49


  • Коротко
 

В октябре 1993-го: Оправдание мерзости

3 октября 2013 года ток-шоу Владимира Соловьёва "Поединок" вышло в эфир в непривычном формате. В принципиальной дуэли сошлись не два полемиста, а две трибуны: тех, кто 20 лет назад защищал российский парламент, и тех, кто призывал "раздавить гадину". Почти три часа продолжался нервный, напряжённый разговор. Барьером между оппонентами служила сама история, и было очевидно, что за два минувших десятилетия взгляды и позиции противоборствующих сторон не только не изменились, но стали ещё жёстче. Немногие сумели осмыслить произошедшее с высоты времени. Да и не особо старались. Двадцать лет спустя участники тех событий, доказывая свою правоту, готовы крушить друг друга. Дайте им в руки "Калашниковы", и они с радостью расстреляют своих оппонентов. В этом смысле ничего в стране не поменялось. Россия по прежнему пребывает у опасной черты гражданской смуты.

 

 

Между тем, поколение пепси вряд ли отчётливо представляет, что же там на самом деле случилось в сентябре-октябре 1993-го? Сегодня я видел, как тридцатилетний парень, совсем неглупый молодой человек, увидев в телевизоре кадры расстрела Белого дома, был абсолютно шокирован увиденным: "И что, правда расстреляли? И люди погибли? И сколько человек?" - искренне недоумевал он. У него никак не укладывалось в голове, что подобное возможно в реальности. Я сообщил, что да, погибли: больше ста пятидесяти человек, хотя, возможно, и тысячи. Кто их на самом деле считал?

 

Тут, конечно, вопрос к учителям истории, в которой учился мальчишка, или вопрос к его прилежанию, но я прикинул: двадцать лет прошло, в 1993-м ему было 10 лет. Почему он должен что-то помнить, если учитель истории, допустим, не посчитал нужным рассказать своим ученикам об октябрьском путче. Страница истории явно позорная. Может, и не стоило детей травмировать? В лучшем случае, парень способен вспомнить эпизод из телесериала "Бригада", когда бандиты Саши Белого натыкаются в подворотне на грузовики с трупами жертв расстрела.

 

Сам я, понятно, отлично помню 3 октября 1993 года. Это было воскресенье, и я возвращался в Псков из Ленинградской области. Мы ехали на рейсовом автобусе, и вот на одной из остановок какой-то пассажир сообщил тревожную новость: в Москве путч, телевидение вырублено, происходит что-то непонятное. Телевидение всё-таки работало: в эфир выходили из студии на Шаболовке, и всю ночь я провёл у телеэкрана. Всю ночь Сванидзе и компания повторяли одни и те же кадры: как озверевшая толпа плохо одетых людей прорывает милицейские кордоны вокруг здания Верховного Совета, как работяги и пенсионеры мутузят несчастных солдат внутренних войск, как едут к телецентру, где их обстреливают. Весь этот трэш.

 

Кроме Сванидзе и Светланы Сорокиной в эфире появлялись какие-то персонажи, комментирующие происходящее и зовущие к Моссовету, но лиц, кроме чмокающего Егора Гайдара, я не запомпнил, да и Гайдара застрял в памяти, наверное, только потому, что тот поразительно громко чмокал. Решение о расстреле, как выяснилось позже, было уже принято, и к концу дня понедельника 4 октября 1993 года здание Белого дома превратилось чёрно-белый символ расстрелянной демократии. Первый президент России, партократор-перевёртыш Ельцин продемонстрировал-таки свой звериный оскал. Всё, на демократии в стране можно было ставить крест. Демократия кончилась. И все дальнейшие события — бойня в Чечне, бутафорские выборы, сдача власти приемнику, укрепление так называемой вертикали и силовых ведомств, небывалый разгул коррупции - показали, что Россия по сей день пребывает в тени того густого дыма.

 

Сегодня действительно необходимо просто сказать правду. Пусть поколение пепси знает: 21 сентября 1993 года Борис Ельцин инициировал государственный переворот, а 3-4 октября руками своих палачей разогнал и расстрелял Верховный Совет, высший орган государственной власти страны. Расстрел людей возле телецентра "Останкино" и обстрел танками Белого дома уничтожили Советскую власть и остатки социализма в России. Все мы оказались де-факто в преступном, бандитском государстве. И ничему в дальнейшем удивляться не стоило. Только по официальным данным в событиях "черного октября" погибло не менее 157 человек и 384 были ранены, но это не вся цена, которую заплатила Россия 3-4 октября 1993 года. Россия заплатила унижением и разорением 90-х годов, войной с собственным народом, разгулом терроризма и бандитизма, убылью населения по миллиону человек в год.

 

Всё это настолько очевидно, что, казалось, бы не должно вызывать никаких разночтений. Однако разночтения гниют и пухнут, более того, те, кто взывал к расправе в 93-м, и сегодня пытаются оправдать и выгородить государственных шлюх. Лично я слабоумным себя не считаю, и для меня нет никаких сомнений в том, кто именно виноват в трагедии октября 93-го года. Это дорвавшийся до власти портайгеноссе Ельцин, не желавший отвечать за Беловежские соглашения, за развал Советского Союза и ограбление народа в ходе так называемых "гайдаровских реформ".

 

Да, было противостояние двух ветвей власти; да, по сути в стране наблюдалось двоевластие, полномасштабный политический кризис. Но это ведь не означает, что на улицы Москвы должны были выехать танки и палить прямой наводкой по окнам здания парламента. Дикость и варварство, не укладывающиеся в голове даже поколения пепси. Вот США, как сообщают нам информагентства, переживают сегодня острый политический кризис. Почему бы президенту Обаме не блокировать здание Капитолия, не устроить путч, не вызвать в город Вашингтон танки? Представьте, взбесившиеся бронетранспортеры носятся по улицам американской столицы, расстреливая из крупнокалиберных пулеметов всех и каждого. Абсурд? Нонсенс? Разумеется. Но только не для нас, русских, выросших в парадигме тотального правового нигилизма. Мы, русские, понимаем исколючительно такие аргументы, как тупая сила, цинизм и подкуп. Что, собственно, и осуществил бывший член ЦК КПСС Ельцин.

 

Но самое поразительное даже не это. Мало ли в русской истории случалось предательств и подлостей? Самое чудовищное, что находятся люди, и их не мало, которые с истерической пеной у рта готовы оправдать всё случившееся, придумать какие-то дешёвые отмазки. Особенно преуспела в этих апологиях мерзости так называемая "либеральная интеллигенция", призывавшая "давить гадину", индивиды, которых и "интеллигенцией"-то назвать нельзя, не то чтобы "либеральной".

 

Назовём вещи своими именами: это просто какая-то фашиствующая большевистская сволочь, вот и всё. По-другому не скажешь.

 

Всего два примера. У Мариэтты Чудаковой в ей книге "Егор", написанной на деньги банкира Петра Авена, читаем: "Ни один депутат не был даже поцарапан осколком. Их препроводили за решетку живыми и невредимыми. Поэтому выражение "Расстрел парламента" пущено в ход людьми, не имеющими ни совести, ни ума".

 

А, каково? Что это? Старушка впала в окончательный маразм, или у неё просто ампутирована совесть? Всякий у кого есть глаза и доступ в интернет, способен увидеть, как танки и бронетранспортёры стреляют по зданию Верховного Совета, поливают огнём окрестности, но "расстрелом" это назвать нельзя. Наверное, госпожа Чудакова считает, что это можно назвать праздничным фейерверком.

 

"С тех пор воспроизводится миф о тысячах погибших. - Продолжает свою пляску на костях Чудакова.  - Он опровергается одним вопросом: где их матери?"

 

По причудливой логике Чудаковой, никаких погибших не было. Ей Богу, я теряю дар речи. Однако я отвечу Чудаковой, где их матери. Давно умерли от стыда и бессилия. Вот где их матери.

 

Но ладно, Чудакова, впавшая в маразм. Наверное, ей можно простить слепоту и бесстыдство, но вот вполне вроде бы вменяемый человек - журналист Сергей Пархоменко, вещающий на радио "Эхо Москвы": "Ну, мне как-то всегда казалось, что если есть расстрел, если произошел расстрел, то должны где-то быть расстрелянные. Где вот эти расстрелянные парламентарии? Их можно вот по именам? Можно вот как-то золотыми буквами выбить их имена на черном траурном мраморе? Где они все?"

 

То есть для Пархоменко и иже с ним только парламентарии — люди, а все остальные погибшие — получается, не люди, а, как он изящно выразился, "сброд"

 

После подобных откровений ничего не остаётся, как согласиться с классическим определением Ленина: русская интеллигенция — это не мозг нации, а её говно. Из приговора слова не выкинешь. Я бы ещё добавил: подлость нации и её позор. Потому что подобные признания - это либо тупость, ярко выраженная олигофрения, либо открытая подлость, и третьего тут не дано.

 

Само слово "интеллигенция" восходит к понятию "мыслящий". Иначе говоря, "тупая интеллигенция" — оксюморон. Зато вот словосочетание "подлая, продажная, сервильная, буржуазная интеллигенция" вполне возможно. И в данном случае весьма точно передаёт неутешительный, печальный диагноз: мерзость нации.

 

Александр ДОНЕЦКИЙ  

Александр Донецкий
Версия для печати


Идет загрузка...