9


  • Коротко
 

Будь здоров, не кашляй!

От редакции: на сайте Псковского агентства информации продолжается авторский проект псковского журналиста и общественного деятеля Даниила Новикова. Весной 2013 года Даниил стал приёмным отцом 12-летнего подростка. В своих авторских колонках он рассказывает о том, с какими трудностями и неожиданностями сталкиваются в Псковской области семьи, решившие взять ребенка из детдома.

 

 

В первые же часы после оформления опеки я несколько раз услышал слово "диспансеризация" – сперва в медкабинете интерната, откуда я забирал Игоря, затем в псковской соцзащите, и, наконец, от знакомых приемных родителей. И если первое упоминание ассоциировалось исключительно с льготным порядком прохождения сиротами этого комплексного медицинского обследования, то последующие реплики звучали как предвестники сложностей. Стало ясно, что легким испугом от диспансеризации мы не отделаемся.

 

Забери я Игоря на пару месяцев позже – этого врачебного марафона можно было бы избежать: сирот в массовом порядке обычно обследуют по весне. Диагностический сезон 2013 года вот-вот должен был стартовать в апреле, когда вполне здоровый на вид пятиклассник уже начинал свою новую жизнь в семье. В медицинской карте у Игоря была собрана целая коллекция диспансеризаций прошлых лет – плотненькие пачки листов с напечатанными на принтере итогами обследований, штампами и факсимиле врачей. Проводились эти осмотры в Детской областной больнице, и от перечня редких, как сейчас принято говорить, специалистов, у любой "пробивной" мамы глаза бы полезли на лоб от возмущения – никаких тебе номерков и месячных очередей.

 

В стране в это время происходили судьбоносные для приемных семей события – одно за другим федеральные ведомства исполняли февральские постановления правительства, которое, в свою очередь, исполняло декабрьский указ президента "О некоторых мерах по реализации государственной политики…" по защите детей-сирот. Так, 11 июня вступил в силу приказ Минздрава "Об утверждении Порядка диспансеризации детей-сирот", состоящий из 25 простых и понятных пунктов. Эти пункты, по идее, должны были стать нашим с Игорем навигатором в увлекательнейшем квесте "Диспансеризация без нервов и очередей". Но отчего-то не стали.

 

Во-первых, про нас просто забыли. Если бы я сам не озаботился этой темой, то, боюсь, никакого обследования в этом году мы бы так и не прошли. Пункт 10 министерского Порядка гласит: "Врач, ответственный за проведение диспансеризации, не позднее, чем за 5 рабочих дней до начала ее проведения, обязан вручить (направить) несовершеннолетнему (его законному представителю) направление на диспансеризацию с указанием перечня осмотров врачами-специалистами и исследований, а также даты, времени и места их проведения". Шикарно, не правда ли? Возможно, в июне система еще не успела перестроиться, но до самого ноября никакого направления мы так и не получили.

 

Между тем, как и у любого интернатовского ребенка, у Игоря был комплект леденящих душу диагнозов – целых три штуки. Из-за одного из них ему даже поставили спецгруппу по физкультуре и запретили бегать на длинные дистанции. Однако такой запрет ранее ничуть не смущал первого тренера Игорька, который разглядел в бойком мальчике будущего чемпиона по лыжным гонкам, и полтора года вывозил его на всевозможные первенства и соревнования. Там Игорь весьма успешно бегал на длинные дистанции, получая "золото" для интернатовской копилки достижений.

 

Что могло помочь разобраться в этом досадном противоречии лучше, чем диспансеризация с участием 15 (столько я насчитал в приказе Минздрава) врачей? И что могло помочь быстрее, чем диспансеризация, познакомиться с теми тремя из них, которые обязаны будут потом Игоря наблюдать? Так рассуждал я в июне, и потому не сильно огорчился, когда дата записи к одному из этих редких врачей вдруг перекрылась датами тренировок в спортивном лагере. К тому времени, правда, в секции по биатлону (куда Игорь записался, едва приехав в Псков) еще больше увеличились нагрузки – по две тренировки в день, кроссы на 20 километров и прочие развлечения. Ну, ничего, думал я: скоро диспансеризация, она рассудит.

 

Но из поликлиники известий не было. Летом Игорь несколько раз выезжал на сборы, но недалеко, в соседний район. А в октябре его и еще семерых ребят пригласили на три недели в Мурманскую область – готовиться к первенству страны в Смоленске. Тут уже стало совсем тревожно: прежде чем отправлять ребенка так далеко и надолго, надо бы исключить риски того, что загадочные диагнозы мальчика – не гипердиагностика, а реальные заболевания.

 

Чтобы решить вопрос с направлением, мне пришлось позвонить в отдел опеки Псковской области, и попросить помочь найти концы. После такого захода концы нашлись моментально, и вот уже на следующий рабочий день я сидел в кабинете главврача новенькой, с иголочки, поликлиники на Шестака-4. И выслушивал предположения, почему нас не внесли в эти сиротские списки (пункты 8-9 Порядка диспансеризации). Главной версией был наш переезд с одной съемной квартиры на другую, но я решительно отверг эот вариант – еще весной мы встали на учет везде, где только можно – и по линии образования, и по опеке, и по здравоохранению.

 

В итоге меня отправили к сотруднице поликлиники, которая отвечала за диспансеризацию сирот, и с этой минуты Игорь, наконец, получил долгожданный VIP-сервис. Женщина по имени Марина Николаевна стала нашим персональным ангелом-хранителем, и сделала все, чтобы минимизировать очереди и помочь пройти диспансеризацию максимально быстро. Первым делом она взяла лист формата А4, написав на нем большими буквами: "Д, опека". Дальше шли врачи с адресами, кабинетами и часами приема: ЛОР, невролог, хирург, стоматолог, уролог, эндокринолог, окулист, психиатр и ортопед. Нефролог и кардиолог в списке не значились, но мы под сиротскую лавочку записались на всякий случай и к ним.

 

Забегая вперед, доложу: за пятидневную рабочую неделю управиться у нас так и не получилось. Где-то специалист был в отпуске, где-то пришлось ждать результатов анализов и обследований. Понадобилось 10 рабочих дней, но интенсивно побегать, прогуливая уроки и тренировки, потребовалось только в первые четыре. Остальные шесть – ожидания анализов и повторные посещения врачей. С работы в первую неделю пришлось отпрашиваться часто, и в общей сложности я отсутствовал в офисе часов 12. Храни Бог моего понимающего шефа!

 

Адресов, куда пришлось съездить, было всего четыре. Боюсь представить, как бы я смог везде успеть, или сколько бы денег потратил на такси, не будь у меня личного автомобиля. Да, к слову, был еще и пятый адрес – городская больница, где мы с Игорем провели немало веселых минут в отделении кардиологии. Мальчишку, обвешанного с ног до головы датчиками на присосках, доктор заставлял разгоняться на велотренажере и приседать по 30 раз, чтобы сделать ЭКГ в состоянии предельных нагрузок. Дело в том, что обычный детский кардиолог в поликлинике подтвердила свои рекомендации – не бегать на длинные дистанции. А как же спортивная карьера? Чтобы убедиться в том, что специалист перестраховывается, я нашел взрослого кардиолога, который протестировал Игоря так, как принято тестировать спортсменов. Врач успокоил: то, что насторожило его коллегу, для подростков, серьезно занимающихся спортом – вариант нормы. Мол, у половины юных футболистов та же самая аритмия. Поэтому бегать на лыжах, соревноваться и побеждать можно. А раз в квартал доктор просил приходить к нему – ему захотелось понаблюдать Игоря в динамике, из профессионального интереса.

 

Когда весь маршрут диспансеризации был пройден, я вновь заглянул к Марине Николаевне, и вручил ей кипу медицинских документов, которую две недели заботливо собирал в карточке Игоря. Поинтересовавшись, что же дальше, получил ответ – ничего. На руки никакой карты диспансеризации мне не выдали – сказали только, что ее копия потом появится в медкарте ребенка. Хотя в пункте 22 министерского Порядка сказано: "Карта осмотра оформляется в двух экземплярах, один из которых по завершении диспансеризации выдается несовершеннолетнему (его законному представителю), второй экземпляр хранится в медицинской организации в течение 5 лет".

 

Ну, спасибо и на этом. По крайней мере, с противопоказаниями для занятий спортом я разобрался, а еще познакомился с тремя прекрасными, отзывчивыми врачами, у которых Игорь теперь будет постоянно наблюдаться. Правда, по физкультуре ребенку, скорее всего, оставят спецгруппу, даже несмотря на взрослые разряды в лыжных гонках. Ну и ладно – по пятницам у него "физ-ра" первым уроком, так пусть хоть чуть подольше поспит.

 

Даниил НОВИКОВ

Даниил Новиков
Версия для печати


Идет загрузка...