20


  • Коротко
 

Сильнее живите!

Если перевести с японского слово «ниндзя», то выйдет примерно следующее — «профессиональный терпеливый прятальщик». Находясь с головой в водоеме телевизионно-западной культуры, воображение рисует некоего «сверхчеловека», профессионального шпиона и диверсанта, умело и терпеливо преодолевающего самого себя и обстоятельства. Действительно, ведь всё, что многие знают о них, вытянуто из голливудской обработки воспоминаний европейских путешественников 19 века о японском быте, заключенной в известные нам медийные продукты, такие как «Черепашки ниндзя», «Американский ниндзя» и прочее.

Родители покупают детям трезубцы, нунчаки и маски, потворствуя стремлению дитя поскорее набраться мужества. Но мало кому из них известно, что ниндзя, вовсе не «сверхчеловек», а полностью наоборот — «нечеловек», своеобразный японский Untermensch.

Среди нескольких каст, исторически сформировавшихся в японском обществе, самое дно занимали так называемые «хинин» (дословно переводиться как «нелюди») — те, деятельность которых была связана с трупами и нечистотами, делами, которые правоверный японец, приверженец Синто или буддизма, никогда не стал бы делать. К хинин так же относились бывшие заключенные и бродяги.

Так в чем же дело? Как объяснить соседство ниндзя с дворниками, могильщиками и сексуальными меньшинствами, ведь ничего грязного и мерзкого, судя по легендам и кинофильмам, они не делали?

Все это объясняется тем, что ниндзя, скрывал свое лицо и маскировал внешность, что с точки зрения поведения воина, являлось недопустимым и крайне позорным. Самураи перед одиночной битвой всегда снимал маску, показывая тем самым что он именно тот, кому брошен вызов, а не посторонний, ряженый человек.

После 1868 года («реставрация Мэйдзи») сословная система встала на мучительную дорогу приобщения к западному однообразию. Это позволяло всякому трусу взять в руки винтовку и выступить против мужественного воина с мечом в руках. События эти можно увидеть посмотрев кинофильм «Последний самурай» (пожалуй лучшее творение западных режиссеров о японской действительности конца 19 века, не учитывая совместных фильмов с Акирой Куросавой).

В наше время, время интернет технологий, социальных сетей и блогов, спрос на ниндзя как никогда велик. Прятаться и нападать в сети интернет — популярное занятие многих. Здесь и там тысячи анонимных комментариев под километрами информационных лент обнажают эту потребность. Ловкие и язвительные, оторванные от автора слова утешают поврежденных жизнью людей, даря славную подпорку в собственной значимости.

Пожалуй единственный плюс от этого — более чистые заборы и подъезды, служившие немногим ранее «дворовым интернетом» для окрестных жителей. Андрей Кончаловский очень хорошо подметил связь «народной ментальности» с состоянием общественных туалетов и дорожным движением. Это же удивительно подмечено Андреем Платоновым в сцене из романа «Счастливая Москва»:

«Если б государство не возражало, я бы тоже так жил, — указал Комягин. На картине был представлен мужик или купец, небедный, но нечистый и босой. Он стоял на деревянном, худом крыльце и мочился с высоты вниз. Рубаху его поддувал ветер, в обжитой мелкой бородке находились сор и солома, он глядел куда-то равнодушно в нелюдимый свет, где бледное солнце не то вставало, не то садилось. Позади мужика стоял большой дом безродного вида, в котором хранились наверно банки с вареньем, пироги и была деревянная кровать, приспособленная почти для вечного сна. Пожилая баба сидела в застекленной надворной пристройке — видна была только одна голова ее — и с выражением дуры глядела в порожнее место на дворе. Мужик только что очнулся ото сна, а теперь вышел опроститься и проверить — не случилось ли чего особенного, — но все оставалось постоянным, дул ветер с немилых, ободранных полей, и человек сейчас снова отправится на покой — спать и не видеть снов, чтоб уже скорее прожить жизнь без памяти».

Действительно система общественных приоритетов отдельного человека, здесь на лицо. У себя дома, пардон, никто не будет мочиться мимо унитаза, в родном дворе никто не будет гнать с бешеной скоростью машину по узкой дороге, ведь все знают, кто в доме справляется мимо, а кто в районе не брезгает за руль сесть не трезвым.

Выдающийся ученый Юрий Михайлович Лотман называл это «комплексом оккупанта», приводя в пример собственный разговор с пленным немцем в 1943 году: «Человек очень средний, он пережил много унижений и дома, и в армии, пока получил ефрейторский чин, и он попадает как оккупант в чужую страну и становится господином. У него нет достаточной культуры, чтобы справиться с этим новым своим положением, и он выражает его в том, что свою старую культуру вычеркивает — он ее оставил дома. Я ручаюсь, что, вернувшись в отпуск домой, он снова станет культурным человеком. Но то, что он оккупант на чужой территории, сразу освобождает его от культуры. Он свою культуру вычеркнул, чужой не получил, он остался свободным от культуры и этим упивается».

Ну а что интернет? Интернет — тот же дом, только информационный. Наш псковский информационный дом.

Неужели человек, посетивший какой-либо псковский информационный портал, интересуясь нашим городом, его культурной и политической жизнью, не посмотрит «народное мнение», очень спорно выраженное в комментариях к информационной статье?

Конечно посмотрит. И что увидит?

Увидит ряд вылазок интернет-ниндзя, укрывших свое лицо под иными именами; ряд мнений «оккупантов» не способных справиться со своим положением вседозволенности. В наше время, время подмен, этих людей часто называют — свободными, а возможность плюнуть из темноты — свободой. Но они откровенные рабы — рабы чужих, деформированных, извращенных идей о свободе и слове; рабы ложных образов о индивидуальном поведении, похожих на вымышленный образ западно-японского ниндзя, в сравнении с подлинным и начальным представителем японской сословной жизни.

Попросту говоря — эти люди малодушные трусы, боящиеся открытого спора. Я убежден что не имея в резервах собственного разума, достаточных оснований на суд некоторых событий, они способны, как шакалы, лишь на вопль: «Акелла промахнулся!» и ни на что более. Вытяни их на свет и они сразу сморгнут и робко закраснеют.

Необходимо найти в себе силы справиться с этой свободой и вести себя достойно как в полной темноте, наедине с собой, так и в интернете, в окружении людей.

Известно, что такие тайные проявления себя еще больше ввергают человека в серость и скупость жизни. В связи с этим призываю людей, которые так или иначе фигурируют в информационной жизни города, продолжать свою «самурайскую» деятельность, ( по постановке интересных спектаклей, реализации интересных проектов и многом другом) без оглядки на кучку «хининов», смутьянов и бездарностей, а тех кто хочет действительно поспорить, высказаться и выразить себя — подписаться верным именем и принять на себя ответственность за сказанное.

Это малость, которая не решает больших проблем. Но из малого состоит большое и «путь в тысячу ли начинается с первого шага». Цель всего этого — один человек. Если он увидит в себя эту каплю от мазутной лужи, и скажет «непорядок», то можно считать все выше написанное — победой.

Как писал уже упоминаемый нами Андрей Платонов — «Сильнее живите!»

Дмитрий Стрен
Версия для печати


Идет загрузка...