5


  • Коротко
 

Забытый музей забытого полка

Рефлексия по поводу памятника неизвестному солдату Первой мировой войны (ставить - не ставить) заставляет задуматься над другим, не менее актуальным вопросом: почему такое вообще могло произойти? С каких пор Псков стал подобен проходному двору, где можно громоздить все, что ни попадя?

 

И еще…Спору нет, солдаты Первой мировой войны достойны и уважения, и памяти, но почему подобная честь обходит стороной других защитников города? Скажу больше: город-воин, который на протяжении всей более чем тысячелетней своей истории защищал западные границы России, оказался лишен даже внешних примет, которые могли бы рассказать о его героической судьбе. Танк на площади Героев-десантников – не в счет.

 

 

Тут встает и еще один, в полном смысле сакраментальный вопрос: почему в областном центре до сих пор нет музея боевой славы? Разговоры о его необходимости ведутся регулярно, но дальше слов дело пока так и не сдвинулось. В этом смысле более счастливы районные центры (Остров, Себеж, Великие Луки и т. д.), где героическое прошлое представлено в его надлежащем виде. А вот столице региона похвастаться, увы, нечем.

 

Как, впрочем, нет и концепции развития Пскова, как исторического центра. Будь она принята к реализации, то не случилось бы так, что псковичи чуть ли не последними узнали о том, какой сюрприз им приготовили вблизи Золотой набережной. "Прогрессивная общественность", которая взяла за правило размахивать кулаками после драки, понятно, пригрозила верхам обращением в прокуратуру, но даже из этой запоздалой дискуссии пора (ей Богу, пора!) сделать выводы, чтобы подобные нелепости впредь не повторялись. Пока же все происходящее в городе вокруг памятника выглядит таким же нонсенсом, как если бы в Калининграде – янтарной столице России - нельзя было бы найти ни одного солнечного камешка.

 

Между тем, и янтарь там в изобилии, и даже есть его совершенно удивительный музей. У нас – с точностью до наоборот. При этом монументы (в Крестах, в районе Песков, братские захоронения, которых у нас в городе чуть ли не на каждой улице) лишь формулируют вопросы у тех же самых приезжих: откуда они, с чем связаны, почему мы так мало знаем о подвиге защитников города-воина?

 

Если же обращаться к истории вопроса, то ближе всего к созданию музея был, как ни странно, губернатор-эконом Михаил Кузнецов. Именно он прикинул своим рациональным умом: если и громоздить музей русского оружия (Боевой славы – как угодно), то самая стать разместить его в Крестах. Все логично: там есть "красногвардейский штык", воздвигнутый в честь 50-летия создания Красной Армии. Рядом – монумент погибшим в концлагере. Есть, где остановиться автобусам, общепит, заправка. С некоторых пор открылась и церковь. Уже готовый туристический кластер! 

 

Почему бы здесь на радость проезжающему туристу, которому недосуг сворачивать в центр города, не открыть экспозицию, где можно было создать музей, выставить технику времен Великой Отечественной? А в результате такой областной музей открыли под Островом…

 

Не проявили должной настойчивости в этом вопросе областной музей, общественность. Хотя именно от них следовало бы ждать не только историческую концепцию превращения города в исторический комплекс под открытым небом, но и архитектурные предложения. Как известно, своего штатного архитектора в городе нет (не нужен, выходит), поэтому Псков, где буквально каждый камень напоминает о том значении, который он сыграл в истории России, так и остался тем самым сапожником, который вечно ходит без сапог.

 

В результате произошло досадное недоразумение: город, где по поводу и без похваляются заслугами князя Довмонта, забыл в прошлом году (!) о 745-летии со дня победы в  Раковорской битве (18 февраля 1268 года). Тогда армия княжеств Северо-Восточной и Северо-Западной Руси наголову разгромила объединённые силы рыцарей Тевтонского ордена и Дании вблизи крепости Раквере (территория современной Эстонии). По своему масштабу, историческому значению она не уступает Ледовому побоищу, и одним из полководцев, прославивших Псков, стал именно Довмонт Тимофеевич.

 

Заслужили наши предки, чтобы в городе сохранилась и память о Великой Отечественной войне. Тем более, что соответствующие сигналы на этот счет мы постоянно получаем… из-за рубежа. После распада Советского Союза республики Прибалтики обрели независимость. Сегодня приходится лишь сожалеть, что последующая внешняя политика новых государств оказалась направлена на то, чтобы доказать, как ныне живущим, так и последующим поколениям, что вхождение в состав Советского Союза Эстонии, Латвии и Литвы стало национальной трагедией для этих стран. Одним из следствий этой целенаправленной пропаганды явилось то, что в Таллинне и в Риге, например, появились музеи советской оккупации. Там посетителей знакомят с ужасами коммунистического режима, выставляя при этом легионеров, воевавших на стороне гитлеровцев, чуть ли не спасителями нации.

 

Оставлю анализ этих довольно странных концепций профессиональным историкам, но вспомним, что особенностью оккупационного режима на территории Пскова и области было то, что полицейские функции здесь выполняли именно прибалтийские  коллаборационистские формирования – из песни слова не выкинешь. Например, в ходе карательных операций "Генрих" и "Рождественская ночь" (декабрь 1943 года) в южных районах региона – Себежском и Невельском, самое активное участие принимал 1-й латышский полицейский полк "Рига". При этом им было уничтожено более 7 тысяч человек. Не меньшую активность проявили и эстонские националисты. Люди старшего поколения еще помнят, что в Пскове действовала эстонская комендатура, которая располагалась в "доме аптекаря Лурье", где в начале века жил Владимир Ленин. В подвале этого здания находилась тюрьма, и в ней содержались лица, подозреваемые в связях с партизанами и другие, чья вина заключалась лишь в том, что их национальность не вписывалась в стройную расовую теорию гитлеризма. Именно отсюда по ночам выезжали крытые грузовики, набитые людьми, которых везли на расстрел.

 

Есть и еще один момент, на который следует обратить особое внимание: совсем скоро году Псков будет отмечать 70-летие со дня его освобождения. Неужели в Городе воинской славы и на этот раз ограничатся возложением цветов да пятиминутным фейерверком?

 

Николай Медведев

Николай Медведев
Версия для печати


Идет загрузка...