3


  • Коротко
 

Папа знает, папа пожил…

В начале июля стало известно о ряде событий, которые, возможно, заставят всех нас – верующих и атеистов, и тех, кто считает себя агностиками, то есть в Бога не верит, но допускает его существование – почувствовать себя на пороге каких-то новых реалий. Реалий, наличие которых ранее даже предположить было трудно, а кому-то и невозможно. А для кого-то эти реалии вообще  как удар обухом по голове – меняют все устоявшиеся представления и заставляют усомниться во многих, незыблемых казалось бы, истинах.

 

Касаются они отношения к священнослужителям, монахам и церкви вообще. Так получилось, что совсем недавно свое мнение по этим очень важным вопросам практически одновременно высказали  представители и католической, и православной ветви христианства.

 

На днях, во время встречи с шестью тысячами священников, монахов и монахинь со всего мира, которые приехали в Рим на богомолье в честь провозглашенного Года Веры,  папа римский Франциск произнес длинную импровизированную речь, которая неоднократно прерывалась бурными аплодисментами. "Некоторые люди говорят, что счастье приходит от тех вещей, которыми они обладают. Отсюда и начинается бесконечный поиск нового смартфона, самого быстрого скутера или роскошного автомобиля, который бросается в глаза", - заявил папа.

 

"Когда вы выбираете какую-то прекрасную новую модель роскошного автомобиля, в первую очередь подумайте о детях, которые сейчас умирают от голода. Только об этом", -  сказал Франциск и заявил, что хотел бы, чтобы церковь была как можно более миссионерской и больше заботилась о нуждающихся во всем мире. И добавил: "В этом мире, где богатство вызывает столько зла, нам, священникам и монахам, надо быть последовательными в нашей бедности. Евангелие нужно не только объявлять словами, но и соблюдать в жизни. Люди чувствуют отвращение, когда мы ненастоящие".

 

Тут же вспомнилось, как примерно месяц назад в ходе своего визита на гору Афон в Греции святейший патриарх Кирилл посоветовал монахам не пользоваться Интернетом, потому что там много соблазнов! "Многие монахи, - подчеркнул патриарх, - поступают, на мой взгляд, совершенно неразумно: с одной стороны, они уходят из мира, чтобы создать благоприятные условия для спасения, а с другой стороны, берут свой мобильный телефон и начинают входить в Интернет, где, мы знаем, множество греховного и соблазнительного".

 

Что же это происходит? Как большинство из нас представляет себе священников, а тем более - монастырь и монахов? Отдаленный от мирской суеты уголок, где строго соблюдая все религиозные обряды и традиции, отказавшись от "мирских благ ради благ нетленных", от "выгоды тела ради выгоды души", его обитатели занимаются в основном молитвами и другими Богу угодными делами. И то, что этот "отдаленный уголок" находится в самом центре города, как Мирожский монастырь, или то, что вокруг полно туристов, как в монастырях Печерском или Святогорском, сути дела не меняет.

 

В представлении большинства из нас судьба и  доля монаха, прежде всего, связана с самоограничением, аскетизмом, строгой дисциплиной, чередованием труда и молитвы. Уход в монастырь на Руси всегда воспринимался как жертвенный и очень серьезный поступок  - не в райские кущи на самом деле человек собрался. Да и в монастыри у нас порой часто ссылали, что тоже говорит само за себя – в санаторий не сошлют. А то, что до нас доходило  в качестве слухов о другой жизни в монастырях, в частности о том, что их обитатели не только заботятся о спасении души, но и еще кое-чем занимаются, мы по простоте душевной только слухами и считали.

 

Оказывается,  не все в этих самых "жилищах отшельников"  так уж аскетично, тяжело и строго! Причем, как на католическом Западе, так и в православных местах. Ясно же всем, что патриарх не стал бы об этом говорить, если бы пользование Интернетом было бы, скажем так, единичным случаем. Речь явно идет о массовом явлении! Да и Францицск, скорее всего, не стал бы заострять внимание на том, что не волнует людей массово. Видимо, волнует. И они видят, как некоторые "аскеты" и "отшельники", призванные вести благочестивые беседы с Богом, покупают себе дорогие автомобили и выходят в Интернет с очень дорогих мобильников.

 

Подчеркнем – наверное, таких у малопривлекательных моментов не очень много. Но они и отнюдь не единичны. Недавнее исследование  отношения россиян к РПЦ показало, что большинство наших сограждан в будущем хотят видеть церковь небогатой, скромной, не склонной к стяжательству, не являющейся важной частью государственности, с менее пышными обрядами, но при этом помогающей людям, приветливой и занимающейся воспитанием молодежи и детей. Думается, насчет скромности и не склонности к стяжательству здесь полное совпадение с позициями папы и патриарха.

 

А вот мнение протоиерея Всеволода Чаплина, кажется, полностью противоположное. Пусть из опросов так и осталось непонятным, не хотят россияне богатства именно церкви или все же богатства священнослужителей, Всеволоду Чаплину, видимо, не понравился ни тот, ни другой вариант. По его словам, на Западе произошло "оскудение духовенства, это связывают с целибатом, но на самом деле это следствие того, что священнослужители на Западе выдавлены в маргиналы". Наш же православный священник "не должен быть, как гастарбайтер", он должен иметь доход выше среднего, а бедный священник - это "позор для паствы",  - считает Всеволод Чаплин.

 

Может, я  чего-то и не понимаю, но при всей моей территориальной, национальной, семейной и духовной близости к православию, точка зрения папы римского в данном конкретном случае выглядит для меня более привлекательной.

 

Артем САВЕЛЬЕВ

Артем Савельев
Версия для печати


Идет загрузка...