - политические, идеологические, сословные, – в ближайшее время никуда не денутся. Страна делает сейчас важный выбор. Быть может, самый важный после кончины СССР. Меня пугают, а мне не страшно. Я не хочу верить, что моё личное благополучие и благополучие моей семьи обязательно зависит от сегодняшней капитуляции России, от её самоустранения как субъекта мировой политики.

Убравшись из Крыма, мы на самом деле ничего не выгадаем. Не надо тетешкать свой маленький затхлый местечковый сепаратизм: «Помогая Крыму, отрываем кусок от себя». Ничего мы от себя не отрываем. Наоборот – приобретаем, особенно в духовном смысле. И мне хочется верить, что именно Крым станет символом грядущего возрождения России в XXI веке. Разве мы не достойны наших предков? Которые почему-то не торговались с врагом, не думали о кратковременных выгодах, не искали благословения Папы Римского или милости шведского короля, не взывали к двойным стандартам условной Ганзы. А когда было необходимо, просто вставали плечо к плечу, и лезли на стены – лить кипящее дерьмо на войска очередного захватчика.

В Крыму сейчас решается судьба России на десятилетия вперёд. Пора перестать стесняться своих родных русских фамилий и вдохнуть полной грудью свежий воздух русской весны.

Александр Донецкий
Версия для печати


Идет загрузка...