32


  • Коротко
 

Апокалипсис во мне

Сижу я тут как-то в меланхолическом настроении у телевизора, и мне грустно, как забытой на балконе рождественской ёлке. На цветном галлюциногенном экране продолжается праздник удивительной идиотии: песни со звёздами, танцы со звёздами, групповой секс со звёздами, чёрт в ступе со звёздами, голый завтрак со звёздами, ага. Все улыбаются, шутят, остроумничают. Все, как на подбор ослепительные, кто кого переплюнет.

 

Переключаешь канал — дикая расчленёнка, или чего похуже. Стоит чувак в клетке, и над нами издевается, ухмыляется, мол, я не-я и мама не моя. Ну вы поняли, о ком я сейчас. О том милом чувачке по фамилии Кабанов, что прибил собственную жену по пьянке и расчленил её в ванне, как заправский мясник, пока его дети спали в соседней комнате с няней. А потом устроил маппет-шоу на всю Москву: найдите мою жёнушку родную. Какие-то малолетние негры бегают по американским городам и нокаутируют белых людей, соревнуясь, кто вмажет быстрее. Белые пешеходы падают, как перезрелые плоды на чёрный асфальт. Дожили со своей хвалёной политкорректностью.

 

Главное, все эти ужасы транслируются на федеральных каналах, в видеоподробностях, в буквальный прайм-тайм, посреди дня, предупреждая родителей скромной этикеточкой "16+", мелькнувшей в начале передачи. Дескать, мамы и папы, уберите детей от телевизоров. Как же, убрали они! Ждите… Выпуски криминальных новостей — суперхит семейного просмотра. Вот и бегают по улицам готовые маньяки.

 

Переключаешь — и опять бесконечный гламурняк со звёздами. Какой упоительный контраст. И я продолжаю грустить, прикладываясь к своему любимому гранёному стакану с белым вермутом. Бескрайний и вонючий "пессимизьм" во мне, апокалипсис во мне, будто я внутри какого-то бесконечно-депрессивного арт-хаусного фильма.  Нет, не бесконечного. Неминуемый финал уже тревожно маячит где-то впереди, отнюдь не за горами.

 

Всё это, разумеется, банально, как сантехника. Как стрижка ногтей. Как выщипывание волосков из ноздрей. Как женский телесериал. Как кал. Как несчастья. Как старческие болезни. Помню, однажды и я торчал в очереди ко врачу. Атмосфера хуже некуда. Наверное, это что-то и разряда дороги в Ад. (О, Господи, не допусти!) Так вот, в этой инфернальной очереди за дозой добра рядом со мной сидела интеллигентного вида старушка и жаловалась своей соседке на грубость врачихи. Что случилось? Оказывается, у старушки на глазном веке вскочила коричневая бородавка, которая весьма её огорчала. Старушка попёрлась к доктору, и врачиха поставила простой диагноз: "Ну что вы хотите, возраст", - сказала врачиха.

 

Диагноз прозвучал как выстрел. Старость. Старушка не поверила, и вновь поплелась в больничку. Больница — от слова "боль". На что она надеялась? Что ей выпишут какую-то чудодейственную мазь? Не знаю, мне кажется, что такой мази просто не существует в природе вещей. Неужели старушка не ведала, что в стране имеется косметологическая хирургия. От одного этого можно сойти с ума.

 

Нагнетать страсти-мордасти легко, это что-то из жанра школьного сочинения на заданную тему. Дети, давайте перечислим вещи, которые вас пугают. Тёмные дворы. Богатые одноклассники. Платное образование. Родители-лузеры. Страх остаться без будущего. Вообще вся эта "сраная Рашка". Ха! Кто же пребывает в восторге от того, что видит вокруг? Только идиоты и подлецы, называющие себя патриотами.

 

Вглядимся в ландшафт. Во всю эту мерзкую мрачную картину в стиле а-ля натюрель. Наша чрезвычайно агрессивная ойкумена не только возмущает и угнетает, но и унижает и даже запугивает всякого чувствительного неравнодушного человека. Да уж, Россия, увы, и в частности, Псковщина, не та нарядная Германия, которую нам недавно показал Владимир Познер. Видимо, пора задуматься, почему так, а не иначе. В чем первопричина нашего экзистенциального бардака? Почему мы годами живём в декорациях пост-апокалиптического фильма и не вякаем. А если и вякаем, то всё бестолку. Как выражалась одна моя давняя знакомая: "Ну, ни какой толчины!"

 

Неужели не существует никакого выхода, никакого, так сказать, позитива? Почему же, выход имеется. Это отношение к миру, реакция на вещи. Существуют люди, и их большинство, коих вся эта моя "тряхомундия" абсолютно не колышет. Они принимают жизнь и себя в ней, такой и такими, как есть. Всё идет своим чередом, сынок. Донт ворри, би хэппи. Именно для них и танцы со звёздами. Их икона — Иван Ургант, весельчак и балагур, предлагающий порубить зелень, как красный комиссар украинскую деревню.

 

Наш мир на самом деле — это мир обывателя, а у обывателя крепчайшая психическая самозащита. Обыватель умеет получать удовольствие от жизни в любом виде, поскольку жизнь для него — приключение. Охота и рыбалка. Обыватель обо всех моих экзистенциальных штуках просто никогда не задумывается. На подсознательном уровне обыватель убеждён, что он вечен, хотя в окошке постоянно видит чужие похороны. И вот самолеты падают почему-то. Внезапно разрушаются торговые центры. Ужасает статистика ДТП. Загадочные вещи творятся в мире.

 

И что делать тем, другим, кто не выдерживает напряжения? Банальной борьбы за существование, которую ведь никто ещё не отменял. Инвалиды, бомжи, брошенные дети. Работяги на полставки. Диагноз: не повезло. Регулярно в сводках новостей мы встречаем мрачные сообщения о добровольных висельниках, что повесились в шкафах, не оставив записки. Об индивидах, сигающих с балконов. Сплошной Достоевский Ф. М. Радиоволна несчастий.

 

В философии есть такое понятие "забота", то есть активность, направленная на достижение Блага. Среди объектов "заботы" называют мир в целом, окружающую среду, животных, общественность. В качестве особого предмета "заботы", говорит нам словарь, выступает отношение человека к самому себе и к другим людям. Слава Богу, что существуют привязанности. Любимые вещи и явления. Творчество. Семья. Дети. Только они и держат. Здесь и сейчас. На этой грешной земле.

 

Саша ДОНЕЦКИЙ

Александр Донецкий
Версия для печати


Идет загрузка...