6


  • Коротко
 

Взгляд с другой стороны: Аэродром Кресты

8 июля 1941 года, около 9 часов вечера, передовые части немецкой 1-й танковой дивизии вошли на аэродром Кресты в Пскове. Немцы пишут, что аэродром был покинут Красной армией в спешке, что в штабе, на столе, их ждала разложенная полетная карта. Не знаю, так ли это, но немецкие фотографии аэродрома после его захвата говорят о том, что у наших авиаторов на сборы было не пять минут и следов панического бегства не наблюдается.

 

Перед войной аэродром Кресты в Пскове был довольно крупным местом базирования авиации Ленинградского военного округа. Здесь располагались различные авиачасти, ремонтные подразделения, части материально-технического снабжения. В частности, в  период с 18 сентября 1940 30 ноября 1940 года на аэродроме Кресты был сформирован 158-й истребительный авиационный полк ПВО. Летчики этого полка младшие лейтенанты Харитонов П. Т., Здоровцев С. И. и Жуков М. П. были первыми во время Великой Отечественной войны удостоены звания Герой Советского Союза (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1941 года).

 

Хотя крестовский аэродром и был основным для 158-го ИАП, войну полк встретил не на нем. 22 июня он находился в летних лагерях на аэродроме Веретенье под Островом, где личный состав осваивал только что полученные новые истребители Як-1.

 

Однако несколько самолетов 158-го ИАП стали немецкими трофеями. Дело в том, что здесь располагалась 201-я стационарная авиационная ремонтная мастерская, куда были переданы для ремонта самолеты, получившие повреждения. К моменту сдачи аэродрома Кресты в мастерских из состава 158-го истребительного авиационного полка на ремонте находились два самолета Як-1 и 5 И-16 тип 29, в том числе самолет с заводским номером 292111, на котором Петр Харитонов 28 июня (некоторые источники указывают дату 27 июня) таранил Ju-88 в 20 км западнее Рожкополья.

 

Два И-16 тип 29 158-го истребительного полка, оставленные на крестовском аэродроме. Самолеты были переданы на ремонт в 201-е авиамастерские. Фото из коллекции Андрея Иванова.

 

Кроме самолетов 158-го ИАП, оставленных на аэродроме Кресты в Пскове, в объективы немецких фотографов попадали и самолеты других авиационных соединений. Причины их нахождения на крестовском аэродроме не вполне понятны, но можно предположить, что они так же были переданы на ремонт в мастерские.

 

В частности, у ленинградского шоссе в кадр попадает сгоревший бомбардировщик СБ-2М-103 1-й эскадрильи 44-го скоростного бомбардировочного авиационного полка. Хотя, вполне возможно, что это севшая на вынужденную поврежденная машина (44-й СБАП базировался на аэродроме Старая Русса, самолеты полка бомбили переправу на крустпилский плацдарм, мосты в Острове, наносили удары по мотоколоннам в районе Острова и Пскова). 

 

Вторым самолетом, обломки которого лежали у дороги, благодаря чему он являлся постоянным объектом фотографирования, был транспортный ПС-84 заводской №1841010. Эта машина, принадлежавшая НИИ ВВС, 29.06.1941 везла передовую партию техсостава 402 ИАП на аэродром Псков (командир экипажа майор И. С. Стаднюк). При подлете к Пскову самолет был атакован своими истребителями и зенитной артиллерий (на тот момент ПС-84 был новой машиной и его силуэт был незнаком строевым летчикам и постам ВНОС), кроме того не вышло шасси и самолет сел "на брюхо". На фотографиях видно, что его пытались поднять (вырыты траншеи для выпуска шасси и выкатки самолета). По какой-то причине поставить самолет на шасси не удалось и его сожгли. 

 

Сожженный транспортный ПС-84 на аэродроме Кресты. На фото видны выкопанные перед самолетом траншеи для выпуска шасси.

 

ПС-84 лежал у самого ленинградского шоссе, поэтому был объектом постоянного фотографирования. Позади ангары и другие постройки крестовского аэродрома. Обращает на себя внимание тот факт, что у Пскова шоссе было заасфальтировано, хотя в основном оно было грунтовое. Фото из коллекции Андрея Иванова.

 

Позже обломки ПС-84, как и других самолетов с аэродрома были свезены в кучу к ангарам. Фото из коллекции Андрея Иванова.

 

В то время, как основная часть самолета была вывезена в кучу металлолома, правая плоскость с правым двигателем осталась лежать на месте пожара. Фото из коллекции Андрея Иванова.

 

Наиболее популярным у немецких солдат для фотографирования на аэродроме Кресты был И-16 тип 5 с бортовым номером 7 из состава 31-го истребительного полка. Его сначала фотографировали просто стоящим на поле, потом шутники поставили его "на попа", затем его повалили и окончательно доломали.

 

И-16 тип 5 из состава 31-го ИАП. Фото сделано практически сразу после захвата аэродрома.

 

Позже шутники поставили самолет на попа.

 

Затем его повалили на землю и окончательно доломали. Любители трофеев сняли с него винт, вырезали звезду с правой плоскости, номер с руля направления.

 

Рядом с предыдущим самолетом на аэродроме находился еще один И-16 тип 5, практически полностью сгоревший. Предположительно тоже из 31-го ИАП.

 

Трофейщики сняли винт и с него.

 

31-й ИАП до войны базировался в Каунасе. С утра 22 июня аэродром и полевые площадки, по которым был рассредоточен полк, подвергались ударам немецкой авиации. К вечеру оставшиеся самолеты перелетели в Ригу, а затем дальше, в Псков. В частности, в Псков перелетели 4 оставшихся новых МиГ-3, которыми так же был вооружен полк. Сюда же автотранспортом был эвакуирован и остальной личный состав. В начале июля 1941 года в полк были сведены все лётчики 8-й смешанной авиационной дивизии, освоившие МиГи, в Пскове полк несколько пополнился за счёт обнаруженных на станции и складах разобранных самолётов и приступил к боевой работе с аэродрома Карамышево.

 

Остался на крестовском аэродроме и МиГ-3. Его принадлежность пока не определена.

 

Рядом с И-16 из 158-го ИАП находились полностью развандаленные И-153 Чайка неизвестного подразделения. Позже еще одна более-менее комплектная Чайка окажется и в куче металлолома.

 

Интересны и сделанные немецкими солдатами фотографии потерь Люфтваффе на крестовском аэродроме. Сразу же после захвата он использовался немецкой авиацией и поэтому стал объектом бомбовых ударов советской авиации. В частности 13 июля под советскими бомбами погиб Мессершмитт Bf108 "Тайфун" штаба 1-й бомбардировочной эскадры "Гинденбург" (Stab/KG1). 17 июля "красным соколам" удалось сжечь Юнкерс Ju88A-5 из 3-й группы 1-й бомбардировочной эскадры "Гинденбург" (III./KG1), три Мессершмитт Bf110 Zerstörer из 1-й группы 26-й эскадры тяжелых истребителей (I./ZG26), пожечь аэродромные машины.

 

После советской бомбардировки 17 июля 1941 года горит Ju88A-5 из 3-й группы 1-й бомбардировочной эскадры Гинденбург.

 

17 июля 1941 года. Горит Bf.110D-3 бортовой код 3U-SL зав. №4358 из 3-й эскадрильи I./ZG26.

 

17 июля 1941 года. Немцы наблюдают за пожаром Bf.110D-3 бортовой код 3U-SL. На переднем плане штабной Bf.108 Taifun из 1-й бомбардировочной эскадры Гинденбург.

 

Позже обломки немецких машин попали в общую кучу металлолома. Виден хвост со свастикой Ju88A-5,  двигатель и хвост СБ-2М-103 44-го СБАП, хвостовая часть Bf.110D-3 бортовой код 3U-SL. Позади виден поставленный дыбом И-16 тип 5 из 31-го ИАП.

 

Крестовский аэродром (немцы называли его Pleskau-Süd) активно использовался немцами всю войну, был центром псковского аэроузла. Здесь побывали различные подразделения Люфтваффе, аэродром был значительно перестроен и расширен силами советских военнопленных. Перед освобождением города он был практически полностью разрушен немцами.

 

Михаил ТУХ, специально для Псковского агентства информации

Михаил Тух
Версия для печати


Идет загрузка...