5


  • Коротко
 

Скрутили в рог. Изобилия?

Запрет главного российского санитара ввозить в страну литовские молочные продукты может стать причиной народного бунта.

 

Например, инициативная группа жителей Калининграда уже подала в мэрию заявку на проведение митинга протеста против этого, как считают сами граждане, провокационного решения. Понять их можно: отрезанная от большой земли, область живет сугубо продуктовым импортом, поэтому, когда ей перекрывают кислород, они готовы выйти на улицу, а самые горячие головы вообще требуют отделения от России. Хочется верить, что Псковской области такие социальные потрясения не грозят, тем не менее, что-то мешает верить в наше безоблачное продовольственное будущее. Кто не согласен – сходите в магазин, приценитесь.

 

Почти на 30% подскочила цена на сыр. Раньше в "Ленте" его продавали по 196 рэ за килограмм, а теперь дешевле 245 и не сыщешь. В ближайшее время следует ожидать повышение цен на масло, творог, сметану. Умные головы все объясняют тем, что молоко ноне дефицит, что – понятно - не может не отразиться на ценах. Крайние, понятно, рядовые потребители. К зиме обещают очистить прилавки от селедки – прощай знаменитая "шуба!. Как оказалось, почти весь улов продан за границу (валюта, блин!), поэтому нам предлагают переключиться на более дорогие сорта: скумбрию, сайру, треску. Этот "ход конем" лишает простого смертного пищи богатой фосфором, но кого беспокоит простой смертный. На то он и смертный.

 

Если учесть, что год от года ценовая политика на продуктовом рынке с каждым годом становится все жестче, как тут не вспомнить (в канун Покрова!) нашу верную "палочку-выручалочку" – дачу, которая даже во времена развитого социализма худо-бедно кормила граждан. Во всяком случае, картошка, огурцы, кабачки и тыквы собственного производства были на столе у граждан до самой весны. Кое-кто даже умудрялся выращивать на своих шести сотках виноград, делая потом из северной "Изабеллы" вполне приличное вино. Когда в начале 90-х в магазинах с продуктами стало совсем плохо, народ окончательно вернулся к натуральному хозяйству: на своих законных сотках  люди начали заводить кур, поросят.

 

Впрочем, на этот трудовой подвиг было способно только военное поколение, которое с детства помнило, что такое царь-голод. По мере, как люди той эпохи тихо и незаметно уходили из жизни, менялось и назначение участка. Сегодня в нашем дачном поселке, например, редкий хозяин выращивает огурцы или помидоры. Хлопотно, утомительно и - увы! - экономически не выгодно. В лучшем случае осталась пара грядок (под зеленуху) – остальное пространство занимают газоны, где можно поставить мангал или новомодное приспособление для приготовления барбекю.

 

Можно конечно потешаться над нашими родителями, которые все свои выходные, заняв характерную для крестьянина позу – "пятой точкой" в небо - рыхлили, копали, пололи. Ноне положение другое – пузом кверху. На российскую деревню, судя по всему, надежды тоже мало. Через несколько дней Покров, который считается днем окончания сельскохозяйственных работ, но это, скорей всего уже не праздник сельхозпроизводителей - обезлюдела деревня. После 14-го по народным традициям обычно начинались свадьбы, гулянья, ожиданье нового года. Сегодня редкое село может похвастаться не то, что молодоженами - детьми. Сестра, которая всю жизнь отработала в сельской школе Палкинского района, сетует: в этом году у них только один ребенок родился, а в школу пришло учиться два первоклассника. Выпускной класс – четыре человека. В прошлом году было 34 ученика, а нынче осталось уже 25.

 

- Какие свадьбы, если нашим молодухам уже за пятьдесят…- невесело шутит сестра. Если и остались мужики, то они тоже не передовики – все больше  занимаются отхожим промыслом. Сбиваются в бригады и подряжаются рубить кустарники под линиями электропередач. Потом вернутся на недельку, попьют, и снова уезжают. Иногда в Ленинградскую область, но чаще всего мотаются по Псковской.

 

До недавнего времени, продолжает сестренка, в деревни было два фермера. Сначала они резко впряглись в дело: взяли в аренду землю, начали выращивать картошку и даже разжились комбайном, но потом что-то не заладилось. Как оказалось, их продукция никому не нужна (вот она белорусская конкуренция), поэтому свою технику они продали и дело закрыли. Для себя кидают по привычке в землю семена, но не на продажу. Теперь вообще редкий хозяин даже в деревне выращивает картошку, другие корнеплоды. Зачем? Морковь, например, вымытую и красивую, везут прямо из Голландии, картошку – из Азербайджана, а тот же чеснок в магазины райпо завозят из Египта. Животины тоже не осталось – в некогда большой и многолюдной деревне только сестра с мужем держат корову, хотя каких-то двадцать лет назад общественное стадо там насчитывало до 100 голов.

 

Стоит ли удивляться, что сегодня мы ощущаем дефицит не только молока, но и остальных продуктов сельскохозяйственного производства. Если учесть последний сдвиг по фазе г-на Онищенко, который нашел какую-то вредоносную бактерию в продукции литовских фермеров, то ожидать "великого перелома" не стоит. 

 

К чему это я?.. Да к тому, что дачу запускать нельзя. Может пригодиться…

 

Николай МЕДВЕДЕВ

Николай Медведев
Версия для печати


Идет загрузка...